ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Вы как-то очень схематично все передаете, Степан Васильевич.

– Позволю с вами не согласиться Владислав Борисович. Я передаю точно так, как докладывалось бы в высоких инстанциях. Без лишних подробностей, не загружая шефов частностями. Итак, уже один этот факт причастности нашего активиста к неким сугубо криминальным делам говорит о том, что все эти трагические перипетии могли иметь не политическую и не мифическую, а сугубо криминальную подоплеку. Увы, наши люди не ангелы. Тем более, когда в рамках наших полуофициальных полу общественных структур мы приучаем их безнаказанно нарушать закон.

– Степан Васильевич, дальше в том же духе можете не продолжать. Я представляю, как бы вы отчитывались перед высокими инстанциями, и нахожу вашу линию безупречной с чиновничьих позиций. Но мы не чиновники. И поэтому я задам вам пару вопросов по существу.

– Слушаю вас, Владислав Борисович.

– Вы знакомились с объяснениями этих двух идиотов, перепутавших Кузнецова и Мыльникова, в службе собственной безопасности МВД?

– Да.

– Ваши впечатления. Только не в духе начала нашей беседы.

– Мыльников смог их порядком припугнуть.

– Теперь вопрос, зачем ему их было пугать?

– Вот этого я не могу знать.

– А предполагать?

– Он мог таким образом нанести нам что-то типа встречного удара. Чтобы мы на время затихли. Растерялись.

– Значит, вы полагаете, что он участник поисков?

– Вот это и есть главный вопрос. А были ли поиски? Пока мы сами не убедимся, что библиотека не миф, дальнейшие наши действия будут бессмысленными.

– Итак, давайте этот тезис запомним и вернемся к нему потом. А пока разберем инцидент с вашим посланцем. Вы решаетесь похитить Кузнецова и выяснить у него всю подноготную. В прямом смысле этого средневекового термина, – Владислав Борисович вальяжно улыбнулся, как будто речь шла о чем-то легком, а не о срывании ногтей во время допроса с пристрастием.– Но ваш похититель оказывается мертв.

– Инфаркт.

– Насколько я помню ваше досье, у вас по этим предметам в Академии были тройки. Нехорошо быть троечником, владыка. Существует уже как минимум штук двадцать средств, инъекция которых имитирует инфаркт и у самого здорового человека.

– По последним сводкам двадцать семь.

– Браво, доучиваться никогда не поздно. Но тогда зачем пытаться столь примитивно обвести вокруг пальца старшего товарища?

– Извините, Владислав Борисович.

– Бес попутал, владыка?

– Наверное, он, – легко согласился епископ. И даже позволил себе улыбнуться.

– Итак, ваш посланец убит с применением спецсредств. Ваши выводы?

– Кузнецов оказался не так прост, как казался. Но это отнюдь не значит, что это связано с библиотекой. У этого интеллектуала, фанатика антигосударственной идеи могут быть десятки поводов действовать так. У него и его покровителей, которые, оказываются, могут организовывать ему охрану, оснащенную спецсредствами.

– Но его связь с Мыльниковым, оказавшимся в его доме. Как вы это объясните?

– Это объяснить легче всего. Мыльников новый фаворит нового министра внутренних дел. А министр по своей специализации чистильщик. Мыльников мог вступить в контакт с Кузнецовым для организации каких-нибудь масштабных провокаций по поручению министра. Почему бы нет? И, кстати, поимка этих Тихонова и Волошина может дать столько ниток, тянущихся в разные стороны, что о том, где и на чем их поймали, вообще забудут.

Они уже сейчас чураются нас, а в управлении собственной безопасности стучат, как машинка «Зингер».

– Жаргончик у вас, владыка.

– С кем поведешься. Но в этой связи я хочу сделать вам серьезное заявление.

– Интересно, – хозяин кабинета проговорил это со смесью заинтересованности и некоторого барского удивления дерзостью подчиненного.

– Во всей этой эпопее наши неформальные силовые структуры продемонстрировали полную недееспособность и разложение. Мы, во-первых, развращаем их незаслуженными подачками, а, во-вторых, еще более развращаем негласным разрешением нарушать законы. И в результате получаем форменные бандформирования. Но они хуже бандитов. Те рискуют сами. А эти, если придется рисковать, просто уйдут в кусты. Они разленились, разложились и дисквалифицировались.

– Понимаю вас. Но, увы, ничего не могу сделать. Решение о формировании этих банд принято на самом верху.

– Это ошибка. Если этому сброду подогнать трейлер с долларами, они перегрызут глотку любому. В том числе тем, кто их создал.

– Так им и так подгоняют.

– А если люди извне подгонят больше? У них то этих долларов не трейлеры, а вагоны.

– Оставим это, Степан Васильевич. Не наша это компетенция. А теперь вернемся к отложенному вопросу. Как все же узнать была ли библиотека.

– Есть одна идея. Но, для ее реализации нужно обойти закон. Увы, это какой-то заколдованный круг!

– А что требуется?

– Разрешение на вывоз культурных ценностей.

– Каких?

– Да все тех же. Книг и рукописей библиотеки Грозного.

– Но ведь неизвестно даже, есть ли они.

– Вот для того, чтобы это узнать, нужны документы с открытой датой и с возможностью внести туда любое наименование книги или рукописи. Разумеется, с обложкой, которая сама может быть произведением ювелирного искусства.

– Хорошо, я это организую.

– Разрешения мне нужны послезавтра.

– На сколько единиц музейного хранения.

– Пожалуй, на пять хватит.

– Что еще.

– Прошу установить слежку за советником министра культуры Маляевым Аркадием Сергеевичем.

– На сколько дней?

– На два дня. Через два дня у меня должны быть результаты слежки и соответствующие разрешения. И тогда к утру после послезавтра я скажу, была ли библиотека. И найдена ли она.

– Отлично. Степан Васильевич. Отлично.

– Извините, Владислав Борисович, не все так отлично. Я все же прошу освободить меня от кураторства над хоругвеносцами.

– Знаете, ваша просьба совпадает с некоторыми мнениями. Но я был бы не склонен торопиться.

– И все же. Я гораздо лучше проявлю себя в разовых индивидуальных заданиях, чем командуя этим сбродом. Потерявшим не только подобие морального облика, но и профессионализм.

– Хорошо, оставим это до после послезавтра.

До Брянска Кузнецов и его товарищи доехали без приключений. Остановились там в частном доме на окраине города и день отдыхали.

За этот день уже в Брянске, Кузнецов в разных банках снял с карточки еще сто тысяч долларов. И счел это вполне достаточной суммой.

После краткой остановки в Брянске поехали в сторону Трубчевска. Проехали этот древний город, столицу вотчины князей Трубецких и поспешили дальше на юго-запад. Дорога то приближалась к Десне, то уходила в сторону. А река по мере приближения к Украине становилась все шире и полноводнее.

Наконец, в одном месте, где дорога приблизилась к реке, остановились.

Пока все выходили из машины, разминая ноги, Кузнецов подошел к реке. Он любил реки и озера зеленой лесной родной Руси и никогда не упускал возможности подойти к реке, полюбоваться водной гладью и зелеными берегами.

На воде у самого берега он увидел три лодки оригинальной конструкции. С плоским носом, широкие, с низкой осадкой и днищем, несколько напоминающим днище скутера.

Он подошел поближе и заметил следы больших грузовиков. Было видно, что лодки сгрузили с трейлеров совсем недавно.

– Любуешься, Михалыч, – подошел сзади Патрик.

– Любуюсь. И, кажется, даже знаю, кто поплывет на них до Чернигова.

– Правильно мыслишь.

Он подозвал кого-то. Из-за кустов вышел какой-то мужчина, и они отправились осматривать лодки. Через некоторое время Кузнецов услышал голос Патрика.

– Присоединяйтесь, профессор.

Лодки оказались просто великолепными. Сделанные из легкого композитного пластика, с мощными, легко запускающимися от аккумулятора стационарными моторами. Кроме того, они были оснащены небольшим электродвигателем, питавшимся от другого, автономного, аккумулятора.

73
{"b":"12185","o":1}