Содержание  
A
A
1
2
3
...
54
55
56
...
91

– Но мы там нигде не видели Сварогова квадрата!

– Значит, плохо искали. Или искали не там. Или не совсем там.

– Хорошо, – прервал их дискуссию Мыльников. – Так или иначе, но надо идти в подземелье и копать. Это надо и для поисков, и чтобы похоронить трупы.

– Верно, – подвел итог Кузнецов. – Едем. Кто остается с Семеном?

– Не надо со мной никого оставлять. Я более или менее в норме. При оружии и при удостоверении. Это раз. И потом, на чем намереваешься ехать, Михалыч? Не на «трофейной» же «Газели»?

– Разумеется, нет. Без тебя на ней опасно ездить даже по лесам. Поедем на моей машине. А на «Газели» уж потом с тобой будем вывозить трофеи.

– Разумно.

– Тогда, по коням, господа, – сказал Кузнецов вставая.

– Погодите, Святослав Михайлович! Только один вопрос, – подал голос Алексей.

– Давай, но в темпе.

– Тамара, о каких это общих тайнах вы говорили?

– Найдем библиотеку, тогда расскажу. А пока некогда. Поехали, мальчики, поехали.

Они копали и тыкали в рыхлый песок тонкие стальные прутья, найденные у Кузнецова в гараже. Они остались после какого-то этапа строительства его дома и пригодились сейчас весьма кстати.

Это продолжалось уже более двух часов. Все было безрезультатно.

– Давайте сделаем хоть одно дело, – взмолился Алексей. – Хоть закопаем этих клиентов. Они уже воняют, сил нет.

– Давай, – согласился профессор.

Его блестящая идея опять не подтверждалась. И он чувствовал не просто досаду, но прямо-таки какую-то личную обиду на судьбу за нелогичность и уродскую хаотичность этого мира.

Он со злостью вонзил лопату в землю. Песок хорошо копался. И яма, ранее сделанная с поисковыми целями, росла с каждой минутой. Кузнецов сгонял свою злость в бешенной физической работе. Это была какая-то молитвенная истовость.

Остальные отошли от него и или отдыхали, или просто не хотели мешать выходу его ярости.

Через полчаса яма была уже готова. Кузнецов вышел из нее, шатаясь от усталости.

– Давайте, господа. Теперь ваша очередь. Никаких сундуков в этом месте нет. Так что стаскивайте наших клиентов и засыпайте их.

Он привалился к стене и, мысленно представив Сварогов квадрат, обратился к своим русским Богам.

«Помогите мне! Я знаю, вы меня слышите. Вы же помогали мне не раз. Но тогда я этого не понимал. А теперь понимаю. Помогите. Я же ищу то, что ищу, во имя торжества Ваших идеалов. Я же верю Вам. Ответьте мне!».

Ничего не пришло в голову. Он постоял. И вдруг почувствовал, что давно жаждет помочиться. Кузнецов был в этих делах более чем прост. Сказывалась его юность, проведенная в дальних геологических экспедициях. Чуть отойдя в сторону, он начал расстегивать ширинку

– Профессор! Это черт знает что! Ну не при даме же!!! Отошли бы хотя бы в проход, что ли! – раздался возмущенный голос Тамары.

– Извините, княжна. Но там черт ногу сломит. Темно.

– Так возьмите фонарь!

– Леха, дай фонарь, – попросил Кузнецов.

Алексей подал ему большой фонарь.

Святослав, светя себе под ноги, отошел в проход, по которому они проникали в подземный зал. Сам проход был укреплен не везде. И не всегда камнями. Но вход в зал был сооружен в виде добротной каменной арки, крепко подпиравшей стены и свод прохода.

Окончательно расстегнув уже полу расстегнутую молнию на ширинке, Кузнецов с удовольствием начал мочиться. Фонарь мешал. И профессор прицепил его за какой-то крючок к кольцу на груди своей куртки. Фонарь крутанулся на этом кольце и стал светить вверх. Впрочем, его свет был уже не нужен. Кузнецов вполне основательно пристроился за углом, образованным стеной зала и проходом. На расстоянии, достаточном, чтобы быть не видимым Тамаре, стоящей рядом с ребятами, засыпающими яму.

Кузнецов мочился долго, испытывая знакомое всем мужикам в таких случаях облегчение. Потом основательно отряхнулся и застегнул ширинку. Взял неловко висящий фонарь, он машинально посмотрел по направлению его луча, торчащего вверх.

В ярком свете фонаря он увидел на своде арки вырезанный на камне Сварогов квадрат.

Один луч его был заштрихован четко прорезанными косыми чертами.

ЧАСТЬ III

БЕГ С ПРЕПЯТСТВИЯМИ

Глава 1. Предыстория разгадки

– Да, лихо, прямо скажем, лихо, – как-то даже лирически прокомментировал рассказ о нахождении места библиотеки Мыльников.

Они опять сидели в гостиной дома Кузнецова. В разных комнатах стояли десять огромных сундуков со свитками рукописей и книгами.

– Да, Семен, но согласись, как оригинально спрятать. Не в самом зале, а прямо у его порога.

– А что ты хочешь, Михалыч, Грозный был мастером психологических этюдов. Он и в этом соригинальничал.

– На каждого оригинала найдется другой оригинал, – вставила Тамара и лукаво добавила, – с расстегнутой в присутствии дамы ширинкой.

Все дружно расхохотались.

– Извини, княжна. Я старый полевой работник. В тайге и степи живешь без сантиментов. Да и с девицами княжеских родов общаюсь впервые.

– А перед другим девицами, считаешь, можно спокойно мочиться?

И поспешила добавить с теплотой в голосе, чтобы профессор не успел обидеться.

– Да ладно тебе, Михалыч. Не обижайся на мою дружескую критику. Просто, скажу как женщина, ты такой большой оригинал, что к тебе надо долго привыкать, прежде, чем иметь с тобой дело.

– Да, кстати, о делах, – вставил Семен. – Как зачистили вход в подземелье?

– Давай, Виталя, расскажи старшему товарищу, как профессионал профессионалу, – чуть иронично бросил Кузнецов.

– Профессионально, Семен Платонович. Вход обвалили. Потом вообще все место вокруг разорили. Плиту со свастикой расколошматили, а осколки разбросали. Еще раз проверили место на предмет наличия гильз. А потом забросали землей все неровности, натаскали сушняка и устроили маленький лесной пожар. Сейчас сухо. Все вокруг выгорело капитально.

– Какое варварство! Михалыч, и это твоя смена! И это лучшие люди Русского Сопротивления! И такие люди будут в случае победы национальной революции править Россией!

Мыльников говорил все это задорно и весело. С очевидной иронией, пародируя сам себя.

Кузнецов рассмеялся.

– На войне, как на войне, Семен. Тем более, что мы еще не закончили наше дело. И лишние следы нам ни к чему. Ты же не хочешь их оставлять тоже?

– Разумеется. Ну да ладно. А теперь выход княжны Полоцкой. Ждем обещанного рассказа, ваша светлость. Или он не состоится до тех пор, пока вся библиотека не прочитана до конца?

– Кончайте прикалываться мужики.

– Какая грубость! И это профессиональный филолог, да к тому же еще и княжна!

Все дружно рассмеялись. Всем было хорошо и весело. Они выиграли серию трудных боев. И им хотелось сейчас расслабиться и шутить, общаться играя. В стиле карнавала или языческого праздника.

На столе стояли разные салаты, демонстрируя овощное и фруктовое обилие конца августа. А также разнообразное мясо и рыба. Разумеется, вино тоже присутствовало.

– Ладно, мальчики, наливайте. А то рассказ долгий. В горле пересохнет.

Кузнецов потянулся к бутылкам.

– Красное, белое, водку, коньяк? Кому что.

– Сами за собой поухаживаем, Михалыч. Твоя задача только княжну обслужить.

– Что будем пить, ваша светлость?

– Налей-ка мне Михалыч вот того Шардане Мысхако. Как оно только оказалось в нашей деревне?

– Элементарно. Не совок чай. Скоро все будем разбираться не только в марках, но и урожаях. Как белые люди.

Ну, за нас! За белых людей! И за наших русских арийских белых Богов! Мы прославим их своими делами. А они помогают и еще не раз помогут нам. За нас и за них! Вы рядом с нами, пращуры. Наше веселье – ваше веселье!

И он опорожнил свой бокал.

– Все, княжна. Теперь твой рассказ и больше никаких пауз.

– Ладно, мальчики. Слушайте и не перебивайте. Но учтите, начну с дел очень давних. Ни много, ни мало, с рождения Христа.

55
{"b":"12185","o":1}