ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но ей этого было мало. Интимная близость – существенная часть отношений, если женщина и мужчина собираются посвятить себя друг другу. И, хотя Тесса была уже не в том возрасте, когда рассчитывают шокировать возлюбленного особо модным, экстравагантным нарядом, она все-таки воспринимала это платье как талисман, который поможет ей привести их отношения к кульминационной развязке. Поэтому его вялый, невыразительный ответ вызвал у нее разочарование.

– Мило? – переспросила она. – И это все, что ты можешь сказать?

Тайлер отпрянул от нее, как будто она была диким зверем, собирающимся наброситься на него.

– Ты мне в нем тоже очень нравишься.

Тесса чуть не закричала. И это все, чего им удалось достичь? Они, оказывается, до сих пор всего лишь нравились друг другу? И ни на йоту не сдвинулись с этой точки? Стараясь скрыть досаду, она произнесла:

– Я рада. Выпьешь что-нибудь?

– Нет, спасибо.

– Тогда пора ехать.

– Пора, – согласился он.

Пока они добирались до городского клуба, Тайлер вел себя так, что могло сложиться впечатление, будто ему заплатили за то, чтобы он пригласил ее на карнавал. За всю дорогу он не проронил ни слова, и на месте постарался поскорее от нее избавиться.

– Вон к тебе направляется та самая женщина, которая возглавляет социальный комитет. Хелен… как ее там… Думаю, ей не терпится обсудить с тобой насущные вопросы, раз уж это самый большой праздник, посвященный инвестициям, – бросил он, с нескрываемым воодушевлением поглядывая на коктейли, как будто напитки было единственное, за чем он сюда явился.

– Я подожду тебя в баре.

– Мне казалось, тебе интересно, как продвигаются дела. Ведь деньги, которые будут собраны сегодня, пойдут прямо в кардиоцентр. Помню, как на совещании ты довольно-таки настойчиво пытался заполучить средства на новое оборудование.

Брови Тайлера поползли вверх от ее язвительного тона.

– Но все эти инициативы были проявлены мною исключительно из желания помочь другим. К моим делам они имеют весьма косвенное отношение. Ты же помнишь, что я всего лишь заменяю представителя кардиоцентра. Я сделал, что смог, но не собираюсь оставаться здесь навсегда и дожидаться благотворных перемен, которые нужны в принципе не мне, а пациентам, которых я временно наблюдаю. Так что сегодняшнее действо – для меня всего лишь социальное мероприятие.

– Тогда не рассчитывай на светскую беседу со мной.

Тесса развернулась и ушла так быстро, насколько ей это позволяло узкое платье и высокие каблуки. И когда он последовал за ней, призывая не придираться к словам, она обогнула группу гостей, беседовавших в фойе, и скрылась в дамской комнате.

Позже, когда Хелен Ганн все же присосалась к ней как пиявка с нудными разговорами о деньгах, о кардиоцентре, она не только не попыталась избавиться от нее, но и с притворным интересом выслушала. И даже время от времени кивала в знак согласия, предоставив, таким образом, Тайлеру Ливингстону возможность наслаждаться своим обществом целых двадцать минут.

Когда самообладание было восстановлено, она медленным прогулочным шагом направилась в бар.

Гости прибывали. В толпе Тесса заметила отца и Джеффри. Тайлер стоял у окна и увлеченно разговаривал с группой врачей. Он даже не заметил ее возвращения.

Тесса в знак приветствия кивала и улыбалась всем, но так натянуто, что у нее заболели мышцы лица.

– Платье – просто отпад! Ты выглядишь сногсшибательно, и не осталось ни одного мужчины, который не согласился бы отдать полжизни за то, чтобы сопровождать тебя сегодня, – сказала ей Мэган. – Только я не пойму, если вы с Тайлером действительно решили снова встречаться, почему избегаете друг друга? Вы что, поссорились?

– Нет, – ответила Тесса излишне весело.

– Так почему бы тебе ни подойти к нему и не подарить очаровательную улыбку, которой ты столь щедро одариваешь всех остальных? Он все время косится в твою сторону.

Тогда пусть сам подходит! Еще не хватало унижаться перед ним, выпрашивая хоть толику его драгоценного внимания. Не будет она этого делать, чтоб ей провалиться!

Им удалось поговорить только за столом, час спустя.

– Как тебе праздник? – поинтересовался Тайлер таким тоном, каким обычно спрашивают о погоде, пытаясь поддержать разговор.

– Все просто замечательно, – сухо ответила она. – А тебе?

– Для меня весьма необычно находиться в одной комнате с твоим отцом и обходиться без колкостей. Барт ведет себя сегодня очень цивилизованно. Представь себе, он даже поинтересовался, куда я поеду, когда вернется Зак. Если бы я не знал, как он ко мне на самом деле относится, то, пожалуй, подумал бы, что мистер Уизерспун собирается пригласить меня вернуться и недельку-другую погостить у него.

Его глаза смеялись, но напоминание об отъезде привело Тессу в уныние. Чтобы не демонстрировать свое настроение, она повернулась к человеку, сидящему за ее спиной. Тому было уже под пятьдесят. Оказалось, что он женат, имеет троих детей и в силу меланхоличного характера не представляет опасности для ее спокойствия.

После обеда Тайлер из вежливости пригласил ее на танец. Они держались, как малознакомые люди, на приличном расстоянии друг от друга. Тесса смотрела куда-то поверх его плеча, холодно улыбалась и на его скупые замечания реагировала краткими односложными ответами. Облегчение было взаимным, когда музыка закончилась, и на следующий танец ее увлек более веселый партнер.

Тайлер то болтал с кем-нибудь, то приглашал потанцевать других женщин. Один раз под звуки блюза он увлек Рейчел Кэрч. Тесса сделала вид, что не замечает этой пары.

Ей пришлось признать, что эти двое прекрасно смотрятся вместе. Рейчел достаточно высокого роста, и ей не приходится подниматься на цыпочки, чтобы заглянуть ему в глаза. Возбужденная девушка с обожанием разглядывала лицо своего партнера.

Тесса понимала ее. В зале не было другого, столь прекрасно сложенного мужчины. Дома Тайлер предпочитал носить выцветшие джинсы, но в дорогом костюме он был еще более неотразим.

Вдруг он перехватил взгляд Тессы. Улыбнулся и закатил глаза, как бы говоря: «Спаси меня!» Она холодно улыбнулась в ответ и отвела взгляд.

Это могло продолжаться еще долго, если бы Тайлер не решил, что с него уже хватит. Расставшись с очарованной партнершей, он тут же решительно увлек Тессу на танцплощадку и прямо спросил:

– Объясни, что происходит?

– Что ты имеешь в виду?

– Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Лучше прямо скажи, на что сердишься. Мне не понятно, какая муха тебя укусила с того самого момента, как я заехал за тобой, да и весь вечер ты вежливо холодна со мной. Либо выскажи мне все в лицо, либо забудь об этом.

– Хорошо, я скажу тебе. – Тесса едва сдерживалась от гнева. – Мне надоело быть твоим друганом. Если тебе не с кем прогуляться вдоль реки, купи себе собаку, лучше всего дрессированную. Если хочешь обсудить проблемы в мировой политике, запишись в дискуссионный клуб. Но, если тебе нужна я, так покажи мне это. Я купила это платье, чтобы произвести на тебя впечатление. Думала, хотела верить, что оно заставит тебя наконец взглянуть на меня, как на женщину. Какая же я была глупая, когда надеялась, что может быть… – Она осеклась, пока не сболтнула лишнее.

– Так вот в чем дело? – Тайлер был потрясен. – Ты считаешь, я здесь единственный, кто не заметил, как соблазнительно ты выглядишь? Боже, женщина, нельзя же быть такой наивной! Неужели так трудно догадаться, что я держу дистанцию, только потому, что не доверяю себе. Мы же тысячу раз говорили об этом.

– В этом-то вся проблема. Мы только и делаем, что разговариваем, обычно в помещениях, битком забитых людьми. С меня довольно. Я хочу стать ближе к тебе, а вместо этого чувствую, как отдаляюсь все дальше и дальше. Ты отталкиваешь меня, и сдается мне, однажды утром я проснусь, ничего не подозревая, а тебя уже и след простыл. Если действительно, мистер Ливингстон, у вас это на уме, пожалуйста, скажите мне сейчас, потому что я так больше не могу.

17
{"b":"12190","o":1}