ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я заметил твою машину у ворот, – прорычал незваный гость. Ничего не ускользнуло от его всевидящего ока. – Ты заскочил на завтрак?

– Нет, Барт. – Скрывать очевидное не было смысла. – Я провел здесь ночь.

Несколько мгновений тот пытался опять принять свою любимую позу разъяренного быка. Затем взглянул на светящееся лицо Тессы.

– Ты, наверное, забыл захватить с собой плавки, – грубовато заметил Барт.

– Среди прочих вещей.

Он также забыл захватить с собой презервативы, но молил Бога, чтобы ему не пришлось об этом пожалеть.

– Выпьешь кофе, пап?

Совершенно не показывая никакого смущения, Тесса заглянула в кофейник.

– Думаю, здесь хватит еще на одну чашку.

– Не стоит беспокоиться, спасибо. Я заскочил узнать, как ты. Вчера ты внезапно исчезла.

– Все шло очень хорошо, и я подумала, что по мне не будут особенно скучать. И нам с Тайлером захотелось побыть вдвоем. – Она улыбнулась. – А вообще, хочу тебе сказать, мы так мало виделись за последние недели, что я планирую поехать с ним в Майами, как только вернется Зак.

Барт изменился в лице, услышав такие новости, но промолчал.

– Значит в Майами? И как долго ты планируешь там задержаться?

Она пожала плечами.

– Пару недель, может быть. Я уже три года не брала отпуск, думаю, я его заслужила.

Немного обеспокоенный участившимся дыханием ее отца, Тайлер придвинул стул в тень.

– Садись сюда, Барт.

– Нет, спасибо. Через полчаса мы с друзьями встречаемся для игры в гольф.

– Тогда я провожу тебя до машины, – предложил Тайлер, направляясь в дом. – Только брюки надену.

Когда он вышел, Барт уже шел к машине. Догнав его, Ливингстон сказал бывшему тестю:

– Я знаю, ты не на седьмом небе от счастья оттого, что Тесса едет со мной, но я признателен тебе за то, что ты придержал свое мнение при себе.

– А если бы я его высказал, что-нибудь изменилось бы?

– Нет. Не думаю.

Тайлер открыл дверь машины и подождал, пока Барт сел за руль.

– Только раньше это тебя не останавливало.

Барт смерил Тайлера таким взглядом, каким змея смотрит на мангуста – взглядом, полным ненависти.

– Не стоит подкидывать шляпу вверх раньше времени. Если моя дочь согласилась поехать с тобой во Флориду, это еще не значит, что она останется там с тобой навсегда. Ее жизнь здесь, и она это знает, даже если ты этого не желаешь признавать.

– Такие вещи не нам с тобой решать, Барт. Тесса уже достаточно взрослая, чтобы самостоятельно делать выбор.

– Возможно. Но вот что хочу тебе сказать, Тайлер Ливингстон, если обидишь ее опять, я тебя в порошок сотру!

– Я не собираюсь этого делать, Барт.

– Для своего же блага, – кинул отец Тессы и укатил, оставив за собой клубы пыли.

Они уезжали из Гринфилда пятнадцать дней спустя, ранним августовским утром. Их провожали ее отец, Мэган и Сибил из продуктового магазина. Лучи восходящего солнца пытались пробиться сквозь туман и согреть остывший за ночь воздух. Может быть, первые отзвуки приближающейся осени сделали это прощание таким меланхоличным. У Тессы защемило сердце. Со слезами на глазах отец обнял ее так, как будто они виделись последний раз в жизни.

– Береги себя, дочка.

– Ты же знаешь, со мной все будет в порядке. А вот ты не забывай, пожалуйста, принимать лекарство, – попросила она, едва сдерживаясь, чтобы не расплакаться. – Я буду звонить каждый день, и докладывать, где мы.

– Я буду ждать.

Отец и дочь еще раз обнялись. Затем Барт нехотя повернулся к Тайлеру и пожал ему руку.

– Будь осторожен за рулем. Не забывай, какой ценный груз ты везешь.

– Не упусти его на этот раз, – шепнула Мэган Тессе на ухо, когда Тайлер укладывал багаж в машину. – Вы созданы друг для друга.

– За отца не беспокойся, – вставила Сибил. – Я присмотрю за старым ворчуном. Вот, возьми, я положила здесь кое-что на ленч, а то знаю я эти забегаловки по дороге. Такой едой, как у них, даже крокодил подавится.

Последнее, что Тесса видела, когда машина уносила их вдаль, – три силуэта на фоне утреннего марева: отец и Мэган, махавшие руками, и Сибил между ними.

Вдруг у нее возникло такое чувство, будто ее опустили на воду в шлюпке и забыли дать весло.

– Уже жалеешь? – Хотя Тайлер улыбался, она чувствовала его выжидательный взгляд за темными стеклами солнечных очков.

– Нет, – сказала она. – Последние восемь недель с тобой перевернули всю мою жизнь. Отъезд – всегда штука болезненная, но это ничто по сравнению с тем, как бы я себя чувствовала, если бы ты уезжал без меня. Думаю, я просто ненавижу прощания.

– Никто их не любит, Тесс. Помню, когда я в прошлый раз покидал Гринфилд, настроение у меня тоже было не праздничное.

– А мне казалось, ты никак не мог дождаться, когда же наконец уедешь. Ты так загорелся работой на Аляске.

– Потому что возлагал на нее большие надежды. Я думал, это шанс для нас обоих начать все сначала, вдали от проблем, с которыми мы столкнулись в Гринфилде. Но все мои радужные мечты несколько поблекли, когда я обнаружил, что неправильно оценил ситуацию, и ты готова просто смыть наш брак в туалет. – Он вопросительно взглянул не нее. – Как часто я лежал ночью без сна и гадал, прилетишь ли ты ко мне, если я пришлю тебе билет на самолет. Прилетела бы?

– Наверное, нет, – вздохнула Тесса. – Я так злилась на тебя и так переживала из-за выкидыша. Кроме того, я была такой эгоисткой, считала, если ты любишь меня, то не увезешь из города, где прошла вся моя жизнь.

– Это я был эгоистом, Тесс, хотя и не осознавал сего прискорбного факта до тех пор, пока не приземлился в Форт-Юконе. Такой женщине, как ты, там делать нечего. Да и вообще, не каждая смогла бы там жить. Чтобы работать в таких условиях, нужно действительно быть преданным своей профессии, и у половины ребят, с которыми я там вкалывал, за плечами был развод.

Город уже остался далеко позади, и они выехали на трансамериканскую магистраль. Туман рассеялся, и выглянуло солнце. Тайлер поднял верх у машины, включил радио, и полились грустные звуки песни Уилли Нельсона «Опять в дороге». Мили летели за милями и уныние, омрачившее начало их пути, растаяло в жарких лучах.

Около четырех часов дня Тайлер свернул на какую-то узкую проселочную дорогу. Они тряслись по рытвинам и ухабам, пока не выехали на поляну, окруженную могучими, раскидистыми кленами, за которыми, отражая причудливой формы облака, несла свои воды небольшая речушка. Здесь они сделали остановку и насладились приготовленным Сибил ленчем: запеченным лососем, редисом с брынзой и маслом, паштетом из баклажанов, ягодно-творожным тортом, который запили виноградным соком.

После трапезы Тайлер растянулся на изумрудно-зеленой траве и жестом предложил Тессе сделать то же самое.

– Время для послеобеденного отдыха, душа моя.

Она не собиралась спать, но тихое, умиротворяющее журчание воды и ласковые лучи, проникающие сквозь листву, убаюкали ее. Проснувшись и не обнаружив Тайлера рядом, Тесса разглядела за кленами знакомую мускулистую фигуру и, идя по направлению к ней, вышла к тому месту, где-окруженная гладкими камнями речка образовывала маленькое озерцо.

– Вода теплая, как парное молоко, – сказал Тайлер, беря Тессу за руку. – Хочешь окунуться?

– Я не взяла с собой купальник.

Он окинул ее страстным взглядом.

– Ну и что, Тесса!

– Ты предлагаешь…

– Да, именно это я и предлагаю, – сказал он, снимая с нее топ.

– Но нас могут увидеть.

– Это укромное местечко отлично скрыто от дороги, да и по ней не проехала ни одна машина за все время, что мы здесь.

Тайлер скинул с себя всю одежду и с гиканьем и улюлюканьем прыгнул в воду. Затем брызгался, загребая воду руками.

– Ты сама зайдешь, или мне тебе помочь?

Так как он был решительно настроен искупать ее, Тесса сочла, что лучше сдаться на его милость. Раздевшись, она присоединилась к нему. Вода была божественной, нежной, как шелк, и прозрачной, как стекло.

19
{"b":"12190","o":1}