ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мы были бы очень рады увидеть у себя и вас с Джеффри, но, боюсь, у вас другие планы.

Тесса уже открыла было рот, чтобы вежливо отказаться, но тут какой-то упрямый чертик, живущий в ней, ответил прежде, чем она успела что-то сообразить:

– Вообще-то мы завтра свободны и с удовольствием придем.

– О!.. Это было бы замечательно! – пролепетала Саманта.

– Попалась! – усмехнулся Тайлер, когда пожилая женщина удалилась. – Интересно, душа моя, как ты объяснишь, что передумала?

– Я не передумаю, – твердо заявил все тот же чертик. – Мы с Джеффри придем. Это я тебе обещаю.

6

Тесса надела жемчужные колье и серьги, доставшиеся ей от матери, и жемчужное колечко, обрамленное мелкими алмазами, которое ей подарил отец на восемнадцатилетие. Из одежды она выбрала розовое шелковое платье и – босоножки в тон. Перед этим она провела три часа в лучшем парикмахерском салоне города, после чего выглядела как супермодель, сошедшая с обложки журнала мод.

Внешний лоск – это, конечно, только фантик от конфеты, подумала Тесса, когда услышала шум подъезжающей машины Джеффри. Но все же это один из самых древних и верных способов, дарующих женщине уверенность в себе.

А ее уверенность в себе таяла с каждой минутой, как мороженое на солнце. Хотя, как оказалось позже, она могла бы приехать и в полосатом костюме заключенного, и при этом ничего не изменилось бы…

Вечер в особняке семьи Кэрч уже близился к концу. Несмотря на то что гостей собралось по крайней мере человек шестьдесят, не считая целой гвардии нанятых официантов, Тесса сразу же отыскала глазами в толпе Тайлера, или, точнее, Тайлера и его спутницу.

В белом шифоновом платье с откровенным декольте Рейчел Кэрч напоминала самодовольную охотницу, вцепившуюся в свою добычу.

Джеффри, похоже, тоже не особенно впечатляла вся эта картина.

– Ну что, присоединимся, котенок? Я вижу тут парочку наших клиентов, с которыми хотел бы поговорить в такой неформальной обстановке.

– Да, конечно. – Тесса взяла с подноса у проходившего мимо официанта бокал шампанского и сделала вид, что восхищается ледяными скульптурами, украшавшими центр стола. – Я тут послоняюсь неподалеку.

– Не будешь скучать?

– Не беспокойся! – Ее ответ прозвучал более жестко, чем Джеффри того заслуживал.

Но как можно было сохранить душевный покой, когда в двадцати шагах, на глазах у половины города Тайлер разыгрывал очередной спектакль. О Боже, неужели он не догадывается, как глупо выглядит, отвечая на внимание своей новой пассии? Рейчел кидала на него такие взгляды, будто он тушеный телячий филей под соусом из вермута, а она целый месяц ничего не ела.

В другом конце стола Сибил из продуктового магазина накладывала каннеллони с баклажанами себе на тарелку.

– Никогда не думала, что ты из тех, кто любит сыпать соль себе на раны, – довольно громко заметила она. – Вот, попробуй эти помидоры, фаршированные грибами, чтобы тебе было чем заняться, кроме как наблюдать, как другая женщина увивается вокруг твоего мужа.

– Он мне не муж. И вовсе я не наблюдаю за ним. А даже если и так, какая разница? Единственное, что он видит, это платье, которое, если можно так сказать, надето на его спутнице.

Затем, ненавидя себя за сварливость, добавила:

– Хотя, разве можно его обвинять? Оно действительно очаровательное.

Сибил пренебрежительно фыркнула:

– Да чучело в огороде и то симпатичнее. Еще чуть-чуть и Рейчел придется камешки в карманах носить, чтоб ее ветром не сдуло.

Пытаясь быть справедливой, Тесса предположила:

– Наверное, его привлекают в ней душевные качества и чувство юмора.

– Рейчел Кэрч – вареная сосиска, и ты прекрасно это знаешь, дорогая. Если бы ты не была такая гордая и избавила бы своего бывшего благоверного от нее, он бы тебе только спасибо сказал.

К своему ужасу, Тесса обнаружила, что ей понравилась эта идея. Быстро, пока еще не успела полностью поддаться этому искушению, она, проглотив еще один помидор, пошла к террасе, под которой, извергая столпы брызг, шумел фонтан в виде нимфы.

Созерцать его все же безопаснее, чем наблюдать шоу у стола.

Видимо, из-за шума воды она не услышала, как сзади оказался Тайлер и прошептал ей на ухо:

– Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе. Так как ты, по-видимому, не собираешься здороваться со мной первая, я решил сделать это сам.

Он стоял так близко, что до нее донесся запах терпкого мужского лосьона. Если бы Тесса повернула голову, то их лица оказались бы на расстоянии поцелуя. Она осознавала это, потому что чувствовала его дыхание с легким запахом корицы и кофе.

– Ты сегодня вечером дежуришь в больнице? – спросила Тесса.

– Как ты догадалась?

– Ты не притрагиваешься к спиртному, если есть возможность вызова.

– Верно.

Она чувствовала на себе его пристальный, изучающий взгляд.

– Я удивлен и польщен тем, что ты помнишь такие мелочи.

О! Тесса прекрасно помнила те ночи, когда он работал допоздна в больнице, а она дремала в обнимку с его подушкой. И как часто, уже под утро, она просыпалась от его поцелуев или оттого, что его рука гладила ее живот или бедра. Еще она прекрасно помнила, когда он вообще не приходил домой по два-три дня. А потом внезапно появлялся с отросшей щетиной и серыми мешками под глазами. Тогда она брала мужа за руку и вела в ванну, а он послушно, как лунатик, шел за ней, такой усталый, измотанный, что ему не хватало сил даже раздеться самому. Она организовывала нечто вроде циркулярного душа, и струйки воды, как тысячи малюсеньких пальчиков, массировали его сведенные от напряжения мышцы, а она, раздевшись, присоединялась к нему.

– Прости, любимая, – говорил Тайлер, еле держась на ногах. – Дух, может быть, и хочет, но тело не в состоянии.

– Тсс, – прикладывала она палец к его губам и смывала пенистое мыло. – Ты дома – это уже хорошо.

Тесса прекрасно помнила, как ее руки скользили по сильному торсу, как кончики ее пальцев дотрагивались до его гладкой кожи, жестких волос. Тайлер почти спал на ходу, стоял, закрыв глаза, с ресниц капала вода, а он, покачиваясь, старался не упасть.

Иногда его тело все же было в состоянии… Тогда она обвивала свои руки вокруг его шеи, а ноги вокруг талии. Тайлер прижимал ее к стене ванны, придерживая за бедра, и они страстно любили друг друга. А потом, расслабленный, он погружался в глубокий сон…

То были чудесные времена, когда не было ни злобы, ни обиды, ни недоверия друг к другу. Времена, которые стоили того, чтобы их помнить. И сейчас все эти картины так отчетливо стояли у нее перед глазами, что Тесса вздрогнула, когда он сказал:

– Мы долго не видели друг друга. И, судя по тому, как ты вела себя сегодня на вечеринке, я решил, что ты похоронила все воспоминания о нашем браке.

– Так и есть, – выдавила она. – И потом, ты был так поглощен Рейчел, что я удивляюсь, как ты меня вообще заметил.

Несмотря на все его недостатки, Тайлер никогда не отличался глупостью. Он тут же воспользовался ее промахом:

– Если бы я не знал тебя, Тесса, то подумал бы, что ты ревнуешь. По твоим словам, мы не только не можем быть любовниками, но даже друзьями. Так какая тебе разница, с кем я провожу время?

– Никакой, – ответила она. – Но это не значит, что я не вижу…

– Ты столько раз подчеркивала, что у тебя своя жизнь, и ты должна прекрасно понимать, что у меня тоже она должна быть. Или ты думаешь, на Аляске нет женщин? Что долгие зимние ночи я коротал в мыслях о тебе?

– Конечно, я так не думала!

Но боль в сердце послужила доказательством того, что она врет. Столь откровенное его признание ошеломило ее. Ведь до этого она была уверена, что Тайлер бросил ее только потому, что в его жизни ни для чего, кроме медицины, не было места.

Их мечты изначально не совпадали. Ей виделся уютный домик, расположенный на улице с чистыми тротуарами, постриженными кустами и парком в конце. Она представляла себе будущее среди многочисленных детей и мужа, который на первое место ставит семейные интересы и не забывает о днях рождения самых близких ему людей. А у Тайлера были свои амбиции – забыв себя, помогать людям, живущим в суровых условиях севера и нуждающимся в хорошем медицинском обслуживании.

12
{"b":"12190","o":1}