Содержание  
A
A
1
2
3
...
53
54
55
...
91

Она задумалась.

– Вот что. Я ему сейчас сделаю укол. Потом поите его вот этим, я выпишу сейчас рецепты. Ну и перевяжу, разумеется.

– У него есть температура?

– А то! – она сказала это великолепно емкое выражение из местного диалекта. – Но я прописала ему и жаропонижающее. Короче, полный покой. И пусть его кто-нибудь обихаживает. Ему бы сиделку. Но за неимением таковой, пусть за ним поухаживает эта кобыла.

Малыш всегда очень ревниво относилась к красивым женщинам, возникающим в кругу знакомств Кузнецова.

– Малыш, не злись.

– Чего не злиться, когда ты на нее пялишься как кобель на течную суку?!

– Так ведь пялюсь, но не трахаю.

– Если бы она только свистнула, сейчас же бы на нее залез!

– Ладно, Малыш. – Он сжал ее в ласковых объятиях. – Ты же знаешь, я общаюсь только с теми, с кем это полезно ради победы. Нашей победы.

– Ладно, экстремист-радикал, – разом успокоилась подруга. – Выполняйте предписания доктора. Я приду через сутки. Если динамика будет положительная, то через пару-тройку дней он сможет сам прийти на рентген и придумать что-нибудь. А там уже можно будет организовать нормальное лечение. И хорошо, что не было удара в область сердца. А то бы перелом грудины и гематома в районе сердца. Так что могли и кокнуть его, несмотря на бронежилет.

А он действительно рисковал жизнью ради княжны, – подумал Кузнецов. – Вот уж действительно, чужая душа потемки. Ведь никогда не подумаешь про него такого, если судить по физиономии. Да и по его гнусной профессии. Но теперь мы в одной лодке. И хорошо, что этот мент оказался человеком, способным на, прямо скажем, героические поступки. Таких хорошо иметь своими союзниками.

Вечером все собрались в гостиной. Все отдохнули, поели, помылись и теперь выглядели свежо и энергично. Мыльникову тоже стало заметно лучше, и он сидел за столом вместе со всеми. Кузнецов сидел во главе стола в резном кресле, которое в свое время заказал специально. Стулья вокруг стола были красивые, удобные и довольно дорогие. Но это кресло выделялось среди них, как тигр среди пантер.

Как-то опять почти автоматически получилось, что теперь руководство перешло уже к Кузнецову. Откинувшись в кресле, он спросил собравшихся, как будто был на неком официальном совещании.

– Какие идеи, коллеги?

Повисла короткая пауза.

– Надо скорее возвращаться и продолжить поиск, – решительно сказал Виталий.

– Пилите Шура, пилите, – подал ехидную реплику Алексей, цитируя известную фразу из «12 стульев»…

– Ваши идеи, княжна? – спросил Кузнецов.

– Пока идей нет, – откровенно призналась Тамара.

– Идеи есть, но другого плана, – подал реплику Мыльников. – Мы на месте все очень грубо подчистили. Пока мы занимаемся поисками наших сокровищ, нас элементарно заметут или просто грохнут безо всяких формальностей. Либо мои коллеги, либо те, кто послал Ступакова, либо те, кто охотился за самим Ступаковым. Как мы увидели сегодня, эти силы тоже вполне реальные.

– Проблемы безопасности обсудить, конечно же, надо, – сказал Кузнецов. – Я согласен с подполковником. Но у меня только два замечания. Первое. Давайте все же при обсуждении не путать темы, а то мы так ничего путного не надумаем.

И второе. Как бы мы не заметали следы, мы уже дали столько наводок, по которым нас можно вычислить всем нашим недоброжелателям, от ментов до бандитов и хоругвеносцев, что отступать некуда. Вы уж извините за сленг. Но надо, кровь из носу, найти сокровище и рвать когти. Без сокровища мы просто банда серийных убийц.

Да, еще один момент. После нахождения библиотеки мы сможем зачистить это место капитально. Например, просто все там завалив.

– Как? – спросил Виталий.

– Например, подорвать вход.

– Да, кто же спорит, что с библиотекой Грозного лучше, чем без нее. Лучше быть здоровым и богатым, чем бедным, но больным, – скептически заметил Мыльников. И тут же поморщился от боли, ибо подал реплику слишком живо. И сломанные ребра тут же отозвались.

Преодолев эту слабость, Мыльников продолжал.

– Надо хотя бы вернуться и закопать эту гору трупов. Нам просто невозможно будет работать в подземелье, они же начнут вонять.

– Верно! – единодушно подхватили почти все присутствующие.

– Но где их закапывать? – спросил Кузнецов.

– Да лучше всего там же, в подземелье. Они будут как бы дважды упрятаны. В подземелье, да еще и закопаны.

– Да… – протянул профессор и вдруг крепко задумался, почти впав в ступор.

– Михалыч! Не спи, замерзнешь, – непочтительно прервал его молчание Мыльников, с которым они уже перешли на «ты».

Кузнецов как будто очнулся.

– Как вы считаете, – спросил он, обращаясь ко всем сразу, – если бы некто решил прятать библиотеку, что называется «с гарантией», он бы что сделал, построил бы подземелье, а в нем просто расставил стеллажи?

Ему ответил Виталий, настроенный наиболее решительно среди всех.

– Да нет, он бы сделал из этого подземелья тайный ход в…

– Другое подземелье. И стеллажи поставил бы уже там? Так что ли?

– А что бы, по-вашему, он сделал? – недоуменно спросил Виталий.

– Кажется, я понял мысль профессора, – вклинился в их диалог Мыльников. – Этот некто просто закопал бы сокровища в подземелье. Возможные искатели нашли бы подземелье, развалили бы все стены в поисках хода в другие помещения, но так ничего бы не обнаружили.

Как мы, – добавил он.

– Вот это да! – воскликнули все разом. – Подполковник голова.

– Не я голова, а профессор. Он пришел к этой мысли и хотел, чтобы мы тоже обо всем догадались сами.

– Зачем, сами? – спросил Алексей.

– Чтобы в процессе поиска ответа дойти до кое-каких важных деталей. По принципу ум хорошо, а два лучше.

– Ты точно пересказал мой замысел, Семен. Но догадался только ты. Теперь уже прямой вопрос, какие соображения на этот счет?

– Закопать можно клад, – быстро сказал Алексей. – Но как закопать библиотеку?

– В сундуках, например.

– Хорошо, но если Половцев нашел именно таким образом спрятанную библиотеку, то должны сохраниться следы его свежих раскопок.

– Не обязательно. Как вы заметили, там разнозернистый неслоистый песок. В таком грунте следы копания в условиях сухого подземелья не видны. Да и натоптали там многие и много.

– А до того, как натоптали?

– А до того мы все смотрели на стены, но не себе под ноги.

– И все-таки должны быть некие наводки, где надо копать. Все те же приметные знаки. Где им быть? Да и какие они? Все те же искривленные свастики?

Все помолчали. А княжна твердо сказала.

– Нет, это должен быть Сварогов квадрат.

– Откуда вы знаете это Тамара?! – воскликнул Алексей.

– Знаю, Леша. Я же все-таки из рода колдунов. Но мою душевную уверенность к делу не пришьешь. Поэтому выскажу рациональное соображение. В Ливонскую войну Грозный с большим упорством штурмовал, а потом удерживал Полоцк. В легендах нашего рода сказано, что он хотел, как и его предок Владимир, овладеть одной из княжон нашего рода. И через нее выйти на те тайны, которыми мы владеем.

Ему не удалось сразу, на месте вычислить среди полоцких дворян представителей или представительниц нашего рода. И тогда он принял решение «на всякий случай» переселять сюда, в свою тогдашнюю столицу всех пленных дворян Ливонской войны. Потом, де, разберемся.

И, кстати, уж извините за грубость, передрал он потом чуть ли не всех девиц плененных семейств. Это можно объяснить его примитивным сластолюбием. Но я думаю, не все так просто. Такого типа люди верят в свою харизму и сверхъестественные возможности. Вполне возможно, что Грозный самонадеянно полагал, что в постели ему скажут даже больше, чем на дыбе.

Кстати, видели его скульптурный портрет в музее? Если да, то заметьте, сколько похожих типов гуляют по улицам нашего городка. Впрочем, это лирическое отступление.

Но те тайны, которыми владели мы, сродни, если так можно сказать тем тайнам, которые были в его библиотеке. И пряча эту библиотеку, он вполне мог использовать в качестве, как это говорят некоторые молодые люди, «наводки» наш знак – Сварогов квадрат.

54
{"b":"12185","o":1}