ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И теперь он снова здесь.

– Все кочуешь, – сказала она. – Свободолюбивый цыган. Дорога манит тебя.

– А ты все такая же домоседка. Неужели тебе никогда не надоедают одни и те же лица, одни и те же места, Тесс?

– Вообще-то я покинула город вскоре после тебя. Четыре года проучилась в Кливленде.

– Серьезно? Ну и как, понравились новые впечатления?

– В некотором роде, – вздохнула она.

Если бы он только знал, что ей было просто не по силам находиться в Гринфилде без него. Здесь столько мест, которые они посещали вместе, столько людей знали их, как пару. Ей просто необходимо было отвлечься.

Тайлер выжидающе смотрел на нее несколько секунд, затем указал на меню.

– Выбрала, что заказать?

– Нет.

– Что будешь на аперитив?

– Ничего.

Она и так слишком чувствительна сейчас, без алкоголя.

– Тогда я закажу вина к ужину.

– Не стоит. Немного сока будет достаточно.

– Да перестань, Тесса. Бокал вина не скомпрометирует тебя в моих глазах. Твои моральные принципы не пострадают. Как насчет Шардонэ? Я помню, ты его очень любила.

Я очень любила тебя, подумала она с горечью. Только не надо мне постоянно об этом напоминать.

И как будто Тайлер услышал ее немую мольбу. После тоста за дружбу, он выбрал нейтральные темы для беседы. Они говорили о новой канатной дороге в горах, о реставрации центрального здания суда, о шикарном виде из окна. Ливингстон рассказал, как путешествовал по Андам автостопом. Тесса – о своем отпуске, проведенном в Греции. Она совсем было расслабилась и ей уже начал нравиться вечер.

Но когда подали горячее, запеченного морского окуня, Тайлер вдруг спросил:

– Ты с ним счастлива, Тесса?

Ее рука чуть заметно дрогнула, и она успела, не расплескав содержимое бокала, поставить его на стол.

– С кем?

– С Джеффри.

– А-а. Да, думаю, да. – Она была несколько обескуражена, как самим вопросом, так и напряжением в голосе собеседника.

– Почему?

– Почему? – Она пожала плечами. – Не знаю.

– Если верить твоим словам, – вымолвил он, разглядывая вино в своем бокале, как будто ожидал увидеть там плавающие дольки ананаса, – не из-за того, что он фантастический любовник.

– Он добрый, Тайлер, – сказала Тесса, не желая обсуждать сексуальные победы Джеффри или отсутствие таковых. – Очень внимательный. Кроме того, у нас совпадают многие взгляды на разные вещи. Когда мы вместе, он не думает, что мог бы быть сейчас с каким-нибудь другим, более интересным человеком. С ним очень легко.

– И вы никогда не спорили, не ругались?

– Нет, никогда.

– Ты выйдешь за него замуж?

– Он еще не сделал мне предложение.

– Ты знаешь, что я имею в виду. Он бы с удовольствием надел обручальное кольцо на твой пальчик. Вопрос в том, позволишь ли ты ему это сделать?

– А почему тебя это интересует?

– Потому, что я хочу, чтобы ты была счастлива, Тесса. И всегда хотел. Джеффри вполне устраивает твоего отца. Так что, если ты выйдешь за него, здесь у тебя проблем не будет.

– Я сама выберу себе мужа. Поверь, что в состоянии это сделать и без подсказки отца.

– Прошлый раз ты действительно обошлась без его совета, иначе бы мы никогда не оказались перед алтарем.

– В его возражениях против нашего брака не было ничего личного. Отец полагал, что я еще слишком молода, чтобы выходить замуж. За кого бы то ни было.

– Чепуха! Барт считал, что я для тебя не подходящая партия.

– Он никогда этого не говорил, – запротестовала Тесса, но в ее голосе послышалась неуверенность, потому что здесь Тайлер был прав. До самой последней минуты ее отец лихорадочно пробовал все средства – угрозы, мольбы, эмоциональный шантаж, – все, лишь бы она отказалась от своей затеи. Барт приписал Тайлеру столько недостатков, что хватило бы на целую книгу о злодеях века.

По ее опущенным глазам Тайлер догадался, что Тереза Уизерспун, как истинно преданная дочь, покрывает отца.

– Я же был там, в этом музее чопорности и тоски, называемом церковью… Все глаза были устремлены на тебя, никто не видел его. А я видел. Он бы с удовольствием меня повесил, четвертовал, потом бросил в огонь, и прах развеял по ветру.

– А я видела тебя, – едко заметила она. – Как легко обвинять моего отца во всех смертных грехах! А самого себя ты не считаешь виноватым, Тайлер? Когда я шла по проходу в церкви, ты скорчил такую физиономию, будто тебя собираются положить на жертвенный камень. Чудо, что я не осталась перед священником одна, потому что ты готов был бежать без оглядки.

– Да, готов, – ответил он искренне. – Но факт тот, что не сбежал.

– Потому что все зашло слишком далеко, и отступать было уже поздно.

– Перестань, Тесса. Неужели ты действительно думаешь, что пятиярусный свадебный торт и несколько сотен разодетых гостей заставили бы меня сделать то, чего я не хочу. Я любил тебя до безумия.

– Но ты довольно-таки быстро вылечился от этого своего психического недуга, не так ли? И твоя «милая маленькая девочка», как ты меня называл, вскоре потеряла свою первоначальную привлекательность.

– Потому, что девочка не хотела становиться взрослой.

– Мне было всего двадцать, что ты от меня ожидал?

– Чтобы ты вела себя соответственно, а не как десятилетний ребенок. Ты каждый раз бежала к папочке, когда твой большой злой муж отказывался подчиняться всем твоим прихотям. Барт приложил немалые усилия, чтобы разрушить наш брак, и ты облегчила ему работу. Когда пришлось выбирать между ним и мной, ты выбрала его. Я совершил ужасную ошибку, когда согласился жить в его доме.

– Ты принял его предложение, чтобы не тратить деньги на оплату квартиры, пока не кончится твой испытательный срок в клинике.

– Если бы знать тогда, что цена за эту услугу – мой брак, я бы посоветовал ему идти подальше со своей благотворительностью. Ни один мужчина не захочет соревноваться со своим тестем за любовь и преданность жены. Имей это в виду, если выйдешь замуж за Франка из банка. Ты можешь водить его за нос сейчас. Но все может измениться, если каждый раз, когда ему захочется заняться с тобой любовью, надо будет беспокоиться, как бы Барт не зашел и не застал этот процесс.

– Он никогда не поступал так с тобой!

– Не потому, что не хотел. Представляю, с каким бы удовольствием он застал меня врасплох и надрал мне голую задницу.

– Давай не будем обсуждать это в общественном месте, – возмущенно, понизив голос, сказала она.

Он издал смешок, увидев, как ее щеки залились румянцем.

– Ты стала такой ханжой, Тесса. Раньше мы не только говорили о сексе, сколько хотели, но, вспомни, пару раз даже занимались этим чуть ли не на глазах целой толпы. Франк не догадывается, чего ты его лишаешь?

– Ну, ты и свинья, Тайлер Ливингстон!

– Да. – Он расплылся в мерзкой улыбке. – Я такой!

– Похоже, я ошибалась, думая, что мы сможем стать друзьями.

– Еще как ошибалась! – согласился он, не переставая улыбаться.

Она откинула салфетку и потянулась за сумочкой.

– Можно было догадаться, что эта затея ни к чему не приведет. Спасибо за ужин, провожать меня не надо!

– За нами наблюдают, Тесса, – спокойно произнес Тайлер, поднимая бокал, как будто произносил тост. – Так что если не хочешь, чтобы местные курицы закудахтали, перемывая тебе косточки за утренним кофе, сядь и не устраивай сцен.

Еще до того, как он закончил свою реплику, она почувствовала, как любопытные взгляды буквально впились ей в спину. Мгновение спустя на стол легла чья-то тень, и Саманта Кэрч, одетая в черное кружевное платье, сладко пропела:

– Доктор Ливингстон, какая приятная неожиданность встретить вас здесь! Да еще с вашей бывшей женой. Как дела, Тесса, дорогая? Я надеюсь, вы не забыли о завтрашнем званном вечере, доктор? Рейчел так не терпится снова с вами увидеться.

– Как же я мог забыть! – Тайлер был сама галантность, когда он встал, чтобы поцеловать руку Саманты.

Бросив на Тессу триумфальный взгляд, она сказала:

11
{"b":"12190","o":1}