ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда она представляла его, а такое случалось очень часто, особенно первые три года после того, как пришлось расстаться, ее воображение рисовало бесстрашного героя, отважно пробивающегося сквозь буран ради спасения чьей-либо жизни… Или ее фантазии выстраивали трогательную ситуацию, когда только он один мог помочь появиться на свет младенцу… Или ей виделся ее любимый с суровым, обветренным лицом, садящийся в вертолет, который должен был отнести его в далекое поселение для какой-нибудь сложной операции… Настоящий рыцарь, забывший о своих интересах ради гуманной цели.

Но никогда она не могла вообразить себе Тайлера в объятиях другой женщины.

Непрошеные слезы обожгли ей глаза. Она попыталась сдержать их, чтобы не выдать своих страданий. Но ком, подступивший к горлу, мешал дышать, и, пытаясь проглотить его, Тесса издала звук, похожий на рыдание.

– Ты что, плачешь, Тесс? – ошеломленно спросил он.

– Да. – Какой смысл отрицать очевидное.

– Почему?

– Потому что твои слова напомнили мне о том, как отвратительно чувствовать себя отвергнутой. Черт бы тебя побрал, я думала, что смогу снова обрести свое счастье, но теперь не знаю, хочу ли еще раз подвергать свое сердце такому испытанию.

Ее голос почти заглушал шум фонтана, но она не могла себя контролировать. Словно у нее внутри открылся шлюз и выпустил поток эмоций, которые скопились в ней после его ухода.

– Ну зачем, зачем ты вернулся? Почему не остался там, где был? Для чего ты приехал?

– Душа моя! – Тайлер крепко схватил Тессу за руку. – Если не хочешь повторения свадьбы Зака, улыбнись. Сколько ты сегодня выпила?

– Совсем немного. Не беспокойся, я не пьяна! Когда ты рядом мне нужно не затуманивать мозги алкоголем, а, наоборот, быть все время начеку, чтобы не позволить тебе ненароком выставить меня на посмешище. Но если тебе кажется, что я перебрала, и стыдно перед новой подружкой, можешь идти, никто тебя не держит.

– И оставить одну на растерзание этим хищникам? – Он презрительно кивнул на благовоспитанных гостей, которые поглядывали в их сторону. – Обойдутся!

Всячески прикрывая, он повел Тессу вниз по лестнице к небольшому садику, раскинувшемуся за лиловым прудом.

– Сюда.

Они прошли по посыпанной гравием тропинке к скамейке, спрятавшейся среди деревьев, которые окружали ее плотным кольцом, образовывая тем самым нечто вроде алькова.

– Здесь нас никто не увидит. Присядь и соберись.

Тайлер сунул ей в руку носовой платок. Тесса высморкалась, пытаясь спрятать свое лицо. Бог знает, как она сейчас выглядит с разводами туши на щеках и под глазами.

– Итак, – сказал он, взяв ее за подбородок, чтобы ей не удалось отвернуться. – Может, расскажешь, в чем дело? Только не говори, что это из-за Рейчел Кэрч, мы оба знаем, эта леди не в моем вкусе.

– Сама не понимаю, что со мной, – закрыв лицо руками, всхлипнула она.

Тайлер вздохнул и притянул ее к себе.

– Все ты прекрасно понимаешь. Мы оба понимаем, и дошли до той точки, когда уже бессмысленно притворяться, что ничего не происходит.

Она не могла взять в толк, что именно он имел в виду, да ей было все равно, лишь бы на всю жизнь остаться в его объятиях.

– Все дело в нас самих, Тесс, – его подбородок слегка касался ее головы, – в тебе и во мне. Порознь мы можем дурачить всех, в том числе и себя, убеждая, что наши жизни продолжаются – каждая в своем отдельном направлении, и действительно верить, что между нами все кончено. Но стоит нам оказаться в одном городе, где мы непременно будем попадаться друг другу на глаза, и обман раскроется.

Удивленная, забыв о своем заплаканном лице, Тесса отстранилась и посмотрела на спутника.

– О чем ты говоришь? Только вчера ты согласился, что мы не можем быть даже друзьями.

– Не можем, нам этого недостаточно. Мы всегда будем жаждать большего. Может даже слишком многого. А может… – Тайлер глубоко вздохнул. – Может оставить лихо, пока спит тихо?

– Что ты имеешь в виду? Слушай, я и без твоих загадок сбита с толку.

– В том-то все и дело. В день свадьбы Зака Брауэра ты была самой уравновешенной женщиной на планете. Потом тебя угораздило вновь встретить меня, и вся твоя собранность затрещала по швам. Посмотри на себя сейчас, Тесс. Ты превратилась в комок нервов, да, честно говоря, я тоже. Когда я согласился заменять Зака в больнице, то сказал себе, что просто хочу помочь старому другу, и сделал бы это, живи он хоть в Африке. Если бы я мог представить, чем все это обернется, я бы ни за что не согласился.

– Но ты знал, что я все еще живу здесь?

– Да. Зак упомянул эту деталь.

– В таком случае ты же мог предположить, что рано или поздно мы встретимся?

– Черт, Тесс, именно на это я и рассчитывал! Только думал, что уже прошло достаточно времени, и мы освободились от прежних… привязанностей и связанных с ними переживаний. Мне даже было интересно, как у тебя складываются дела. Больше того, если бы меня спросили еще месяц назад, почему предложение Зака показалось мне таким заманчивым, я бы сказан, что уж очень хочется похвастаться тем, что молодой студент вопреки предположениям некоторых… превратился в квалифицированного кардиолога. И совершенно не нуждается в покровительстве твоего отца, чтобы завоевать уважение среди коллег.

– Тайлер, что бы мой отец ни думал о тебе, как о человеке, он всегда уважал твои профессиональные качества.

– Скрепя сердце, в лучшем случае. По его мнению, только те, у кого есть деньги и положение в обществе, могут стать настоящими специалистами. Дети из рабочего класса, как я, не в счет, как бы мы ни старались. Наверное, нас можно научить владеть скальпелем, но нам никогда не освоить в тонкостях светские манеры, да что там, даже такой ерунды, как правильно держать в руках нож и вилку.

Вот он перед ней – тридцатипятилетний, образованный, утонченный человек с серьезной профессией, в глазах которого вновь вспыхнула искра дерзкого, мальчишеского неповиновения, которая так хорошо знакома ей.

– Даже если бы моя мать работала день и ночь, нам все равно пришлось бы просить милостыню, – поведал он ей как-то, когда они были уже женихом и невестой. – Мой отец был беспомощным ленивцем, презрительно глумившимся над своими домочадцами и их попытками выбиться в люди, но я ему показал!

– А теперь зачем тебе кому-то что-то доказывать? Ты и так уже многого достиг, и не все ли равно, что думает о твоих успехах мой отец?

– Твой отец ни при чем, Тесса. Дело в нас самих. Если бы мы верили друг в друга, в нашу любовь, в наш брак, то ничто бы не смогло заставить нас расстаться. Как же мы умудрились так все испортить?

– Я иногда и сама спрашиваю себя об этом, – призналась она.

Тайлер изучал ее лицо. Его взгляд сначала задержался на губах, потом он посмотрел ей в глаза.

– Неужели после всего, что было, у нас есть шанс попытаться начать все сначала?

Есть ли? Можно ли когда-нибудь забыть ту боль и простить обиды? Достаточно ли одного желания что-то получить или есть вещи, которые нельзя не принимать в расчет?

– Не знаю, Тайлер.

Он обхватил ее лицо ладонями:

– Кто не рискует, тот не пьет шампанское. Разве не эти слова были когда-то нашим девизом?

– А если ничего не получится? Я не уверена, что настолько сильна, чтобы вынести еще одну неудачу.

– Но если мы попробуем разобраться в том, что было не так, честно выскажем друг другу все претензии и постараемся понять, где возможен в нашем случае компромисс? – Он улыбнулся, поглаживая ее щеку с такой нежностью, которую никогда раньше, когда всем заправляла страсть, не проявлял. – Что скажешь, если мы отодвинем секс на второй план и сконцентрируемся на установлении более прочного фундамента в наших отношениях? Убедит это тебя использовать второй шанс?

О, как бы ей этого хотелось! И облегчение оттого, что она, наконец, это признала, вскружило Тессе голову. И все же предосторожность не давала эйфории закрыть глаза на реальность.

– У нас было много серьезных разногласий. Например, твоя реакция на мою беременность…

13
{"b":"12190","o":1}