ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они прошли террасу мимо пустовавшего стола на 8 персон просив передать изумленного метр д’отеля что они ждать больше не будут и уезжают. Лебядь поднялась в машину. Это машина умницы, сказала купчиха, Вам приятнее остаться с ней одной (а я не обратила внимания). Я поеду в своей следом с Вами. И одна за другой они заволновались по лесным дорогам.

13.01

Путь разстриги в лес, назад к иночеству лежал через щеголя. Разстрига не мог не остановить машины у подъезда чтобы не узнать уехал ли щеголь. Все было сегодня так невероятно, что все может быть еще одеваются. Может быть еще и со щеголем (совершенно невероятно) история аналогичная его истории. Но когда он покидал машину напротив остановилась другая, из которой выскочил лицедей. Друзья расхохотались. Что за история, вскричал разстрига, уже час прошел, я безумно запаздываю из-за обстоятельств вздорных до последней степени, и остановил машину, чтобы посмотреть все ли обстоит благополучно, а Вы тут же в то время, причем я думал, что Вы давно в лесу и щеголь совсем не лежит на Вашем пути по пути в лес.

Я приехал сюда из лесу, ответил лицедей. Могу Вас успокоить. Ни вашей, ни моей жены там нет. За столом я нашел купчиху и лебядь. Могу Вас также успокоить — их мужей там тоже не было. Хотя я уехал оттуда всего несколько минут назад.

Но почему Вы уехали, почему Вы оставили дам одних.

Почему. Я убежден, что сейчас вообще никого там нет и дамы тоже уехали, и поэтому я убежден, что щеголь дома. Подождите узнаем.

Щеголя не было. Им доложили, что уже полчаса как щеголь уехал.

Почему я уехал. Это история длинная. Подымемся наверх, я Вам все расскажу и в свою очередь надеюсь от Вас узнать.

О да, с тех пор как мы с Вами расстались у кожуха произошли события, о которых я тоже могу Вам рассказать. У меня была Ваша жена, дорогой лицедей.

А у меня была Ваша жена, дорогой разстрига.

Прятели хохотали. Расселись в прихожей не раздеваясь и не могли никак перестать смеяться.

Господи Всевышний, это совершенно замечательно.

Я ничего подобного никогда не видел отвечал лицедей. Послушайте. И краснобай закашлялся.

Я был чрезвычайно взволнован теми разговорами, которые мы вели у кожуха полчаса назад. Вместо того чтобы ехать в лес я поехал домой, настроенный против своей жены. Мне ничего не удалось сделать из тех глупостей, которые я собирался совершить и о которых вспоминать не будем как появилась и ваша жена.

Господи возрадуйся, как это похоже на все, что случилось со мной, перебил его разстрига. Не успел я приехать домой и наделать целый ряд глупостей, совершенно моей жены не касающихся, но о которых вспоминать не будем как отворилась дверь и появилась ваша жена. И они опять хохотали.

Ваша жена — продолжал лицедей, с места заявила, что она приехала устраивать мне сцену за то, что я становлюсь ей поперек дороги, что я что то интригую, что я разлучаю ее со щеголем и что для того, чтобы успешнее строить козни я обманываю вас и вас, разстригу, вовлек во все эти козни. Она так расстроилась, что наотрез отказалась ехать в лес и поехала домой.

Хаха ха, гоготали они.

Ну в таком случае, заявил разстрига, она встретится у себя с вашей женой, приехавшей ко мне чрезвычайно взволнованной и озабоченной в тот момент, когда я собирался уходить. Я не понял в чем дело. Но она попросила ее оставить. Я убежден, что и тут какая нибудь история в которую замешан щеголь, тем паче, что первый вопрос лебяди в лаборатории был — как щеголь не с Вами. Но теперь они встретились и должно быть делят щеголя. Боже, какие дуры. А щеголю то на них обоих наплевать.

Это все ничего, продолжал развалившись лицедей. Я вам расскажу теперь про двух других дур, которых я застал в лесу. Разговор с ними был не менее замечателен, чем наши разговоры с нашими женами.

Эти были такие экивоки которым не было бы конца, если бы я не уехал. Послушайте только.

Купчиха сообщила мне прежде всего, что моя жена заезжала к ней расстроенная, лебядь же сама приезжала к моей жене расстроенная. Но я ничего не сказал им, сперва, об этом последнем и купчиха, сперва, так и оставалась в неведении, что моя жена видела и лебядь, а не только ее. На этом основании они вовот развели против меня какую-то дурацкую стратегию то вступать со мной в союз одна против другой, то соединяясь против меня. Когда же лебядь ушла с террасы, я рассказал купчихе о встрече лебяди с моей женой и привел ее в такое неописанное состояние, что она бросилась отыскивать лебядь. Я уехал, но воображаю — из-за моей темы там должно быть разыгрывается такая же история между этими двумя дурами, как между нашими женами из-за щеголя. Недостает только узнать, что проделывают щеголь и кожух — в этот момент они должно быть вместе разводят такую же историю, как их жены. И они опять хохотали.

Однако, добавил лицедей, щеголя тут нет и я ошибся в предположениях. Очевидно они поскакали с кожухом в лес. В таком случае они застанут там милые отношения их жен и предполагаю, что выйдет из этого. Боже, Боже, Боже, до чего это глупо и смешно. Как это можно, какие то идиотские обстоятельства раздувать до того, что получится немыслимая каша заставляющая людей сходить с ума и беситься в течение часа. Я много видел историй. Но свою жену и моих приятелей и приятельниц я считал неглупыми людьми и вот заварили кашу из-за которой получается один только результат, что до сих пор мы все голодны, хотя уже второй час и должны метаться по городу вместо того, чтобы сидеть за столом в лесу и дышать прекрасным воздухом. До чего люди могут сходить с ума, это вертеп невообразимый.

Что нам теперь делать, спросил разстрига, я действительно голоден. Но необходимо вмешаться в эту историю и прекратить ее как можно скорее иначе мы так и останемся сегодня без завтрака, разъедемся не встретившись по делам и обстоятельства будут крутиться Бог весть сколько времени. Положительно неисповедимы пути Провидения когда поведает оно о делах наших последних наизнанку. И потопит нас в лучах своей славы будто-бы, как не есть и не пить, а вот егда[17] мы цветем поцветом первостепенным. Посему полагаю я что вот должны мы так и вот по разному расточить и сделать и присовокупить наоборот и преобразить в необычайных разногласиях пятую и еще семнадцатую и четырнадцатую и возьму и опять пока не осыпется эта правда на нас преображенных зубным врачем.

И разстрига молитвенно сложил руки. Жест этот напомнил лицедею их беседу у кожуха. Боже какое было это идиотство. Но ощущения которые он пережил тогда сидя в кресле напротив кожуха, выступили опять на его похолодевшем лице. Внезапно ему нехватило этих чувств. Он смотрел на разстригу и уже не веселился.

Он провел рукой по лбу. Что бы значила вся эта история. Нет он был болен, непостижимо болен. Еще минуту назад он смеялся искренне высмеивал себя и других и веселился при мысли о женах и мужьях. Еще минуту назад все ему казалось идиотством. Все женщины дурами. А теперь воспоминание о кожухе и о его руках опять душило его. Он пробовал воротник, который слишком давил. Почему он вдруг так шлепнулся. Что случилось. О этот кожух и все эти истории. И почему он только что потешался над своей женой. Может бедная она также страдает, как и он. Разве можно быть таким пустым и легкомысленным каким он был только что. И опять он во всех этих событиях видел глубокий смысл, как он видел недавно и не видел только. Истина опять переменила знак и белое опять стало белым перестав быть черным. Он не мог уже даже сопротивляться. Перед ним замолчавший разстрига сидел молитвенно сложив руки и уронив голову на впавшую грудь. Его лицо было таким, что лицедей увидел себя в зеркале. Что за повторение. И тут и там одно и то же. Не он один болен и сошел с ума. Этот тип тоже болен, тоже выжил из ума, обезумел. Ведь и он только что смеялся, только что хохотал веселился, а теперь уронил голову скис развалился сгнил сдох.

Лицедей вскочил.

вернуться

17

Егда — когда (ст. русск. яз.)

30
{"b":"121881","o":1}