ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Рыцарь страха и упрека
Всё, о чем мечтала
Другой дороги нет
Сестры ночи
The Beatles. Единственная на свете авторизованная биография
Коллаборация. Как перейти от соперничества к сотрудничеству
В погоне за счастьем
Педагогика для некроманта
Подземный город Содома
Содержание  
A
A

– Да хоть с сотворения мира!

– Все замолкли! Слушаем.

– Мы как-то привыкли, и не замечаем, – начала Тамара, – но наш отсчет времени идет с Рождества Христова. И действительно, наше время нельзя себе представить без христианства. Как бы к нему не относиться. Здесь, как я понимаю, собрались закоренелые язычники и неисправимые грешники.

Она лукаво улыбнулась.

– Скорее греховодники, княжна, – не удержался от реплики Кузнецов.

Княжна с улыбкой погрозила ему пальцем и продолжала.

– Итак, понимание сути нашего времени полезно всем, в том числе и язычникам. И им, кстати, в первую очередь. Поэтому, от понимания христианства никуда не уйдешь.

А для этого, в свою очередь, надо понять фигуру Иисуса и то, как эту фигуру потом использовали.

Вообще, история человечества, я бы сказала, вся история человечества, а не только та, писаная история, которую мы знаем, была бы невозможна без фигур, которых можно назвать пророками, Сынами Бога и тому подобными определениями.

Любой человек, понявший нечто очень важное с точки зрения развития человечества и цивилизации, начинает ощущать, что это не он сам все это понял, придумал, создал. Он просто стал проводником воли Творца, его орудием.

– Великий русский гений академик Вернадский говорил, что истину ему внушает Бог, а его задача как ученого, объяснить эту истину коллегам в соответствии с имеющейся понятийной базой. Возможно, я не точен в формулировках, но суть этого высказывания именно такая, – вставил Кузнецов.

– В точку, профессор, в точку. Я всегда догадывалась, что вы не просто научный работник, а человек, весьма широко мыслящий.

– Да наш Михалыч не только в науке рульный мэн, – вставил Виталий.

– Хватит прерывать княжну, – ревниво вставил Мыльников.

– Не кипятись, Семен, мы никуда не спешим. У нас, в некотором роде, закрытие сезона. Сидим, разговариваем, пьем. Можем себе позволить. Тем более, под твоим чутким патронажем. Ведь ты у нас пока что зам главы РОВД, а не маньяк-убийца и похититель национального достояния, – лениво и иронично подал реплику Святослав.

– Ты поразительно чуток к соратникам и сообщникам, профессор, – столь же иронично заметил Мыльников.

Они посмотрели в глаза друг другу с пониманием. И почти разом оба усмехнулись.

Их перепалку прервала Тамара, продолжая, как бы не заметив этой пикировки.

– Да, Вернадский был прав. Он, конечно же, гений. Гений, но не пророк. А вот подаривший миру железо наш предок Сварог тот был пророком. Таких называли Сынами Божьими или даже Богами. Впрочем, тут дело в терминологии. Индоарии, например, выстраивали целую иерархию таких Сынов Божьих, выделяя аватар, пророков, понимающих Божий замысел и несущий его определенным народам в определенное время, и пророков более высокого уровня, неких аналогов мессий. Но к последним относились только те, кто принес настолько глубокие знания и умения, которые способствовали смене эпох. Такие Сыны Божьи были, и еще появятся. Это Творец один, а его продвинутых помощников, которых нам не грех тоже называть Богами, настолько они выше нас, много.

Наш Сварог в этом отношении мессия. И его вклад в реализацию замысла Творца настолько велик, что нам не грех считать его Сыном Божьим, или даже Богом. А вот Иисус тянет на аватару. Не более того.

Надо сказать, что жизнь в бассейне Средиземного моря в те времена была настолько подла, гнусна и забюрократизирована…

– Как сейчас в нашей долбанной Российской Пидерации, – вставил Алексей.

– Примерно так, Леша, примерно так. Но, я думаю, все же еще хуже. Так вот эта жизнь была настолько бесперспективна и нетерпима, что очень многие взывали к людям с проповедью элементарной морали. В сущности, эта проповедь была тривиальна. «Ну не будьте такими подлецами, убийцами, паразитами, обманщиками! Ведь перережем и перетравим друг друга. И в наши города придут чужаки делить наше достояние».

– Опять, как у нас! – воскликнул Виталий. – Пока Кремль дурит страну и русский народ, черножопые садятся нам на шею!

– Опять ты прав, Виталий. Но только надо понять, что все это элементарно. Это даже не первый шаг к выходу из ямы. Это, как иногда говорит наш профессор, нулевой шаг. И такая проповедь видится каким-то откровением только в обстановке тотальной лжи, тупости, подлости и политиканства. Но, к счастью, никогда таким не бывает весь мир. Поэтому и этот вопль «Опомнитесь!» предназначен только тем, и важен только для тех, кто в данный момент должен опомниться. Но не для всего мира.

– Не преувеличиваете, княжна? – вставил вдруг Мыльников. – Так ли это тривиально? Не мы ли, здесь присутствующие совсем недавно так лихо нарушали все эти заповеди, даже не почесавшись?

– Это долгий разговор, Семен, – очень серьезно вставил Кузнецов. – Гораздо дольше того, что хочет рассказать нам княжна. Поэтому, давай, воздержимся от ухода именно в эту сторону. Хотя, я почему-то чувствую, что нам предстоит возможность обсудить все это на досуге.

– Надеюсь только, что не в камере СИЗО.

Тамара состроила недовольную гримасу, но произнесла только:

– Шутки у вас, колонель. Но я продолжу. Несмотря на твой скепсис Семен, эти моральные проповеди действительно довольно тривиальны. Тривиальны настолько, что была масса конкретных исторических личностей, живших в разное время и наверняка не знавших друг друга, но говоривших некоторые сентенции почти одинаково

Самым известным деятелем такого плана был Апполоний Тианский, которого некоторые исследователи готовы были даже считать историческим Иисусом.

Характерно, что Апполоний был вполне конкретной личностью. И его переписка с несколькими римскими императорами и римской императрицей сохранилась. Апполония упоминают в своих произведениях Апулей, Лукиан, Дион Кассий, Ориген.

Впрочем, он был не единственным. И раньше о них знали гораздо больше. Они были известны настолько широко, что ранние христиане не могли просто проигнорировать их существование.

Так, один из деятелей раннего христианства Иустин, сказал даже: «дьявол с целью посеять сомнения среди верующих, задолго до рождения Христа преподал язычникам все эти вещи».

Знаете, господа, кому как, но мне трудно представить, чтобы такая толпа учителей, говорящая независимо друг от друга одно и то же, иногда почти слово в слово была очень уж продвинутыми пророками. Значит, говорили они вещи достаточно очевидные. Не сказать тривиальные. Это вам не подарок людям огня или железа. Или пенициллина.

Да, все эти учителя были в значительной части правы. Но ведь правы и те, кто говорит, что надо чистить зубы по вечерам или мыть руки после туалета. А что, люди это делали всегда? Отнюдь нет. Но научились, кстати, от кого-то конкретного научились, и уже не мыслят себе жизнь без этого.

Хотя, Семен, в силу некоторых обстоятельств, не делают этого всегда. Нарушают, так сказать, заповеди, по чисто техническим, как сказал бы наш профессор, причинам. Но эти нарушения столь непреложных базисных правил жития почему-то не рассматриваются никем как смертный грех.

Княжна выразительно посмотрела на Мыльникова и продолжала.

– Вместе с тем, довольно важно все же найти того, среди этих многочисленных пророков, который не только по характеру своей проповеди, ибо как видим, она тривиальна, но и по общему рисунку своей судьбы похож на канонического Иисуса. Желательно даже похож и в деталях биографии.

Мы потом поймем, почему это так важно.

А сейчас лишь заметим, что такой персонаж действительно был. Правда, жил он почти на сто лет раньше выдуманного евангельского Иисуса. И поэтому многие второстепенные детали его жизни не соответствуют Евангелиям. Но как раз в этих евангельских деталях содержится столько противоречий, что именно они и позволяли во все века противникам христианства эту евангельскую версию критиковать.

Я эти детали и их критику здесь разбирать не буду.

– Тамара, но ведь это интересно, скажите, хотя бы, где можно прочитать об этом, – попросил Алексей.

56
{"b":"12185","o":1}