ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Роберт САБАРОФФ

ИММУННЫЙ СИНДРОМ

Роберт Сабарофф. Иммунный синдром

("Звездный путь" #33).

Robert Sabaroff. The Immunity Syndrome

("Star Trek" #33).

════════════════════════════════════════

HarryFan SF&F Laboratory

Белый песчаный пляж… загорелые женщины… форель в реке… — тихая жизнь на побережье, Звездная База N_6. «Энтерпрайз» с измотанным вконец экипажем на борту приближался к заветной цели. Кирк вспоминал вкус радужной форели, подаваемой на завтрак на свежем воздухе.

— Сообщение с Базы, капитан, — доложила Ухура. — Сильные помехи. Я смогла разобрать только слово «Интрепид» и что-то похожее на координаты.

— Попробуйте по другому каналу, лейтенант.

— "Интрепид" укомплектован исключительно вулканитами, так, Джим? — спросил Мак-Кой.

— Кажется, так, — Кирк развернул кресло на 180 градусов. — Экипаж «Интрепида» состоит из вулканитов, верно, Спок? Помниться за помощь в установлении перемирия с федерацией ромулан, вулканитам отдали космический корабль, это была большая честь.

Спок не отвечал, он даже не повернулся, а только выпрямился в кресле. Что-то в его движениях встревожило Кирка. Он подошел к банку данных компьютера, возле которого сидел Спок.

— Спок! — ответа не последовало. Кирк потряс его за плечо. — Спок, что случилось? У тебя что-нибудь болит?

— "Интрепида" больше нет. Я только что почувствовал, что он мертв.

Кирк посмотрел на Мак-Коя, но тот только пожал плечами.

— Спок, — сказал Кирк. — Ты устал, отдохни, Чехов тебя заменит.

— И четыреста вулканитов на его борту тоже мертвы, — сказал Спок.

— Спустись ко мне в медчасть, Спок, — сказал Мак-Кой.

— Со мной все в порядке, доктор, я почувствовал это.

— Отправляйся в медчасть, Спок, — сказал Кирк. — Это приказ.

— Есть, капитан.

Кирк проводил его взглядом до лифта. Да, всем нам не сладко, — подумал капитан, — слишком много заданий, даже сверхвыносливость Спока имеет предел, пора отдохнуть на побережье.

— Вызывает Звездная База N_6, капитан, — сказала Ухура.

Кирк вернулся к своему креслу и щелкнул переключателем:

— Давайте, лейтенант.

Все услышали голос из громкоговорителя:

— Последние полученные нами координаты «Интрепида» — сектор 39J. Немедленно поворачивайте туда.

Кирк потер ладонью подбородок и включил микрофон:

— Экипаж «Энтерпрайз» возвращается на базу после выполнения серии серьезных заданий. Команда нуждается в отдыхе. В этом секторе могут быть другие корабли эскадры.

— Нет, капитан Кирк. Это приказ. Мы потеряли связь с системой Гамма 7А. «Интрепид» пытался выяснить, в чем дело. Теперь у нас нет связи и с «Интрепидом». Ждем ваших сообщений.

— Приказ понятен, — сказал Кирк. — Конец связи.

Зулу вопросительно смотрел на своего капитана.

— Вы слышали приказ, Зулу, — сухо сказал Кирк. — Курс на Гамма 7А.

— Я произвел сканирование, капитан, — рапортовал из-за своего пульта Чехов. — Система Гамма 7А… — он старался говорить Спокойно, но Кирк почувствовал, что Чехов смертельно напуган. — Система мертва, капитан…

— Мертва? Что вы несете, Чехов? Это же четвертая по величине звезда! Миллиарды жителей системы тоже, по-вашему, мертвы? Проверьте показания сканеров еще раз!

— Я проверял, сэр. Система Гамма 7А — мертва.

— Я уверяю тебя, Мак-Кой, — говорил Боунсу в медчасти Спок, — со мной все в полном порядке. Боль была мгновенной.

— Кажется, мои приборы согласны с тобой, — вздохнул Мак-Кой. — Конечно, если им можно доверять, когда имеешь дело с анатомией вулканита. Кстати, откуда у тебя такая уверенность, что «Интрепид» уничтожен?

— Я почувствовал, — без выражения ответил Спок.

— Но мне всегда казалось, что тебе необходим физический контакт, чтобы почувствовать…

— Доктор, даже я — наполовину вулканит — могу почувствовать на расстоянии смерть четырехсот вулканитов.

— Этого я не могу понять, — покачал головой Мак-Кой.

— Я заметил, что это относится ко всем людям, — сказал Спок, одевая рубашку. — Для вас легче почувствовать смерть одного близкого вам человека, чем смерть миллионов.

— Почувствовать боль соседа, так, Спок? Этого ты хочешь от нас?

— Если бы вы могли почувствовать это, ваша история была бы менее кровавой.

Послышался сигнал по внутренней связи.

— Кирк. Боунс, как там Спок? Если с ним все в порядке, он нужен мне на мостике.

— Иду, капитан.

Кирк встретил его у лифта.

— Возможно, ты прав. Связь с «Интрепидом» потеряна, со всей системой Гамма 7А тоже. Наши сканеры показывают, что эта система мертва.

— Существенные новости, — сказал Спок и быстро подошел к своему пульту.

— Есть какая-нибудь информация от эскадры? — спросил Кирк Ухуру.

— Трудно избавиться от помех, сэр, они становятся все сильнее.

На пульте Зулу загорелась красная лампочка.

— Капитан, опустились отражатели!

— Снижайте скорость до трех витков, — сказал Кирк и подошел к Споку.

— Впереди турбулентная энергия, анализу не поддается. Раньше я с такими данными не сталкивался.

Кирк подошел к главному экрану:

— Увеличение, коэффициент 3, - приказал он.

На экране появилось звездное пространство в обычной проекции.

— Просканируйте сектор, — сказал он.

Звездное поле предстало под другим углом, и Зулу сказал:

— Как раз то, что мы ищем, капитан?

— Я допускаю, — сказал Спок, — что именно это.

На экране показалась черная тень.

— Облако межзвездной пыли, — предположил Чехов.

Кирк покачал головой:

— Звезд не видно. Через облако они были бы видны. Что скажешь, Спок?

— Анализы все еще нестабильны, капитан. Закладываю в компьютер данные сенсоров. Но что бы это ни было, по моим расчетам, оно расположено прямо на пути, ведущем к «Интрепиду» и системе Гамма 7А.

— Ты хочешь сказать, что «это» — причина их гибели, Спок?

— Вполне возможно, капитан.

Кирк немного подумал и согласно кивнул головой:

— Остаемся на прежнем курсе, снижаем скорость до одной единицы, — сказал он Зулу. — Мистер Чехов, приготовьтесь запустить в эту зону телеметрический зонд.

— Есть, сэр, — сказал Чехов, придвинулся поближе к своему пульту и через некоторое время добавил. — Зонд готов.

— Запускайте, — сказал Кирк.

Чехов нажал на кнопку:

— Зонд запущен.

Из коммуникационной станции вырвался взрыв атмосферных помех, он был настолько силен, что вызывал ассоциации с материальной субстанцией, как будто гигант хлопнул в ладоши. Все кончилось так же неожиданно, как и началось. Ухура, потеряв ориентацию, схватилась за кресло.

— По какому каналу это прошло? — спросил Кирк.

— Телеметрический… — было заметно, что Ухура прикладывает определенные усилия, чтобы ответить. — Канал телеметрического зонда… не поступают сигналы…

— Спок, имеются какие-нибудь предположения?

— Никаких, капитан, — увидев, как Ухура без сил уронила голову на пульт, Спок вскочил со стула. — Лейтенант! — он поднял ее за плечи.

— Просто головокружение, — прошептала она. — Через минуту все будет в порядке.

— Джим, рапорты со всех палуб, — передал по внутренней связи Мак-Кой. — Все женщины корабля в полуобморочном состоянии.

Кирк посмотрел на Ухуру.

— Тебе лучше подняться на мостик и обследовать лейтенанта Ухуру, — сказал он. — Она только что пришла в себя.

— Раз уж пришла в себя, пусть остается там, — сказал Мак-Кой. — У меня тут кое-какие проблемы.

— Что случилось?

— Ничего особенно серьезного. Просто слабость и нервный стресс.

— Ты можешь с этим справиться?

— Дам им стимуляторы, чтобы они оставались на ногах.

Команда и так валится с ног от усталости, подумал Кирк, а тут еще это. Он посмотрел на экран и ничего ободряющего там не увидел, черная тень занимала уже почти весь экран.

1
{"b":"121889","o":1}