ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пару минут назад он тоже себе этого не представлял и теперь удивлялся почему.

– Как насчет четверга? – предложил Тайлер, бессмысленно перелистывая страницы еженедельника. – Я закончу свои дела здесь к пяти, заеду за тобой около шести.

– Хорошо.

Услышав едва заметное сомнение в ее голосе, он поспешил заверить:

– К девяти обещаю доставить тебя домой, так как нужно будет рано вставать на следующий день. Ничего особенного, просто перекусим где-нибудь.

И быстро повесил трубку, пока она не передумала. Затем откинулся в кресле, скрестил руки за головой и уставился в потолок.

5

Тесса оделась элегантно, но очень скромно, чтобы у Тайлера не возникло мысли, будто она расценивает их встречу как свидание. Белоснежное хлопчатобумажное платье, юбка которого достигала икр, пробковые сандалии, на всякий случай, если похолодает, шерстяная кофточка, и никаких украшений, кроме тонкой золотой цепочки и крошечных сережек-гвоздиков. Она обвела губы розовой помадой и, окинув взглядом свое отражение в зеркале, решила, что готова. Главное – держать себя в руках и следить за тем, чтобы, непринужденно поддерживая беседу, случайно не засунуть вилку в ухо.

Но когда она услышала звонок в дверь на несколько минут раньше, чем ожидала, внутри у нее все перевернулось. Кого она пытается обмануть? Саму себя? Все ее увещевания о самоконтроле улетучились при одной мысли о том, кто сейчас стоит за дверью.

Но волнение оказалось преждевременным. На пороге стоял ее отец.

– А-а, хорошо, что ты дома! Когда я сегодня в банке видел Джеффри, он сказал, что вы сегодня не встречаетесь. И я подумал, ты тут, наверное, скучаешь.

Барт направился к бару и плеснул себе приличную порцию виски.

– Вообще-то я собираюсь скоро уходить, у меня встреча, – сказала Тесса.

– Ну, тогда перенеси ее. Я хочу поговорить с тобой о педиатрическом отделении. Мы уже израсходовали все деньги, выделенные на него, и нужно придумать, где раздобыть еще некоторую сумму.

– Я уже изложила свои предложения в письменном виде и отослала тебе копию. А сейчас, извини, я…

– Подожди еще немного. Это важно. И перестань метаться из угла в угол, можно подумать в доме пожар.

Он достал из кармана носовой платок и вытер пот со лба.

– Жара сейчас такая, что действительно не исключена возможность пожара. Кстати, ты уже наслаждаешься бассейном или все еще считаешь, что я переборщил с подарком на прошлый день рождения?

– Нет. За последние недели я оценила твой подарок.

– Вот-вот! – Тяжело дыша, Барт присел на табурет возле бара и залпом опрокинул виски. – Я же знаю, что нужно моей девочке для счастья. Да, ну так насчет предложения….

Отец как всегда в своем стиле: стоит только кому-нибудь выразить намерение не подчиниться ему, он, как бы невзначай, напомнит бунтарю о своей щедрости и великодушии, которыми одарил его, и снова смело переходит в наступление. Нет, он никогда не изменится, но, слава Богу, она теперь другая.

– Мы обсудим это позже, папа, – твердо заявила Тесса, – сейчас у меня нет времени. Но если хочешь, я дам тебе свою копию, можешь просмотреть ее, пока меня не будет.

И хотя поиски нужных бумаг заняли не более двух минут, они оказались роковыми: когда она снова спустилась в холл, там нахохлившись, как два петуха перед боем, стояли друг против друга ее отец и Тайлер.

– Просто зашел! Как будто тебя сюда звали! – услышала она голос отца.

– Не кипятись, Барт. Тесса примет меня.

– Не сегодня. У нее сейчас встреча.

– Да, я знаю. Со мной.

– Как бы не так! – прорычал ее отец. – Она скорее умрет, чем станет встречаться с тобой.

– Прекратите сейчас же, оба! – скомандовала Тесса. – Как вам не стыдно! Взрослые люди, а ведете себя, как дети. Вас, наверное, на другом конце города слышно.

Тайлер поднял руки вверх, как бы сдаваясь.

– Это не я начал. Так что отчитывай его. А еще посоветуй завязывать с алкоголем, а то у него вена на шее вздулась.

– Пап? – Она с беспокойством посмотрела на отца. Барт прислонился к стойке бара, хрипло дышал и покраснел. – Как ты себя чувствуешь? Может, тебе нужно принять лекарство?

– Понадобится, если этот негодяй задержится здесь еще хоть на минуту. Что, черт возьми, он здесь делает, Тесса? Ему взбрело в голову, что ты с ним встречаешься. Это шутка? Если, да, то не очень уместная.

– Это не шутка, мы решили вместе перекусить, вот и все.

Она протянула отцу пачку бумаг.

– Вот, если что-то будет непонятно, позвони мне позже.

– Я планировал сегодня пораньше лечь спать, – закапризничал Барт. – Последнее время мне приходилось работать допоздна, и это стало сказываться на моем самочувствии.

– Но я не задержусь, – пообещала Тесса, провожая отца до двери.

Когда она вернулась в холл, Тайлер стоял и смотрел в окно.

– Я вижу, ничего не изменилось, несмотря на все твои разглагольствования о независимости. Хоть ты и не живешь теперь с ним под одной крышей, стоит ему сказать «ап!», и ты уже прыгаешь в горящий обруч.

– Он уже не молод, Тайлер, – устало произнесла Тесса. – И здоровье у него не как у космонавта. Если у меня свой собственный дом и собственная жизнь, это не значит, что я забыла, что он все еще мой отец. Мне вовсе не сложно быть внимательной к нему.

– Вот только, похоже, он не собирается ценить твою заботу. Или он при мне ведет себя, как собака, которая боится, что у нее отберут любимую косточку.

– Он мой отец, – повторила она. – И беспокоится обо мне, и не хочет, чтобы мне причинили боль.

– А ужин со мной причинит тебе невыносимую боль, так?

– Несварение желудка, точно, если мы будем стоять здесь и без конца препираться. Может, отложим все до тех пор, пока ты не перестанешь ворчать?

Тайлер повернулся к ней, и она заметила на его лице знакомое упрямое выражение.

– Ни за что в жизни, Тесса, я не позволю этому старому лису диктовать мне, что делать и когда. Так что, бери свою сумочку, и поехали отсюда, пока он не вернулся и еще раз не попытался расстроить наши планы.

В машине они практически не разговаривали. Тайлер сосредоточился на дороге. Тесса хотела было спросить, куда он ее везет. Но, взглянув на его каменный профиль и сильную руку, яростно, будто это была шея ее отца, вцепившуюся в коробку передач, вдруг передумала и стала смотреть в окно.

Около реки он свернул на узкую дорогу, бегущую по отвесному берегу и ведущую к роскошному городскому отелю «Голден Диар». Передав там машину швейцару, чтобы тот отвез ее на стоянку, Тайлер провел Тессу через вестибюль к ресторану.

– Я думала, мы поужинаем в каком-нибудь месте попроще, – сказала она, когда официант проводил их к столику у окна, выходящего к водопаду.

– Можешь заказать себе хот-дог или гамбургер, если хочешь, – улыбнулся он. – А я голоден как волк, и предпочел бы нечто существенное, во что смогу вонзить свои зубы.

– Как мой отец?

Он посмотрел на нее поверх меню и, увидев озорные искорки в ее глазах, тоже улыбнулся.

– Я похож на вампира?

– Угу. Но я к этому уже привыкла.

По его лицу проскользнула легкая тень раздражения.

– Ты всегда находилась между молотом и наковальней, когда мы были женаты?

– Да, вы никогда не могли прийти к согласию, ни по какому вопросу.

– Мы до сих пор не можем. По негласному договору Барт и я, например, стараемся в больнице не попадаться друг другу на глаза. Иногда можно подумать, что твой отец решил предоставить мне свободу действий, так как я все равно здесь ненадолго, и все же он возмущен моим возвращением.

– А почему ты вернулся, Тайлер?

Не глядя не нее, он ответил:

– Ты знаешь почему: потому что Зак попросил меня замещать его в клинике.

– Зак мог попросить кого угодно. Почему же он выбрал именно тебя?

– Потому что я в данное время оказался свободен.

– Что, на севере дело не пошло?

– Как сказать! – Тайлер швырнул меню на стол. – Я прожил там три года. Любой нормальный человек не продержится больше, когда десять месяцев в году такой холод, что даже мозги замерзают, а в остальное время тебе докучают гадкие москиты. Я перебрался на запад, в Сиэтл, где зимы более терпимые.

10
{"b":"12190","o":1}