ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Тайлер убрал руку с ее щеки и резко поднялся.

– Да, знаю, – сказал он, меряя шагами садовый альков, как будто это была клетка. – Хотя уже ничего не изменить, я действительно очень раскаиваюсь. И понимаю, это не оправдание, но мне казалось, ты забеременела специально, как утопающий за соломинку, пытаясь ухватиться за ребенка, чтобы спасти наш неудавшийся брак. И, тем не менее, я не остался равнодушен к случившемуся выкидышу, Тесса. Мне тоже было очень тяжело. Хотя, с другой стороны, я пытался утешить себя тем, что все, что Бог ни делает, к лучшему. Невинное дитя не должно страдать из-за ошибок родителей.

Он остановился перед ней и заставил ее встать.

– Нет смысла даже пытаться прийти к согласию, если тот несчастный случай так и будет стоять между нами. – Он взял ее за плечи. – Ты сможешь оставить это в прошлом?

Тайлер возвышался над ней, его лицо было плохо видно в сумерках, но его прикосновение было теплым и успокаивающим. Вдалеке, за деревьями, слышались звуки музыки, и легкий ветерок доносил чей-то смех, но им казалось, будто вечеринка происходит на другой планете. Никакого секса, сказал он, но его магическая сила клубилась вокруг них, как морской туман, такая же безмолвная и опасная.

– Давай попробуем, но не сейчас. Джеффри, наверное, ищет меня.

– Забудь про Джеффри, – хрипло прошептал он, его руки скользили по ее рукам. – Этот твой «близкий друг» не имеет к нам никакого отношения.

– Тем не менее, это не оправдание, чтобы вот так исчезнуть, не предупредив.

Он накрыл ее губы своими, заставив замолчать. Тесса чувствовала, как вся ее решимость тает, как снег под весенним солнцем.

– Тесс… – прошептал Тайлер, на мгновение оторвавшись от ее губ, – любимая… радость моя.

Раскаяние с обжигающим самоосуждением придет позже, но очарование этого момента так не хотелось ей нарушать…

– Тайлер? – раздался вопросительный женский голос из-за деревьев, и послышались чьи-то шаги по гравийной дорожке. – Откликнись, ты здесь?

7

Словно любовники, застигнутые на месте преступления, они отпрянули друг от друга. Тайлер крепко выругался и провел рукой по волосам. Тесса одернула платье, как будто оно задралось. В ту же секунду водоворот белого шифона влился в их укромное местечко. Перед ними предстала Рейчел в сопровождении Джеффри.

– Нам показалось, вы уходили в этом направлении. – Она подозрительно переводила взгляд с невозмутимого лица Тайлера на едва зардевшиеся щеки Тессы. – Я везде тебя искала, Тайлер.

Он смотрел на нее не мигая.

– Ты что-то хотела?

Рейчел с нескрываемым раздражением надула губы.

– Этот вечер организован в твою честь. Предполагается, что все смогут наслаждаться твоим обществом, а не только твоя бывшая жена.

– Нам с Тессой захотелось побыть наедине, поделиться новостями.

– Понятно.

Она бросила пронзительный взгляд на соперницу.

– Принимая во внимание, сколько сил, затрачено моей мамой, чтобы сделать этот вечер особенным, я думаю, не будет лишним сказать, что вы могли бы найти для этого другое место и время.

– Рейчел права! Нельзя быть такими эгоистами, – попыталась извиниться Тесса. – Все должны иметь возможность пообщаться с тобой, Тайлер. Я прошу прощения.

Он хотел, было возразить, но потом все же произнес:

– Думаю, мы уже обсудили самое главное, так что давайте вернемся на вечеринку.

– Сначала я бы хотела кое-что сказать Джеффри наедине.

Тот не удивился и, дождавшись, когда Тайлер и Рейчел удалились, опередил ее:

– Не надо ничего говорить, Тесса. Вполне допускаю, что я не самый желанный мужчина на земле. И не удивлюсь, если узнаю, что женщина, которая встречается со мной, одновременно любит другого.

Его спокойное достоинство добило ее окончательно.

– Прости, Джеффри.

– За что? Ты же не специально это запланировала. Просто так случилось. Не буду говорить, что мне не больно, потому что это не так. Я надеялся, что однажды ты забудешь доктора Ливингстона, и найдешь во мне то, что достойно твоей любви, но, видно, не судьба.

– Мне очень жаль. Ты мне действительно нравишься, и с тобой мне было так спокойно.

– Там, где любовь, нет места спокойствию, котенок. В любви должна присутствовать страсть, а ее у нас никогда не было. Возможно, если бы Тайлер не вернулся, мы смогли бы обрести скромное счастье, но все равно мы бы оба понимали, что оно не настоящее, по крайней мере, для тебя.

– Я хотела постараться стать счастливой с тобой.

Ее раздирали угрызения совести.

– Главное не то, сколько ты предлагаешь любимому человеку, – мудро изрек Джеффри. – Главное, сколько ты оставляешь при себе. Ты готова отдать Тайлеру Ливингстону все, что у тебя есть, а если этого окажется недостаточно, найдешь способ дать ему больше. Я не могу с ним бороться, Тесса, и не хочу унижаться, умоляя тебя вернуться ко мне. Но знай, если тебе когда-нибудь будет трудно и ты захочешь ощутить поддержку друга, я всегда рядом.

Он расправил плечи, поправил галстук и предложил ей свою руку.

– Пойдем к остальным?

– Нет. – Ее голос почти срывался от подступивших рыданий. – На сегодня с меня хватит. Ты не отвезешь меня домой?

– Конечно. Я готов сделать все, что угодно, лишь бы ты улыбнулась.

Его слова все еще звучали у нее в ушах, когда Тесса, переодевшись в домашний халат, смотрела на переливающиеся блики отражающейся в бассейне луны. Она, наверное, сошла с ума! Променять такого надежного Джеффри на обещающего ей только неизвестность Тайлера. Неужели она не усвоила, что одной страсти мало, чтобы семейная лодка держалась на плаву? Неужели горький опыт ничему ее не научил?

– Боже, – прошептала она, наклоняя голову к согнутым коленям. – Что я натворила?

Почти тот же вопрос задал ей отец, только он меньше стеснялся в выражениях.

– Ты совсем с ума сошла? – проревел Барт, столкнувшись с Тессой на больничной стоянке в следующий четверг. – И у тебя хватает наглости говорить мне, что ты променяла такого уважаемого, честного мужчину, как Джеффри, на этого мужлана, который уже доказал, что думает только о себе. Сколько еще раз ему придется вытереть о тебя ноги, пока ты наконец-то образумишься?

– Успокойся, папа.

Барт уезжал из города на турнир по гольфу. Так как они оба работали в «Гринфилд Меди-кейер», Тесса отдавала себе отчет, что по возвращении отец недолго будет оставаться в неведении, но не предполагала, что новость дойдет до его ушей так скоро.

– Я не знаю, кто тебе сказал, но…

– А ты как думаешь? – Он барабанил пальцами по капоту ее машины. – Да вся клиника только и обсуждает ваши встречи, прогулки по парку, кофе в столовой, единственное, что я еще не слышал, так это то, что ты снова прыгнула к нему в постель!

– Хотя моя личная жизнь никого не касается, но я не сплю с ним. Мы не собираемся снова идти к алтарю, а только… прощупываем почву, так сказать. Что касается Джеффри, нам удалось все обсудить и прийти к взаимопониманию.

– К взаимопониманию, чтоб мне провалиться! Я видел его сегодня утром, он такой подавленный. И если ты все же настаиваешь на этом… «эксперименте», то позволь тебя предупредить, он сведет меня в могилу.

– Вполне в его духе, – прокомментировал Тайлер, когда Тесса пересказала ему свой разговор с отцом. – Барт испробовал все средства, чтобы поссорить нас в прошлый раз, и ему это удалось. Могу поспорить, он попытается провернуть все свои трюки снова. Вопрос в том, позволишь ли ты ему?

– Нет. Те дни, когда отец мной манипулировал, далеко позади. Но у него действительно больное сердце, и меня пугает, когда ему приходится так нервничать, как сегодня.

– Он же тебя просто шантажирует своим сердцем, Тесс.

– Наверное. – Она задумчиво играла своей трубочкой в коктейле. – Думаю, что ему действительно не нравится, так это то, что мы так много времени проводим у всех на виду.

– Но мы оба решили, что лучше, если мы будем меньше времени проводить наедине, чтобы у нас даже не было соблазна.

14
{"b":"12190","o":1}