Содержание  
A
A
1
2
3
...
81
82
83
...
91

Кто-то хватает его и пытается оттащить.

– Хватит! – орет над ухом Патрик. – Опомнись!

Кузнецов вдруг как бы очнулся. Обвел глазами танцзал и как сомнамбула пошел к бару. Где и когда он бросил так и не успевший выстрелить автомат, он не помнил. Но это его сейчас не интересовало. Прямо из горла он засосал половину первой попавшейся бутылки.

Корабль дрейфовал. Все сидели в баре.

– Капитан, выставь кого-нибудь на руль и в машину, – сказал Кузнецов. – Хватит приходить в себя.

Капитан отдал соответствующие распоряжения. Зарокотала машина и корабль пошел прежним курсом на юг.

Милях в трех к западу параллельно им шел фрегат.

– Патрик, объясни же, наконец, как мы так умудрились!

– Все просто Святослав. Это корабль контрабандистов. Мы уже давно дружим с ними и помогли его дооборудовать. Здесь масса тайных помещений и фальшивых переборок.

В Ялте в ночь перед отплытием к нам тайно пробрались пятеро моих людей. И спрятались. А сегодня в ночь, они заняли исходные позиции. Один в тайнике под барной стойкой. Все, разумеется, вооруженные автоматами с глушителями.

А румынский фрегат все равно должен был плавать где-то здесь. Но румыны народ весьма прагматичный, мягко скажем. Наши люди, кстати, действительно служащие в аппарате НАТО, с помощь денег инициировали такие вот «натурные учения» по освобождению корабля от захвативших его пиратов.

– Но как они вычислили нас?

– Время нашего выхода, скорость и курс были согласованы. А подтверждения по маршруту я давал импульсными радиограммами.

– Но на борту, насколько я понял, нет аппаратуры для сжатия сигнала.

– А я и не давал текущих координат. Просто посылал заранее созданные подтверждения, что все идет по плану.

– И все же, они так точно на нас вышли.

– Сами они передавали по радио свои оценки нашего взаимного положения. И когда до нас оставалось миль десять, я включил радиомаяк.

– А раньше почему не включал?

– Наши захватчики могли быть умнее, чем оказались, и могли отследить наличие радиомаяка на борту. Но, увы, а вернее, к нашему счастью, они давно уже не военные. Они бандиты, забывшие, что современная война, это не война стреляющих горилл, а война умов, война техсредств.

– Но, машина, почему она стала?!

– В том убежище, что я прятался, был прерыватель электропитания. А движок у нас хитрый. Дизель электро. Так что дизель крутится, ток дает. А ток до электромотора, крутящего винт, если вырубить один рубильник, не доходит.

– Прямо-таки, рубильник?

– Боже, но до чего же ты технарская зануда! Конечно же, нет, но смысл-то ты понял?

– Да. Но, слушай, и все равно, это невероятно. Ну, вас шесть. Ну, неожиданно. Ну, княжна сгеройствовала. Ну, я этой горилле врезал. Но так вот перестрелять столько профессионалов?

– Это эффект кинжального огня. С близкого расстояния, неожиданно, один автоматчик может положить целое отделение. А их было не так уж много.

– Кстати, сколько?

– Восемнадцать с этим азиатом.

– Да-а-а. А фрегат будет нас сопровождать и дальше?

– До Босфора.

– А потом?

– А потом сами доберемся. Твои противники до нас не дотянутся. Да и потом, многое мы надеемся узнать от этого, покалеченного тобой их командира. И он поможет нам определиться. Кстати, зря ты его так. Ему сейчас в таком состоянии сыворотку правды нельзя колоть. Остаются только словесные методы убеждения.

– Правда, словесные?

– Да, мы же не звери византийские.

Остальные молча слушали их диалог. Только тут Кузнецов осознал, что они с Патриком не одни.

Он обвел всех довольно-таки растерянным взглядом.

– Командуйте, шеф, – весьма кстати сказала Тамара.

– Всем спать.

– Всем?

– Всем, за исключением счастливцев, имеющих возможность заниматься психосексотерапией.

Все дружно рассмеялись. Напряжение как бы разом спало. Начался шум и гам. Бар быстро опорожнялся. Наконец, через полчаса, Кузнецов прерывая общий шум, заорал:

– Почему команду не выполняете?! Все, всем спать!

Глава 8. «Куда теперь?»

Был небольшой перерыв. Вика пила кофе в баре, пытаясь справиться с усталостью Рядом пил кофе ее коллега Руслан. Небольшой щуплый паренек. Он зарабатывал на жизнь, как и Вика, работой крупье. Но на самом деле был аспирантом одного из респектабельных московских ВУЗов.

Он симпатизировал Вике. Даже, можно сказать, был в нее тайно влюблен. Но понимал, что эта девушка не для него. Не будет в его жизни возможностей бросить к ее ногам то, что он бы так хотел бросить, чего она, по его мнению, была достойна. Даже если он закончит аспирантуру, станет кандидатом, а то и доктором наук.

Нет, все в этой стране принадлежит, и будет принадлежать разным Кульбаям. А он и такие как он будут смотреть на таких, как Вика с тайным обожанием, и довольствоваться возможностью перекинуться парой слов за чашкой кофе в перерыв.

– Чего-то Кульбая давно не было, – сказала Вика.

– Наверное, слишком много питался живой кровью. – Он помолчал, а потом с неожиданной жесткостью добавил. – И стал падалью.

Он даже не догадывался, насколько же он был прав.

– Вы можете ко мне подъехать прямо сейчас? – спроси Владислав Борисович Василия Степановича. Он звонил ему по телефону сам. Что делал довольно редко.

– Смогу.

– Когда будете?

– Минут через двадцать пять, сорок. В зависимости от пробок на дорогах.

– Хорошо. Жду.

Когда Назаров вошел в кабинет на Старой площади, то был нимало удивлен. Он давно не видел своего кремлевского шефа таким подавленным.

– Вы знали Кульбая? – спросил он сразу, еще даже не пригласив присесть.

– Слышал немного об этом сибаритствующем головорезе. А что с ним?

– Официально исчез. А на самом деле, наверное, убит. Вместе с одной из своих команд. Уже много лет выполнявшей его деликатные задания.

– Наверное, опять какие-то убийцы-общественники?

– Нет, действующий морской спецназ.

– Надо сказать, уровень наших антихристов растет день ото дня.

– Чему вы радуетесь?

– Я? Да что вы? Впрочем, не буду скрывать, мне уже доставляет эстетическое удовольствие наблюдать за их похождениями. Ей Богу, начинаешь думать, их бы нам в команду.

– Не лукавьте. Гораздо вероятнее, что вы подумали несколько иное.

– Что же, если не секрет?

– Какие секреты. Вы подумали, мне бы в их команду. Ведь так?

– Честно скажу, так не думал. Но ваше предложение нахожу довольно интересным. Я его рассмотрю на досуге и на свежую голову.

– Издеваетесь, владыка?

– Ну что вы, ваше превосходительство.

– Не паясничайте! Лучше скажите, что делать. Вы хоть и не большой специалист в делах практических, но как креативный разработчик довольно результативны.

– Преувеличиваете, Владислав Борисович. Преувеличиваете. Далеко мне до Кузнецова и компании.

– Ну, это я знаю и без ваших скромных признаний. И все же.

– Знаете в этой ситуации можно припомнить старый анекдот, который заканчивается чем-то вроде, я не х…й, я мозг.

– В оригинале это звучит, я не член партии, я ее мозг.

– Да, да, именно так.

– И все же, не тяните, отвечайте.

– Извольте. Я припомнил этот анекдот не с проста. Ничего конкретного по текущим аспектам этой операции сказать не могу. Тем более, я уже не в теме. Но вот в долгосрочной перспективе есть одна идея.

– Валяйте.

– Она проста и сводится к предложению, которое вы высказали, вроде бы выдав за мои мысли.

– Нам бы в их команду? Я не ослышался?

– Ну, в свою команду они нас не возьмут. Но вот завоевать со временем статус хотя бы сочувствующих было бы полезно.

– И это говорит полковник ФСБ и православный епископ?

– Бывший полковник.

– Спецслужбистов бывших не бывает. И все же, прокомментируйте ваши предложения.

– Знаете, именно в церкви я понял, что во всей этой сверхъестественной бодяге, что-то есть. Совершенно не то, что говорят мои нынешние коллеги, но что-то есть. Я в этом понимаю очень мало. Но и того, что я понял, достаточно, чтобы не сомневаться. С ними Бог!

82
{"b":"12185","o":1}