ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

При этих словах старлей расплылся в самой идиотской благодарной улыбке. Он стал похож на прощенную хозяином собаку. Капитан был более сдержан, но и он не мог скрыть некоторого явного облегчения.

Между тем министр, немного подумав, сказал

– Рискованно. Но вам на месте виднее. Да, через месяц с небольшим у нас рабочее совещание лучших сотрудников из регионов. Приглашение вам на днях будет выслано. А пока я переключу вас на другого сотрудника, он даст соответствующие указания этим деятелям.

Не отключайте телефон.

Через некоторое время в трубке раздалось:

– Генерал Окладников. Подполковник, дайте трубку капитану.

Мыльников передал мобильник Тихонову. Тот взял его и мертвым голосом отвечал:

– Слушаю, товарищ генерал! Да, товарищ генерал! Есть, товарищ генерал! Куда, куда, товарищ генерал? Сейчас запишу.

Он вынул маленький блокнот из кармана и дрожащей рукой записал какой-то адрес.

А потом снова проговорил, стараясь унять дрожь в голосе:

– Понял, товарищ генерал!

Он отдал трубку Мыльникову.

– Благодарю за бдительность, подполковник, – пророкотал генеральский бас. Увидимся на совещании. Буду рад с вами познакомиться.

Мыльников встал и сделал знак рукой. Виталий тоже встал.

Визитеры тоже поднялись.

– Я вас не задерживаю. Свободны.

Они продолжали стоять.

– Ну, свободны, я сказал!

– Товарищ подполковник, что нам говорить на внутреннем расследовании? Мы просим вашего совета.

Стоявшая рядом Тамара рассмеялась.

– Ну, прямо как мои хулиганы из седьмого «А».

Мыльников посмотрел на них прямо.

– Говорите поменьше. Ибо ваши правдивые объяснения будут звучать, как дичайший вымысел. Вы меня поняли?

– Да! – приободрился старлей, глядя на Мыльникова глазами преданного пса.

– А тем, кто вас реально послал, скажите, чтобы сюда больше не совался. Кишка у него тонка с нами тягаться. И помните, от вашего поведения во время расследования зависит ваше будущее. Пославшие вас, вам не помощники. Наш министр по профессии чистильщик. Его хлебом не корми, дай выявить измену в рядах. Если брякнете лишнего, то, что не понравится мне, вам конец.

– А что вам не понравится?

– Хотя бы передача того, что я вам сейчас сказал. И, кстати, тем, кто вас послал, тоже всего, что здесь было, не говорите. Пришли, нарвались, влипли, растерялись. А кто здесь и что, ничего не помните. Были в стрессе.

Понятно, орлы?

– Понятно, товарищ подполковник.

– А теперь катитесь отсюда побыстрее.

– Есть, товарищ подполковник!

Визитеры ушли. Семен снова присел на стул.

– Чего стали, как истуканы? Рассаживайтесь. Согласно купленным билетам, – шутя добавил он.

– Семен, ты не слишком подставился? – спросил Кузнецов.

– Господа, и ты, Тамара, расставим точки над «i». Подставился я слишком. И назад мне дороги нет. Я не знаю, как там сложится дальше, но в официальные игры мне сейчас играть невыгодно. В такой заварухе без страховки свернешь шею. Поверьте мне. Я ее один раз, еще в начале своей карьеры, чуть не свернул.

Поэтому, господа, хватит меня подозревать. Ей Богу, буду вести себя как пахан, кто оскорбит меня подозрением, получит сначала по зубам, а потом пулю в лоб.

Понятно?

– Семен, хватит об этом. Ты за эту неделю уже много раз спасал нас. И поэтому никаких подозрений, никаких кидков. Ты наш, и точка, – решительно сказал Кузнецов. И в душе ему было стыдно за прошлые дурные мысли о Семене.

Но он говорил настолько горячо и искренне, что всем было ясно, команда сложилась окончательно. Особенно рада была княжна. Все ее сомнения разрешились окончательно.

– Твои прогнозы, Семен. Что эти кренделя нам готовят дальше?

– Какие кренделя, Михалыч? Если те, кто сегодня были, то они из игры выведены. Если те, кто их послал, то они в нокдауне, но не в нокауте. Тебе, как боксеру, ясно такое сравнение? Вижу, что ясно. Итак, у нас есть пауза.

И ее надо использовать. Куда мы можем перевезти библиотеку? Чтобы потенциальный противник сразу не мог вычислить место, но с другой стороны недалеко и удобно для того, чтобы сразу взять.

– У меня есть одна подруга. У нее старая дача, вернее, не дача, а садовый домик. Отсюда не далеко, – сказала Тамара.

– Отлично. Святослав, согласен?

– Да, – твердо без малейших колебаний ответил Святослав. Он был натурой цельной и после всего, не держал и тени мысли, что его могут кинуть. – Но как с оружием?

– Увы, его тоже придется перевезти туда. Здесь у тебя должно быть все идеально чисто. Понимаю, для вас сейчас быть полностью безоружными опасно. Но дома и стены помогают.

– Согласен, – опять так же твердо и решительно сказал Святослав. – Но, садовый домик пустует?

– Да, – ответила Тамара.

– Значит, наши находки может просто дуром украсть, или даже спалить какой-нибудь бомж. Туда нужно кого-нибудь охранять.

– Согласна, – подала голос Тамара. – Пусть это будет Виталий. Семен, не возражаешь?

– Нет. И еще один момент, господа. Я должен уже появиться у себя дома. Мое пребывание у тебя, Михалыч, становится подозрительным. Поэтому диспозиция такова. Сейчас я вызываю одного своего клиента с машиной. Он перевозит все к подруге Тамары. Я сопровождаю машину, чтобы не возникло никаких эксцессов. Оставляем там Виталия. Потом меня и Тамару развозят по домам.

Профессор с Алексеем остаются здесь. Связываемся по мобильникам каждый вечер. Я, княжна, профессор и Виталий.

– А чаще?

– Только в случае крайней необходимости. И думаем, как быть дальше. Теперь, когда мы, наконец, безоговорочно доверяем друг другу, можно и подождать немного.

– Согласен, Семен, но с одним уточнением. Время у нас есть. Но его все-таки не так много. Варианты развития нашего проекта надо искать в темпе.

– Никто и не спорит, профессор. Никто и не спорит. Но в этом вопросе вы с княжной самые большие специалисты. Ищите, да обрящите.

– Тогда по коням.

Ночью, оставшись вдвоем с Алексеем в разом опустевшем доме, Кузнецов почувствовал себя крайне неуютно и неспокойно. Он, несмотря на усталость, никак не мог заснуть. И только под утро забылся в короткой тревожной полудреме.

– Болваны! – владыка никак не мог себя сдержать. – Федя, какие же вы болваны. Ну надо же было хотя бы описать хозяина, а еще лучше, дать его фото.

– Откуда бы мы его взяли? Он ведь у нас никогда не проходил.

– Ублюдки. Из газет и книг. Его книг, где есть его фото. Ты понимаешь, ментовская дубина, как мы подставились? Ты понимаешь, что наверху сейчас решают убирать тебя, или оставить в живых? Ты понимаешь, что читать полезно даже с точки зрения практики? А, что тебе говорить… Иди к чертям.

Милицейский генерал встал и неуклюже вышел из кабинета епископа.

Подождав немного после его ухода, владыка задумчиво набрал номер.

Когда на другом конце сняли трубку, он спросил:

– Это фирма бытовых услуг?

– Да.

– Мне надо перевезти весьма громоздкий шкаф.

– Пожалуйста. По Москве?

– Нет, к сожалению. Из другой области.

– Хорошо, ваш адрес, пожалуйста.

– Мой адрес есть у вас. Я неоднократно обращался к вам. Последний раз совсем недавно.

– А, припоминаю, припоминаю. А как быстро это надо сделать?

– Лучше бы завтра.

– Завтра, завтра… Знаете, это будет трудно. Машины в разъезде.

– Но хотя бы одна у вас есть? Но чтобы была на ходу, а не сломалась по дороге.

– Наши машины не ломаются. Но если шкаф громоздкий, то потребуется еще и грузчик.

– Не думаю, что шкаф слишком громоздкий. Я, пожалуй, погорячился, говоря это в начале разговора. Ваш шофер должен справиться.

– Знаете, как мы сделаем. Мы постараемся завтра выехать на заказы рядом с вашим местом. Если наш диспетчер найдет возможным, мы шкаф перевезем.

– Спасибо. Если окажется, что вы не сможете взять его завтра. Можно подождать день два. Но не больше. Я все же ваш постоянный клиент.

В переводе на обычный язык это означало, что Кузнецова надо похитить. Но свободной команды боевиков у соответствующей полу криминальной структуры, состоящей из бывших спецслужбистов, не было. Они предлагали послать одного. Он должен был осмотреться, возможно, прослушать дом Кузнецова, а потом принять решение.

69
{"b":"12185","o":1}