ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Вика, сколько раз говорил тебе, называй меня Колей.

– Не могу Кульбай Баймуратович, моему папе, столько же, сколько и вам. Потом при чем тут Коля? Кульбай, это не Коля, а хозяин озера в переводе на русский.

– Ба, ты знаешь казахский?

– Нет, просто папа там долго работал. И у него иногда проскальзывает.

Они сидели за столиком казино. Крупье Вика и крупный, сильный, холеный казах лет сорока пяти. В дорогом костюме, с золотым «Ролексом» на левой руке, и массивным перстнем-печаткой с крупным бриллиантом на безымянном пальце правой.

– Ладно, дай две.

Он посмотрел в свои карты, и сбросил две.

– Открываемся, – сказала Вика и выложила на стол стрит флэш.

У Кульбая оказалось каре.

– А я думал, на этот раз выиграю. Но, не везет в карты, повезет в любви. Эй, Вадик!

Рядом появился подтянутый молодой человек в костюме одного фасона с тем, что был на Кульбае.

– Как там наш кастинг? Позовите. А ты, Вика раздавай.

Он сделал ставку. Между тем к столику подошли три девушки. Типичные центровые проститутки.

– Вадик, я же говорил, не таких типичных. Это так пошло. Дай им по триста баксов за беспокойство, и пусть они уйдут.

Так, этот посетитель казино дал трем девкам с Тверской за минуту стояния перед ним четыре месячных зарплаты заведующего отделением в районной больнице российского райцентра.

Он снова открыл свои карты, поменял одну.

– Теперь то точно выиграю я, – сказал он. – Стрит флэш.

– Вы проиграли, у меня роял флэш, – сказала Вика.

Кульбай искренне рассмеялся. В это время к нему быстро подошел Вадим и что-то шепнул на ухо.

Кульбай поднялся.

– Сегодня не удастся больше поиграть, Вика, но запомни, лучше тридцать лет питаться живой кровью, чем триста лет падалью.

После этого он величественно поднялся и удалился.

Все, что он потратил сегодня за один вечер, превышало его официальное годовое жалование генерала ФСБ. В спецслужбы новой России он пришел из КГБ, решив не возвращаться в родной Казахстан.

И ничего, весьма процветал в этой стране, где подчиненные ему русские офицеры не дотягивали до зарплаты и одалживались у своих родителей-пенсионеров.

Выйдя на улицу, Кульбай сел в огромный джип.

– На Старую площадь, – бросил он шоферу.

Джип мягко тронулся с места. За ним последовал джип охраны.

– Чего беспокоишь так поздно старого казаха, Владислав, – спросил он, войдя в кабинет Владислава Борисовича.

– Есть дело как раз для тебя, Кульбай.

– Говори, дружище, говори.

– Если позволишь, я кратко. Некая группа увезла из России много старых книга и рукописей.

– Пусть их ищут менты и Интерпол.

– Нет, Кульбай. Менты их искать не могут по многим причинам.

– Достаточно одной, – рассмеялся Кульбай. – Они их не найдут.

– И поэтому тоже. Но не будем тратить время на шутки и колкости в адрес соседей. Итак, книг примерно столько, сколько может поместиться на трех малых катерах. Как они упакованы, не знаем. Но знаем, что на конечном пути маршрута их везли вот на этом кораблике. – Он показал фото корабля, на котором плыли Кузнецов и его товарищи. – А плыли эти деятели по Днепру. – Генерал расстелил на столе заранее приготовленную карту. – Здесь наши люди этот кораблик захватили. А потом каким-то образом их самих перехватили.

– Когда это было?

– Позавчера.

– И что же я должен сделать?

– Найти этих людей и их груз. Вот их досье. – Он выложил перед Кульбаем объемистую папку. – Но с ними еще три человека. На них, к сожалению, ничего нет.

– Фото этих трех в их досье есть?

– Да.

– Ладно, а когда найду? Доставить сюда?

– Нет, уничтожь.

Кульбай перебирал снимки.

– И эту красавицу тоже?

– И ее тоже.

– А если на недельку отложить ее ликвидацию?

– На твое усмотрение. Но в итоге ее тоже надо ликвидировать. Не обессудь. Даже, если сильно понравится.

– Так, а груз?

– Знаешь, мы тут долго думали и решили. Груз тоже уничтожь. Но обязательно, – он произнес это слово с особым нажимом, – уничтожь. Гарантировано. Поэтому с десяток книг и рукописей возьми и привези в качестве доказательств. А вот золотые обложки, на некоторых книгах они есть, возьми себе. Но предварительно покажи нам. Для гарантии.

И еще, обязательно привези доказательства уничтожения захваченных пленников.

– Это головы, что ли?

– Если сможешь, то головы.

– Слушай, кто из нас дикий азиат, ты, или я?

– А тебе не все равно?

– Вообще-то все равно.

– Обложки вещь хорошая, но откуда я знаю, сколько они будут стоить? Деньги нужны, а не золотые обложки. Сначала на оперативные расходы. Потом в качестве приза.

– Дюжины, а то и больше золотых обложек тебе мало? Типа этой.

Он показал цветное фото той книги, которую удалось продать Тамаре.

– Неплохо, но я же не купец. Продам за бесценок.

– Ладно, сколько на оперативные, сколько за приз.

– На оперативные триста. Приз миллион.

– Не подавишься? Ты же у нас на службе.

– Тогда выписывай командировочные, давай задание в письменном виде и отправляй в командировку с моими нищими подчиненными.

– Издеваешься?

– Как можно?! В таком кабинете, с таким человеком?!

– Ладно, на оперативные расходы двести пятьдесят тысяч долларов. В качестве приза полмиллиона. А обложки продашь дорого, кто тебя надуть решится. Кроме того, из тех десятка книг и рукописей, что привезешь, пару-тройку отдадим тебе тоже на продажу. По нашему выбору. Но книги там ценнейшие, так что на них и на обложках до миллиона дотянешь.

– Хорошо. И все-таки, что за книги такие сверхценные?

– Библиотека Ивана Грозного.

– Вот это да! А она, оказывается есть?

– Была, Кульбай, была. Ведь ты же выполнишь поручение?

– А когда Кульбай не выполнял деликатных дел, которые не могли выполнить ни родные спецслужбы, ни ваши многочисленные «полупрофессионалы», все эти «убийцы-общественники»?

– Не надо хорохорится. Бывало и такое. Бывало.

Между тем, кораблик, на котором плыл Кузнецов с друзьями, уже разгружался в Евпатории. Это был самый удобный и самый близкий порт к устью Днепра.

Дальше плыть по морю на таком кораблике было небезопасно. Тем более, он был известен противнику. В Евпатории без проблем наняли грузовик и привезли груз в Ялту. Здесь Патрик сразу связался с одним капитаном, который возил на Кипр группы сравнительно богатых туристов на своем комфортабельном небольшом круизном судне.

– Патрик, капитан надежен? И вообще, это твой человек, или просто найденный по рекомендации?

– Это не мой человек. Это наш человек. Понятно?

– Да. Но сообщи мне все, что может нам понадобиться в дальнейшем плавании. Сейчас, как я понимаю, наступает момент, не менее решающий, чем был на Десне.

– Ты прав. Для наших противников это момент «Сейчас или никогда». С Кипра мы уже полетим вполне комфортно, и насколько это может быть в наших делах, безопасно. Вот там у наших противников возможностей несравнимо меньше, чем у нас.

– Как ты считаешь, они нас вычислили здесь?

– Крым нашпигован различным криминалом и различными спецслужбами. Чего стоит одно сосуществование флотов двух стран в одном Севастополе. Возможностей для различных оперативных комбинаций множество

– Боже, я, кажется, понял твою мысль! Опять, ети его мать!

– Понял правильно. Если попытаемся уйти скрытно, то вероятность пятьдесят на пятьдесят. Если грамотно подставимся, то поймаем их на встречный, и нокаутируем. А дальше уже поплывем совершенно спокойно.

– Смотри, Патрик! Тебе вместе с нами рыб кормить. Если это последний шанс для наших врагов, то они нас попытаются просто уничтожить. Времени и возможностей для маневров уже нет. Они стреляют на поражение.

– Когда я был еще на государственной службе, а ты, наверное, уже понял мою профессиональную принадлежность?

– Дураку ясно.

– Так вот, когда я был на государственной службе, я кое-чему научился. И не надо учить меня азам моей специальности. То, что ты сказал, тривиально. А от нас сейчас потребуется только собранность и хладнокровие.

79
{"b":"12185","o":1}