ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Видишь ли, Святослав, – несколько смущенно сказал Тонков. Они сидели в вагончике-бытовке. За окном шумела стройка. – Никакие рояли в кустах нам не нужны. Они нашлись на самом деле.

– Да ну!

– Вот тебе и да ну. При рытье котлована наткнулись на стену.

– Ты ее видел?

– В том то и дело, что нет. Но стена настоящая, древняя. Сложена из плоских крупных кирпичей. Степаныч, – так звали прораба, – говорит, что они больше похожи на квадратные блины.

– Блины не бывают квадратными.

– Разумеется. Просто впечатление от этих плоских огромных кирпичей именно такое. Напрашивается сравнение с блином. И цвет у них явно не современный, не красноватый, а коричневатый.

– Ну и что?

– Помнишь, с тобой был твой приятель Юра, как его, фамилию забыл.

– Половцев. – Кузнецов напрягся, но постарался это скрыть.

– Да, Половцев. Так вот, он как раз подошел. Степаныч помнил, что он человек знающий и мой приятель. Спросил, что делать. А тот подумал и посоветовал стену зацементировать. Объяснил так. Это может быть археологический памятник, и тогда мою стройку прикроют. Ну, Степаныч через пару дней и зацементировал. Но так, типа «заштукатурил цементом». Цементный слой там достаточно тонок.

– Интересно. И как, цемент лег нормально?

– А что ему не нормально ложиться?

– Ну, мало ли. Я же не строитель. Не знаю, как ложится цементный слой на такой кирпич. Я вот в своем доме который год не могу отмостку привести в порядок. Вдоль одной стены все трескается, и трескается.

– Оседает, значит. Мало песку твои строители подсыпали, когда отмостку делали.

– Вот ухари! Но в остальном нормальные вроде мужики. Не подвели, тьфу-тьфу, не сглазить бы. Но мы отвлеклись. Цемент, значит, лег нормально.

– Да, лег нормально. Но, представляешь, какие-то уроды в первую же ночь пытались эту древнюю стену разломать. Ты ведь знаешь, я сторожей не держу.

– Знаю, – усмехнулся Кузнецов.

– Так вот, наверное, какой-то молодняк. Может после гулянки в парке. Спустились и ломанули.

– А что, разве молодняк с ломами гуляет?

– С чем только эти уроды не гуляют. Но сделали приличную дыру. Стена оказалась полой. Так что Степаныч немного повозился, цементируя ее.

Кузнецов больше всего хотел, чтобы Тонков не спросил о Половцеве. Врать он не хотел. Да и просто не сумел бы. Но то, что Юрия убили сразу после этого случая со стеной, могло заставить Володю замкнуться.

К счастью для Кузнецова, Тонков про Юру не спросил. Вероятно, был занят другими проблемами.

– Ну, теперь твое мнение, Святослав?

– Знаешь, натуральная древняя стена вписанная, скажем, в интерьер бара, это круто. Что называется, нарочно не придумаешь. Ведь именно что-то подобное мы и думали сотворить.

Теперь посмотрим на проблему с другой стороны. Это действительно может быть археологический памятник. И тогда конец и твоей стройке и твоему землеотводу.

Вывод таков. Степаныч все сделал правильно. И, скорее всего, придется тебе эту стену все же скрыть. Но прежде чем принимать окончательное решение, надо хотя бы посмотреть, что это за стена.

Моя личная просьба к тебе. Когда будешь смотреть, позови меня. Уж очень хочется тоже глянуть на эту находку.

– Знаешь, по плану стройки, решение в отношении этой стены надо принимать в ближайшее время. Поэтому, если я тебя еще не утомил своими делами, присоединяйся ко мне после обеда. Я сейчас скажу Степанычу сколоть цемент, а потом мы эту стенку осмотрим, и я уже окончательно приму решение.

– Знаешь, попроси Степаныча сколоть цемент там, где была эта дыра.

– Хочешь залезть в полость?

– Разумеется! Если, конечно же, ты разрешишь.

– Отчего же не разрешить.

– Тогда, до трех?

– Да… Впрочем, знаешь, лучше до пяти. Осмотрим все, когда мои работяги уйдут.

– Разумно.

– Ребята, вход в лабиринт найден! – чуть ли не проорал Кузнецов, влетая в свой дом.

Алексей с Виталием сидели перед разложенной в гостиной кучей снаряжения.

– Вот это да! – воскликнул Алексей.

– А я не думал, что мы когда-нибудь чего-нибудь вообще найдем, – откровенно сказал Виталий.

– А зря. В успех дела надо верить. Но что тут у вас есть? Давайте, я соберу с вашей помощью все, что мне может пригодиться во время этой экскурсии.

Они начали разбирать снаряжение. И тут Кузнецов подумал, что возможно по ходу дела придется прикидывать план подземелья.

– Ребята, а компас вы случайно не купили? – спросил он.

– Обижаете, Святослав Михайлович! – отозвался Алексей. И выложил перед Кузнецовым компас и вполне подходящий планшет с миллиметровкой и заточенными карандашами.

– Ты гений, Лешенька! Вот она школа МАИ. Да, ребятишки, это скорее по твоей части, Виталий, со мной идти не надо. Но вот как-то походить широкими кругами вокруг и поглядеть по сторонам, надо.

Если нас кто пасет, то может быть, вы его увидите. Впрочем, даже сам факт того, пасут нас, или нет, и пасут ли именно на этом объекте, очень важен.

– Если мы его вычислим, может для профилактики кости переломать? – спросил Виталий. Его настроение изменилось мгновенно. Он уже «работал».

– Ученого учить, только портить. На твое усмотрение. В этих конкретных делах ты у нас профи. Так, вас я высаживаю у монастыря. Потом один своим ходом в парк, а другой куда-нибудь в район промзоны комбината искусственных кож. Берите с собой мобильники и держите связь.

– Интересно, эта сука знает, как шел Юра, – спросил Виталий.

– Которая нас пасет?

– Да.

– Будем исходить из того, что знает. А что?

– Если знает, то будет крутиться в промзоне. Значит, я иду туда. А ты, Леха в парк. Да, захвати бинокль. Из парка будешь иногда осматривать окрестности. Может, что обнаружишь в моем секторе, и тогда по мобильнику мне отзвонишься.

– Понял твою мысль, Виталя. Значит, ты надеешься, что он будет в твоем секторе и тогда ты его уроешь? – сказал Кузнецов.

– Примерно так.

– А если наоборот?

Виталий скептически посмотрел на Алексея.

– Леха у нас инженер, летчик, парашютист. Но не рукопашник. К тому же раздолбай. Так что в этом случае клиент уйдет. Не только с целыми костями, но даже не выслеженным.

– Значит, мужики, орел или решка. Ладно, играем. Если не повезет с этим, повезет с другим.

Стройплощадка пустела. Рабочий день заканчивался, и люди расходились. У бытовки стояла машина Тонкова. Кузнецов припарковался рядом. Он вынес лежащую на заднем сидении большую сумку, повесил ее на плечо и вошел в бытовку. В бытовке сидели Тонков, прораб Степаныч, и сын Тонкова, парень лет двадцати, активно помогающий отцу в бизнесе.

– Святослав, зачем такая большая сумка? – спросил Тонков.

– Да так, запас карман не тянет. Что, можно уже посмотреть на ваш клад?

– Сейчас, еще минут пятнадцать подождем, чтобы все разошлись, – сказал Степаныч.

Они посидели чуть больше пятнадцати минут, а потом пошли по опустевшей стройплощадке.

Одна из стен, составляющих причудливый лабиринт фундамента, была в одном месте покрыта большими кусками рубероида. Если бы не это, стена не отличалась бы от других ничем.

Сын Тонкова вместе со Степанычем стянули эти куски, и перед взором собравшихся предстала кладка старой стены.

Она была именно такой, как описывал Тонков со слов Степаныча. Стена была широкой. В одной из ее сторон зиял пролом.

Кузнецов внимательно осмотрел стену.

– Я ее сегодня сам освободил от цемента с одним парнем, а потом прикрыл рубероидом. Чтобы не привлекать лишнего внимания.

– Разумно, – протянул Кузнецов. И добавил, – а как ты считаешь, Степаныч, кто ее, все-таки так раскурочил тогда? Неужели, какие-то гуляки из парка?

Степаныч помялся.

– Не совсем. Видишь, Михалыч, – они были на «ты» с прорабом, как и многие знакомые Тонкова, – она была скрыта под землей. Когда копали эту часть котлована, экскаватор зацепил ее. А потом наши работяги пару-другую кирпичей стали брать «на сувениры». Там какие-то знаки на кирпичах были.

44
{"b":"12185","o":1}