ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Метро 2033: Перекрестки судьбы
Резня на Сухаревском рынке
Занавес упал
Лучшая команда побеждает. Построение бизнеса на основе интеллектуального найма
Коловрат. Знамение
Очарованная мраком
Пропаданец
Маяк Чудес
Свободная касса!
Содержание  
A
A

Между тем Мыльников смотрел на княжну со смесью подозрительности и недоумения. Неужели она столь бестактна, что так глумливо комментирует их собственные отношения. Или просто по-княжески холодна и отстраненна, и не намерена даже думать о возможных чувствах какого-то плебея. Тем более мента.

А может, она просто уже изрядно пьяна? Все же они уже долго за столом, а княжна, рассказывая, все промачивает горло, не успевая закусывать.

– Такова история рождения Иисуса. После возвращения из египетской ссылки его деда и матери, он стал учиться в привилегированных учебных заведениях и готов уже был стать «бойцом идеологического фронта». Но тут его дедушка в очередной раз рассорился с Симеоном.

И тот ошельмовал Иисуса, его мать и его деда. Пришлось Иисусу опять бежать. На этот раз на Восток. Он побывал в Персии и Индии. Жил на Тибете. Освоил многие изотерические методики.

Об этом есть многочисленные свидетельства. Более того, он действительно был весьма неплохим целителем и наставником. Его с благодарностью вспоминают в странах Востока.

Да что говорить, есть много мест его пребывания, почитаемых мусульманами! Вдумайтесь, не христианами, а мусульманами!

Но, потянуло на родину.

Вернулся, проповедовал. Был предан и казнен.

Это все уже как в Евангелиях.

– А откуда это все известно? – несколько скептически спросил Алексей.

– Источников, если разобраться, масса, – ответила княжна. – Причем в данном случае я не говорю об источниках малоизвестных или оспариваемых. Нет, данные источники физически существуют. Это и различные тибетские рукописи, цитируемые уже упоминавшейся Блаватской, и широко известные кумранские рукописи, которые нашли в 1945 году, но опубликовали только в конце 1980-х. Наконец, это многие труды авторов начала нашей эры, типа Иосифа Флавия, и Евангелия, которые потом были признаны апокрифическими. Например, Евангелие от Иуды, которое будет скоро издано на французском языке. Поразительно, но, признав святого Петра первоапостолом, церковь, тем не менее, его собственные воспоминания о Христе признала апокрифическими.

Это напоминает мне ситуацию, как если бы сейчас Зюганов назвал Ленина ревизионистом. Но до такого даже КПСС и КПРФ не дошли. А вот церковь их в данном случае переплюнула.

Все дружно рассмеялись.

– Но при чем тут Грозный? – вдруг как бы проснувшись, спросил Виталий. До этого слушающий последнюю часть рассказа княжны с раскрытым ртом.

– Погоди, Виталя. Я же говорю, рассказ будет долгим. Итак, Иисус был человеком трагичной судьбы, человеком, несомненно, хорошим. И несомненно, он был пророком, уровня индийского аватары. Принял смерть за убеждения. Что очень возвышает его фигуру и его учение.

И потом, он говорил те истины, которые благодаря его многочисленным коллегам, идейным двойникам, носились в воздухе Восточного Средиземноморья. А значит, могли быть при определенной раскрутке весьма популярными.

То есть, если говорить современным языком, фигура его была весьма выгодной для пропаганды.

И эту фигуру начали использовать. Сначала по дилетантски, снизу. При этом, во-первых, помнили реального Христа, а во-вторых, помнили восточные традиции, широко известные в Восточном Средиземноморье. То есть оценивали Христа как пророка, пришедшего в мир воплотить волю Творца и исправить, а возможно, просто подправить, самоубийственные нравы тех мест, которым потом суждено было стать проклятой Византией.

Согласно этим вполне разумным взглядам, Иисус был человеком, поднявшимся до понимания Божьего замысла и самоотверженно боровшимся за его воплощение. Такого человека можно считать за образец. Он действительно подобен, в некотором смысле, конечно, Богу.

И первые христиане так и думали. Ключевым словом этой доктрины было понятие «подобосущности» Иисуса Богу. Это понятие наиболее последовательно сформулировал, обосновал и отстаивал известнейший деятель раннего христианства Арий.

Но божественность Христа первые христиане отрицали. Так его кровь признавалась поддающейся тлению в Таинстве Евхаристии.

В 325 году на Никейском Соборе после долгих дебатов с трудом была принята доктрина «единосущности», в противовес бытовавшей доктрине «подобосущности», которую отстаивал Арий.

Сторонники «единосущности» тогда еще, по-видимому, слабо представляли, как они эту доктрину используют. Но определенные тенденции уже наметились. Для государственной религии было полезно не обременять себя логикой и ссылками на авторитеты иностранных, в данном случае, восточных, религиозных школ.

В 345 году на Антиохийском Соборе была подтверждена «единосущность».

Тем не менее, в 355 году на Миланском Соборе прения продолжились. Доктрину Ария – «подобосущность» поддержали 300 епископов.

В 357 году на Сирмийском Соборе доктрина Ария уже возобладала.

А в 358 на Втором Анкирском Соборе доктрина Ария была подтверждена.

Здравый смысл даже в государственной религии брал свое. И тогда сторонники полного разрыва со здравым смыслом предприняли обходной маневр. Для преодоления проигрышного для нынешних ортодоксов противостояния «единосущность» – «подобосущность» была выдвинута фантастическая доктрина Святой Троицы, которая стала официальной только в 380 году на Соборе в Сарагосе.

Но Христос при этом поначалу оказался только «иллюзией» человека.

Споры продолжались многие годы. И на Эфесском Соборе в 499 году даже вызвали массовую драку спорящих. Драку высокопоставленных служителей Божьих! С нанесением тяжких телесных повреждений. По-моему, там даже пара дерущихся потом умерла от полученных травм. Вот такие это были служители Божьи. Такие основатели нынешней церкви.

В итоге все-таки воцарилось мнение, что Христос и Бог и человек одновременно. Но разум отвергал этот бред. Однако, доктрина Святой Троицы содержала мощный пропагандистский резерв. Ибо вопрос был искусственно запутан с помощью третьего элемента – Святого Духа. То есть Иисус и Бог, и человек, и Святой Дух одновременно. Внимание сомневающегося, как это можно быть и Богом и человеком, и Отцом и Сыном одновременно, переключается на проблему, как это можно быть еще и неким Святым Духом. То есть на наиболее непонятный аспект намеренно запутанного изложения.

Классная пропагандистская акция! Геббельс до такого так и не дошел. Почти сравнялись в этом образце оболванивания с церковниками той эпохи ребята из Агитпропа и Главпура сталинской империи.

Но не будем отвлекаться.

Характерно, что для внедрения этой доктрины пришлось делать позднейшие вставки в уже канонизированную Библию. Упоминания о Троице в послании апостола Иоанна (1 Ин 5.7) нет в первых, самых ранних оригиналах Библии. Оно появилось гораздо позднее.

Еще одну фальсификацию, связанную с доктриной Троицы разоблачил великий Ньютон, обнаружив элементарную подмену в позднейших греческих текстах св. Павла (Тим., 3.16), где слово ?? заменено на ??. В итоге этой подмены фраза «Велика тайна божественного, которое было проявлено во плоти», стала фразой «Велика тайна божественного, Бог проявился во плоти».

Цель этой фальсификации все та же – «совместить» Бога и человека и задурить толпу.

Интересно, что все эти манипуляции вызвали появление массы нестыковок, которые пришлось преодолевать, что называется, «на ходу». Так, матерью Бога не могла по здравому разумению быть простая женщина. Тогда был срочно слеплен культ Богоматери.

Интересно, что для утверждения этого культа на Эфесском Соборе потребовались масштабные фальсификации и нарушения процедуры. Чтобы в итоге блокировать результаты этого Собора, отрицательные для манипуляторов, в императорском суде, творцу культа Богоматери, епископу Александрийскому Кириллу потребовалось дать судейским чиновникам и имперской администрации громадную взятку 2500 фунтов золота. Что подтверждается сохранившимися документами.

Кириллу не хватило своих средств, и поэтому он прибег к взятке у евреев в размере 1500 фунтов золота.

Кстати, это тот Кирилл, который был инициатором сожжения Александрийской библиотеке и зверского убийства блестящего ученого античности, красавицы Ипатии.

59
{"b":"12185","o":1}