ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он отпрянул и с ужасом уставился на нее. Потом в первый раз за столь долгий период, прижал ее к себе, да так крепко, что чуть не сломал ей ребра, и зарылся лицом в ее волосы.

– О, любимая! Радость моя! Я совсем не хотел, чтоб ты себя так чувствовала.

В танце он незаметно вывел ее в сад, затем, взяв за руку, провел к стоянке. Вскоре они уже притормозили у дома Тессы.

В холле его ладони скользнули вверх по ее плечам, волосам, спустились на спину… В полутьме она все же заметила, как в его лице одновременно отражается и раскаяние, и желание.

– Я обещал самому себе, что не допущу этого, – хрипло сказал он. – Пытался убедить и тебя, что секс не будет доминирующим фактором в наших отношениях.

Боясь, что Тайлер опять задумает отложить неизбежное, Тесса прервала его:

– Молчи! – Она приложила палец к его губам. – Мне все равно, что принесет с собой завтрашний день. Хватит анализировать все «почему» и «если». Я прошу всего лишь одну ночь, Тайлер, а не гарантии счастливого будущего.

– Гарантии? Но мне трудно обещать их тебе как в жизни, так и в любви.

В любви… Он произнес это слово. Пусть не в том контексте, в котором она бы предпочла, но это уже был прогресс.

– Я знаю, – прошептала Тесса. – Но если на одной чаше весов окажется мое разбитое сердце, а на другой – будущее с тобой, я готова рискнуть.

– Даже если твоя жизнь пойдет кувырком?

– Я уже один раз потеряла тебя и выжила. Сумею и еще, если придется. А сейчас ты мне нужен, Тайлер.

Он поцеловал ее так страстно, как не целовал уже давно. Тесса услышала сдавленный стон, как будто все те барьеры, которые он воздвиг между ними для их же блага, рухнули. Она тонула в его желании, которое он не мог больше скрывать.

Тайлер поднял ее на руки и понес в спальню, где опустил на кровать, обхватил ее лицо ладонями и начал целовать.

– Сдаюсь! – прошептал он, срывая с себя галстук, как будто он мешал ему дышать.

Тесса улыбнулась, закрыла глаза и, подавшись вперед, прижала губы к его шее. И тут же почувствовала, как его тело сотрясает дрожь. Ночной воздух был прохладен, но ее спина, грудь и живот горели от его прикосновений, а кровь быстрее бежала по жилам.

Она хотела больше этого огня, хотела чувствовать его обнаженное тело, исследовать каждый его дюйм. Лихорадочно пытаясь справиться с пуговицами на его рубашке и жемчужными запонками на манжетах, она не выдержала, резко рванула материю, и пуговицы тут же разлетелись в разные стороны. Его кожа была живой и теплой.

– Я так мечтал о тебе весь этот месяц, Тесс, – прошептал Тайлер, его дыхание сбилось. – Это настоящий ад видеть желанную женщину и не сметь.

– Можешь прикоснуться ко мне сейчас, – сказала она, скользя губами по его мускулистой груди и касаясь языком его пупка.

Одним рывком он снял с нее платье. Тесса замерла, почувствовав, как его пальцы проникли под тонкую ткань ее трусиков. Она хотела вспомнить каждую черточку его тела, каждую родинку, каждое его интимное движение. Как и много лет назад этот мужчина по-прежнему великолепно владел искусством возбуждения. С восторгом, как та юная жена, она опять погружалась в неистовое наслаждение, когда он губами прокладывал дорожку от голубой жилки, бьющейся у нее на шее, до живота. Или когда пальцами выводил круги по внутренней стороне ее бедер…

Она хотела запомнить все до мелочей. И то, как Тайлер закрыл глаза и одними губами произнес ее имя. И то, как в конце все его тело содрогнулось в бурном восторге, который он не мог, да и не хотел сдерживать.

Тесса хотела запомнить все, потому что в последний раз, когда они любили друг друга, она воспринимала это как должное, думая, что радость обладания друг другом никогда не закончится. Она тогда полностью была поглощена своими чувствами и не заботилась о том, чтобы запечатлеть все в памяти. И впоследствии, в долгие одинокие вечера ей оставалось довольствоваться только отдельными обрывками сохранившихся впечатлений.

И все же, как Тесса ни старалась, она не могла сохранить ясность ума и беспристрастную отчужденность. Ее тело отвечало на его ласки как всегда несдержанно. Попытки уцепиться за трезвые мысли стоили ей нечеловеческих усилий, но она все равно чувствовала, что улетает в далекую сказочную страну. Наслаждение усиливалось, захватывало ее целиком и погружало в чудесный водоворот, уносящий ее в космические глубины экстаза.

После они лежали в лунном свете, прижавшись друг к другу, упиваясь своей близостью. Время от времени Тайлер осыпал ее поцелуями. Или они просто смотрели друг на друга, как будто никак не могли насмотреться.

9

На следующее утро ее разбудил запах свежесваренного кофе. Накинув короткий махровый халат, Тесса спустилась на кухню.

– Ты не могла бы взять небольшой отпуск на пару недель? – спросил Тайлер, когда они, сидя у бассейна, завтракали горячими булочками с шоколадным маслом.

– Да, вполне. А что?

– Я подумал, может, ты захочешь поехать со мной в Майами? Мы бы погрелись на пляже, присмотрелись друг к другу вдали от золотой клетки, именуемой Гринфилдом.

Ее лицо засияло.

– О, Тайлер! Замечательная идея! А что заставило тебя пригласить меня? – легкий румянец залил ее щеки. – Прошлая ночь?

– Эта мысль давно зрела в моей голове, но то, что между нами произошло, подтолкнуло меня поделиться ею с тобой именно сейчас.

– Я никогда не была в Майами, но слышала, там красиво.

– Да, туда стоит съездить, – заметил Тайлер. – Но жизнь в тех краях, как бы это сказать, ну что ли несколько отличается от того, к чему ты привыкла. Вопрос в том, смогла ли бы ты там чувствовать себя нормально, если бы мы вдруг решили снова пожениться и поехать туда надолго? И я подумал, что самый подходящий способ проверить это – провести там пару недель.

С сияющими глазами она прыгнула к нему на колени.

– Пожениться?! – воскликнула Тесса, крепко обнимая его. – Тайлер, я не ослышалась?

Сейчас она напоминала ребенка в Новый год, бегущего к елке посмотреть, что за подарок ждет его там, и, конечно, рассчитывающего на приятный сюрприз. Это немного беспокоило Тайлера. Пока их отношения не угрожали ее размеренному стилю жизни. А что, если вдруг она не захочет обрывать узы, связывающие ее с Гринфилдом? Сможет ли он пойти на уступки?

Тайлер подумал о занимаемой должности в госпитале Святого Луки, одной из престижных клиник на Южном побережье, о пентхаусе с видом на океан. Готов ли он сам бросить все это? Или, правильнее сказать, готов ли переехать на территорию Барта Уизерспуна со всеми вытекающими из этого раздражающими последствиями?

– Пока еще рано всерьез говорить о браке, Тесса. Давай продвигаться постепенно, а там видно будет, куда мы придем. Может, мое общество тебе надоест уже через неделю.

Она обвила ногами его талию и поцеловала. Ее рот нужно объявить запрещенным оружием. Он лишал Тайлера последней способности ясно мыслить, теперь он был целиком и полностью в ее власти. И по улыбке, расползающейся по ее лицу, он понял, что она вполне отдает себе в этом отчет.

– Я создал монстра, – простонал Тайлер.

– Бедняжка! – улыбнулась Тесса, ее пальцы сомкнулись вокруг его соска, мгновенно напрягшегося от прикосновения.

– Проказница! – сказал он, распахивая ее халат и касаясь ее груди. – Ты ничего под него не надела.

Она провела языком по его губам, соблазн, перед которым он явно не мог устоять.

– У нас еще есть немного времени, Тайлер, – промурлыкала Тесса, выгибаясь и обхватывая его шею руками.

Как может мужчина не поддаться на такую уловку? Он приспустил свои трусы и вошел в нее. Молодая прелестная женщина прижалась к нему так крепко, как только могла.

– О Боже, Тесса! Ты сводишь меня с ума! – прошептал он, его сердце учащенно забилось.

Утреннее солнце, легкий летний ветерок и Тесса в его объятиях – вот из чего делаются мечты.

К счастью, барабаны страсти били не настолько громко, чтобы Тайлер не смог услышать, как хлопнула дверца машины, и не уловил звук приближающихся шагов. Как он успел снять Тессу с коленей и натянуть трусы до того как перед ними вырос Барт Уизерспун – осталось загадкой.

18
{"b":"12190","o":1}