Содержание  
A
A
1
2
3
...
66
67
68
...
91

– Ты прав, Аркадий, они действительно менты по самой сути своей. Удивляюсь нашим паханам, чего это они в 1990-х так на этих попов запали? Сейчас, правда, начали понемногу охладевать.

– Но, я если позволите, продолжу. Я про профессора этим деятелям ни сказал ни слова. Ниток у них для дальнейших поисков нет. Я попытался направить их по ложному следу, усиленно рассказывая про стройплощадку Тонкова. Но скажу честно, не знаю, поверили ли.

Миловидная девушка вкатила сервировочный столик, на котором стоял кофейный сервиз на две персоны. На соответствующих блюдечках и вазочках аккуратными горками были разложены различные сладости.

– Угощайся, Аркадий, сказал Василий. Печенье настоящее, иранское. Говорят, потенцию повышает. Или у тебя с этим нормально?

– Не жалуюсь, не жалуюсь.

Девушка расставила чашки и разлила ароматнейший кофе. А Маляев взял с вазочки рекламируемое Василием иранское печенье.

– Говоришь, не жалуешься, а печенье-то сразу схватил, – иронично сказал Василий.

– Не лови меня на мелочах, Василий, – смело перешел на «ты» Аркадий. Видимо он знал, когда это уместно.

– Ну, и где, по-твоему, сейчас библиотека, Аркадий?

– У профессора. Кстати, он дома. Я ему звонил и мы мило поговорили. Так что у него. Но лезть туда вот так нахрапом не советую. Команда у них сильная и безбашенная. Сумели завалить и Муртазова и твоих пятерых. А это не шутка.

– Нахрапом не удастся. Ты что же думаешь, что у меня таких бойцов батальон или рота? Не те времена, Аркадий, не те. Поэтому и ухватился я за твою идею. Перехватить библиотеку, толкнуть за бугор, и слинять отсюда к чертям собачьим. Были мы крутыми в 90-х. А сейчас наше место менты заняли. С ними нам не тягаться. Бандит без погон всегда проиграет бандиту в погонах.

Но, видишь, не получается за бугор.

Он помолчал.

– Василий, ко мне претензии есть?

– Нет пока.

– Тогда продолжаем, или как?

– Продолжим. Ты меня информируй. Попов со следа сбивай. За профессором послеживай. А я соберу новую бригаду, и тогда решим, что делать.

– Хорошо, Василий. И еще, не забывай, что я специалист по древним книгам. Без меня вы их не сможете толкнуть грамотно. Да и вывезти не сможете. А я смогу вам серьезно помочь. Достать соответствующее разрешение на вывоз для меня, конечно тоже большая проблема. Но без меня вы его вообще не достанете. А со мной это хотя бы возможно. Впрочем, ничего не обещаю. Чтобы потом предъяв не было.

– Твои возможности пока ваш министр при должности, – скаламбурил хозяин, засмеявшись собственной шутке. И продолжал, – а потом неизвестно.

– Ого, да ты следишь за перестановками в правительстве!

– Дело не хитрое. Следить за перестановками наших авторитетов гораздо труднее. Ваше правительство шестерки по сравнению с ними.

– В чем-то ты прав. Но, еще раз, какие мои задачи на ближайшие дни.

– Я же сказал. Следить, информировать, водить за нос попов. И ждать.

– Понял, Василий. Но, опять же, чтобы было без непоняток. Мы можем опоздать. Предупреждаю честно. И на меня тогда предъяв не делай. Я буду делать все, что ты только что сказал.

– Понимаю. Но с паршивой овцы хоть шерсти клок. То, что мы из гостиницы у этого…

– Ступакова, – подсказал Маляев.

– Да, Ступакова, увели чуть ли не из-под носа ментов, сумеешь толкнуть?

– Сумею.

– Сколько за это возьмем? Только не вздумай крысятничать!

– Если здесь толкать и делиться с министром, то тысяч сто баксов. А может быть и меньше. Если за бугром, да на приличном аукционе, то не меньше миллиона.

– Ладно. Я подумаю. А ты не трясись. Ты нам нужен хотя бы для этого дела. Так что если не продашь, то останешься цел. Понял, доцент?

Он вдруг снова принял личину уголовного пахана.

– Понял, Василий Кузьмич, – снова переходя на «вы» смиренно произнес Маляев.

Выходя от пахана, Маляев, уже садясь в машину, подумал, что маленькая неприятность его юности, когда он попался на фарцовке иконами и познакомился с Василием в СИЗО, обернулась большими возможностями сейчас. В конце концов, тогда он отделался легко. И потом сумел свою судимость скрыть. А сейчас может стать миллионером. Надо только вести себя умно.

– Генерал, есть дело, – сказал епископ, когда его соединили с этим высокопоставленным хоругвеносцем.

– Какое?

– Не по телефону. Приезжай, скажу.

Когда генерал зашел тот самый кабинет в здании аппарата Патриархии, где они беседовали в прошлый раз, владыка взял быка за рога.

– Давай, поднимай своих орлов. Надо наведаться в дом к профессору Кузнецову. Помнишь, фигурировал такой в отчетах Маляева.

– Ночью, неофициально, с оружием?

– Нет, днем, в форме. Без оружия. – он на мгновение задумался, – нет, все же с оружием.

– Что надо делать?

– Взять на понт. Вернее, попытаться взять. У меня очень большие подозрения, что библиотека у него.

– Значит, попытаться учинить нечто вроде обыска.

– Нет, скорее осмотра.

– Понял, сейчас дам указание. Но, объясни, как ты к этому пришел и чего нам ожидать.

– Пришел, читая газетные подшивки. Вы, менты этого не умеете и не любите. Уж, извини за прямоту. Но, к делу. Сначала я прочитал статьи Половцева. Потом его статьи в соавторстве. Потом статьи наиболее подходящих по некоторым признакам его соавторов.

– Чему подходящих?

– Той роли, которую играет организатор поисков библиотеки. Соратник Половцева, о котором просто не успели доложить ни Ступаков, ни Муртазов.

Я нашел несколько таких фигур. Тот, из них, кто нам нужен, должен непременно фигурировать в круге тех, кто всеми этими делами интересуется. Как бы исподволь. И желательно живет в городе.

Всеми этими качествами обладал только Кузнецов. Который вначале фигурировал в отчетах Маляева. А потом как-то незаметно из них исчез.

Формально доказать это трудно, но очевидно, что исчез он не даром. Именно он там ключевая фигура, а Маляев его от нас уводит и сдает другим.

– Лихо, лихо. И правдоподобно. Но слабо доказуемо.

– Это вы, правоохранители, – он ехидно усмехнулся, намеренно коверкая слово, – все доказываете. Бюрократы. А мы, спецслужбисты воюем. Нам лишних доказательств не надо. Это как на войне, блеснула оптика на той стороне, бей туда, а не ищи дополнительных подтверждений.

– Ладно, аристократы вы х…вы, – не стесняясь произнес генерал, – дальше что. Почему такая спешка и неопределенность.

– А потому, что с момента исчезновения Муртазова прошло уже четыре дня. Завтра пятый. Скорее всего, на этот раз они его завалили, а не он кого-нибудь из них. А если он пошел на открытое противодействие, то большая вероятность, что библиотека была найдена.

– А почему она должна быть у Кузнецова в доме?

– Извини, объяснять не буду. Долго. Да и ты не поймешь. Надо читать его материалы, чтобы понять, что это за человек. У него в доме не только библиотека, но и стволы, из которых грохнули Муртазова, и сообщники. Ничего они не перепрятывали, а готовятся смотаться.

Поэтому, ваши орлы застанут их врасплох. Они засуетятся. Наделают ошибок. Ну, а ваши должны будут действовать по обстановке. Именно для этого нужно оружие. А то перед тем, как сматываться, они на все пойдут.

Генерала неприятно кольнуло это отстраненное «ваши».

– Хорошо, но почему тогда просто не нагрянуть к ним официально, с обыском. Предлог найдем.

– А подумать? – насмешливо спросил владыка.

– Что, подумать? – не понял генерал.

– Знаешь Федя, – владыка впервые назвал генерала по имени, хотя и был младше его по возрасту, а может быть и званию, – общаясь с тобой я точно понял, что эта страна развалится. И не от воровства даже, а от тупости.

– Полегче, владыка! А то и на тебя можно кое-что нарыть. Думаешь, чист, аки агнец?!

– Что ты, Федя. Но ты все время думаешь, что будешь при этих погонах и ксивах вечно. А если придут те? Ты к этому готовься, душа ты ангельская. Ибо, сын мой, если придут те, меня, возможно, расстреляют. Хотя это и маловероятно. Но вот тебя Федя, тебя повесят. Или протащат за грузовиком.

67
{"b":"12185","o":1}