ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Последнее слово она проговорила медленно, как бы прислушиваясь к себе, и резко вскочила.

Их кораблик дал гудок, потом другой.

– Тревога, мальчики, – тихо сказала она и кинулась внутрь корабля.

– Ты що, сказився! – раздался истерический голос за бортом слева по курсу.

Кузнецов и Святослав резко вскочили. Их корабль продолжал давать гудки, но не обращая на них внимания, ему наперерез шла убогая лодчонка, как будто желая их протаранить. Мужик, сидевший там ругался на южно-украинском суржике, мешая русские и украинские слова, осыпая бранью их капитана, который якобы таранил его лодку.

Слева по борту, но уже сзади, нарастал шум мотора. К ним подходил милицейский катер.

– Остановиться! – приказали с катера.

Капитан отдал соответствующий приказ в машинное отделение и корабль стал.

– Святослав, прикрывать меня до последней возможности. Я должен успеть дозвониться, – шепнул Патрик, исчезая в люке.

Катер ловко пришвартовался. Из него на палубу быстро взобрались три человека. Четвертым был тот мужичок с лодки, который при ближайшем рассмотрении оказался отнюдь не плюгавым. Подтянутый, жилистый, быстрый в движениях, с цепким, настороженным взглядом.

Пришедшие быстро рассыпались по палубе. Старший подошел к невысокой рубке.

– Капитан, вы уклонились от рекомендованного фарватера, и чуть не протаранили эту лодку. Поворачивайте в Верхний Рогачик. Там составим соответствующий протокол. Кстати, проверим правильность оформления груза.

Старший говорил по-русски. Без южного акцента.

– Командир, если составлять протоколы, то лучше в Великую Лепетиху, там ваше отделение.

– Прекратите пререкания! Выполняйте!

Пришедшие, среди которых человек с лодки вел себя как свой, между тем быстро обшарили палубу и устремились к люку. Кузнецов неловко стал у них на пути.

– В чем дело, панове? – спросил он, мешая тому, кто хотел пройти вовнутрь. – Корабль зафрахтован мною, это мой груз и почему вы по такому надуманному основанию меняете курс? В, конце концов, покажите документы!

У люка уже сгрудились двое, пытаясь, пока еще вежливо оттащить его от люка.

– Болваны! – заорал старший. – Дайте ему пинка, и быстро вниз.

Кузнецову ловко заломили руки. Но это заняло двух человек. И в люк бросился один.

«Можно было бы замочить их», – подумал Кузнецов. Но тут снизу донесся шум. Один из державших Кузнецова отпустил его и бросился вниз. Оставшийся ослабил хватку. И тут Кузнецов голой пяткой ударил его в подъем стопы. Хватка еще больше ослабла, и Святослав что есть силы въехал державшего локтем назад в солнечное сплетение.

Тот съежился и отпустил профессора. Но в это время к ним подскочил старший и огрел чем-то Кузнецова по затылку.

Когда Кузнецов очнулся, то увидел, что полулежит на палубе рядом с той бухтой каната, где недавно сидела Тамара. Самой Тамары не было видно. А рядом с Кузнецовым сидели, прикованные друг к другу наручниками Виталий и Алексей. Было видно, что им досталось в потасовке.

На палубе же было уже не четверо, а пятеро чужаков. Наверное, милицейский катер тащился за ними на буксире. И пятый из налетчиков в милицейской форме поднялся на палубу.

Мыльников стоял рядом со старшим и хмуро слушал его.

– Очнулся, герой, – обернулся к нему старший. – Сашко, наручники на него не забудь.

К Кузнецову подошел не милиционер, а мужик из лодки и пристегнул его наручниками к какой-то скобе на палубе.

Корабль шел довольно медленно. Впереди, слева по курсу виднелся мыс, за которым надо было поворачивать в залив, где находилась уединенная пристань Верхнего Рогачика.

Кузнецов хорошо представлял по карте местность, и сразу понял, что в Рогачик их везут отнюдь не для составления протокола. Ближайший населенный пункт находился в полутора километрах. И пристань вполне возможно, вообще была сейчас пуста.

А если там, на пустой пристани ждут именно их? Ждут без посторонних свидетелей?

– Капитан, прибавь ходу, – властно крикнул старший.

Кораблик чуть-чуть прибавил ходу. Так, только чтобы обозначить выполнение приказа.

Старший, между тем, обратился к Мыльникову:

– Так, так, пан подполковник, вас тут ищут по всей России и окрестным странам, а вы оказывается, просто отпуск решили продлить. А может вас действительно похитили эти бандиты? И вы по каким-то причинам не хотите сейчас этого говорить? Так вы не стесняйтесь. Тут все под контролем. А в Верхнем Рогачике вообще все будет еще надежнее.

Старший хотел что-то еще сказать капитану, наверное, чтобы тот не валял дурака, а прибавил ходу

Но откуда-то сзади и слева послышалось легкое жужжание, стремительно усиливающее и переходящее в рев. Над корабликом завис вертолет. Из него в мегафон рявкнули.

– Остановиться!

Капитан немедленно дал приказ «Стоп машина!».

На палубе растерялись. В это время вертолет еще немного снизился, и из него на палубу по тонкому канату стали по одному спускаться люди.

Старший помедлил совсем недолго и крикнул «Огонь!». Двое из налетчиков вскинули автоматы, которые у них откуда-то теперь были.

Но в это время из люка раздалось два выстрела. Один из автоматчиков рухнул на палубу, а другой выронил автомат из простреленной руки.

Из люка стремительно выскочила Тамара. А за ней Патрик. Он стрелял на ходу, сняв еще одного из нападавших.

Старший стал разворачиваться в сторону Тамары, выхватывая пистолет, но стоявший рядом Мыльников что есть силы двинул его в челюсть. Надо сказать, удар был так себе. Но его хватило, чтобы старший на мгновение потерял равновесие.

Дело довершил Кузнецов, с трудом дотянувшись, он, оставаясь лежать, подсек ногу старшего, и тот упал на палубу. Впрочем, пистолет он не выронил.

Между тем, с вертолета уже спустились два человека, которые вместе с Патриком и Мыльниковым навалились на мужика из лодки, оказавшегося самым ловким, сильным и подготовленным.

Лежавшего старшего они, видимо посчитали отключенным. А зря. Он быстро достал мобильный телефон и начал судорожно давить на клавиши. Судя по всему, он хотел быстро отправить заранее заготовленную смс.

– Мужики, старшого держите, – заорал Кузнецов.

К тому бросился один из спустившихся и еще один, только что спрыгнувший на палубу. Мобильник был выбит из рук старшего. А сам он оказался в наручниках.

– «Прокол», – прочитал один из спустившихся неотправленную смс… – Это який же такий прокол. Немае никоего проколу. Усе нормально.

И добавил уже по-русски, обращаясь ко всем пленникам.

– СБУ, господа. Капитан, продолжайте движение согласно маршруту. Запускайте машину. Эй, кто-нибудь, освободите пана профессора и его хлопцев. А вы, пани, и вправду дивчина моторная.

И он поцеловал Тамаре руку.

– А вы откуда про меня знаете? – кокетливо спросила она.

– СБУ, пани, знает все.

– Что там произошло? – строго спросил Владислав Борисович у знакомого нам милицейского генерала. На этот раз тот предстал пред ясными очами кремлевского вельможи в одном из кабинетов на Старой площади.

– Все шло по плану. Корабль вычислили, захватили. Об этом было получено сообщение группой поддержки в Верхнем Рогачике. А потом произошел какой-то сбой. Сообщения о провале операции получено не было, но и корабль в Рогачик не пришел. Ждали до утра. Потом сообщили кому следует, начали искать.

– Да к утру он уже в Черном море был!

– Наверное поэтому не нашли ни в Каховке, ни в Херсоне.

– Н-н– да, – протянул вельможа. Ждали до утра. По такой погодке, с таким вином и такими девочками, как в тех местах, можно было и больше подождать.

– Так ведь они же не наши подчиненные, а так, симпатизирующие. Ну, за деньги, разумеется, – несколько смущенно добавил он. – Но не подчиненные.

– Ладно, Федя, – брезгливо сказал вельможа. – Свободен.

Глава 7. Стрельба не закончилась

– Менять будете, Кульбай Баймуратович? – спросила крупье Вика, стройная девушка с бледным, выразительным лицом и светлыми глазами. Она была стройна, но не худа. И вообще ее можно было бы даже назвать красавицей, если бы не эта бледность, это явственно чувствующееся утомление и отсутствие тонуса.

78
{"b":"12185","o":1}