ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он откашлялся. Тесса могла подумать, что он нервничает, если бы не знала, что этот черствый сухарь не способен на такую человеческую слабость.

– Как ты смотришь на то, чтобы пообедать сегодня со мной? Помнишь то заведение, что тебе очень нравилось, как оно называется?

– «Фавола Фьюме».

– Точно, «Фавола Фьюме», если его еще не закрыли.

– Не закрыли.

– Хорошо. Мы просто поговорим и получим наслаждение от прекрасных блюд. Хоть раз в жизни обсудим все разумно, как взрослые люди, вместо того чтобы мучить и оскорблять друг друга. Что скажешь?

Тайлер мог быть самым убедительным человеком на земле, когда хотел. Он знал, как нужно посмотреть, каким тоном сказать. Позволит ли она ему опять сыграть на ее податливости? Сможет ли вынести интимную обстановку в этом милом, уютном местечке с остроконечной крышей и длинными узкими цветными окнами и не утонуть в потоке воспоминаний, которые лучше не ворошить?

Она откинулась на спинку кресла.

– Может, не сегодня, Тайлер?

– Откладывание ничего не облегчит. Рано или поздно нам все равно придется прийти к какому-либо компромиссу.

– Ну, хорошо. – Тесса тяжело вздохнула. Она устала с ним спорить. – Пусть будет по-твоему.

Удовлетворенный своей победой Тайлер стал любезным, он нежно сжал ее плечи:

– Ты не пожалеешь. Я заеду в семь.

12

Тайлер попросил дать ему время подумать насчет работы до понедельника, но уже знал, что подпишет контракт. Нельзя сказать, что он остался недоволен тем, что ему предложили. Вакантная должность считалась довольно-таки престижной. И чтобы быть поближе к Тессе, он согласился бы и на худшие условия. Ее беременность пробудила в его душе неведомые до сих пор ощущения.

Он отъехал от особняка Уизерспунов, но по пути его воображение было захвачено вовсе не деревьями, усыпанными переливающимся снегом, кроны которых уходили высоко в чистое голубое небо. Перед глазами стояло зеленое поле, на котором мальчик играет с мячом и кричит ему: «папа». Или девочка, точная копия мамы, смотрит на него своими огромными любящими глазами, как будто он Бог и сможет остановить Землю, если она его попросит.

Единственным недостатком в его мечтах был тот факт, что он, так называемый, воскресный папа, который приносит игрушки и сладости, а каждодневным воспитанием ребенка занимается Барт Уизерспун.

Вынесет ли он это? Когда Тесса носила их первого ребенка, Барт дал Тайлеру понять, что сам будет принимать решения, как воспитывать внука: «Мой внук будет делать то-то, мой внук станет тем-то».

Тайлер уже тогда чувствовал, что единственный способ спасти их брак с Тессой – это увезти ее подальше из Гринфилда. Еще поэтому он и подписал двухгодичный контракт с больницей на Аляске.

На Тессу и Барта это произвело эффект разорвавшейся бомбы. Слезы, холодная презрительная ярость, угрозы… Тайлер оказался в тупике. Денег было мало, но перед ним открывались заманчивые перспективы, ему требовалась лишь моральная поддержка со стороны жены.

Но он не нашел ее в Тессе. Когда ему выпала возможность поехать на очень важную медицинскую конференцию в Чикаго, она отказалась сопровождать мужа, заявив, что поездка плохо скажется на ее беременности.

Глупо было настаивать, хотя ему очень хотелось, чтобы они отправились вместе. Но пока он отсутствовал, у нее случился выкидыш, что дало доброму милому папочке шанс подлить масла в огонь, уговорами положить конец браку, который, по его мнению, с самого начала был большой ошибкой.

Сейчас дела обстояли немногим лучше. Они с Тессой по-прежнему так далеки, словно находятся на разных планетах. Единственное, о чем им удалось договориться, это о совместном обеде. Так не может продолжаться, если им не хочется, чтобы страдал ребенок. Тайлер сам готов попробовать все изменить. Готов, чего бы это ни стоило. Вопрос оставался прежний, готова ли она?

– Не торопись, приятель, все постепенно, – пробормотал Тайлер себе под нос, сворачивая на больничную стоянку. – Сначала найди себе приличное жилье. Если она поймет, что ты здесь надолго, то станет, возможно, относиться к тебе более благосклонно.

Но беременность Тессы произвела на него куда большее впечатление, чем он ожидал. Она стала еще милее, еще соблазнительнее, еще женственней, если такое возможно. Как ему хотелось прикоснуться к ней. Ощутить, как налились ее груди, и поцеловать их. Приложить ухо к ее животу и услышать, как там бьется маленькое сердечко.

Но Тесса выглядела такой хрупкой. По ее собственному признанию, она слишком утомлялась в последние дни и слишком много нервничала. Не совсем удачная комбинация для женщины, у которой уже был выкидыш.

Постепенно злость, переполнявшая его всю дорогу от Майами до Гринфилда, истощилась, место агрессии заняла нежность. Тайлер пересмотрел свои позиции.

Поймав себя на мысли, что вместо простой холостяцкой квартиры, которую планировал подыскать, он уже подумывает о просторном домике для большой семьи, окруженном живой изгородью, с несколькими спальнями и кухней, мистер Ливингстон улыбнулся. И вдруг его осенила еще одна идея, единственно правильная.

Не слишком ли много он потребует от нее, если предложит выйти за него замуж?

Это решение рассеяло неопределенность, в которой, как в тумане, Тайлер находился последние месяцы. Вдруг ему захотелось этого больше всего на свете.

Конечно, в разговорах о любви не было смысла – они не растопят ее сердце после того, как он с ней обошелся. Надо избрать другую тактику.

– Подумай о ребенке, – скажет он. – У малыша должны быть оба родителя и, кроме того, нельзя допустить, чтоб беспомощное существо расплачивалось своим благополучием за наши ошибки. Мы все обязаны сделать ради его здоровья и счастья.

Тайлер Ливингстон не оставит ее в покое, пока Тесса не согласится. Во-первых, никогда, ни один его ребенок не будет носить печального клейма незаконнорожденного и страдать от того, что родному отцу на него наплевать. А во-вторых, мисс Уизерспун нужен муж.

Да, ей пришлось вернуться домой за поддержкой, но там она получила лишь временную передышку. Молодая женщина, ждущая ребенка, должна быть как за каменной стеной. В сложившейся ситуации трудно рассчитывать на помощь старины Барта. Так что Тайлер резонно посчитал свою кандидатуру на роль защитника единственной и вполне подходящей.

Когда он вернулся в свой номер в «Голден Диаре», то первым делом проверил автоответчик: сообщений не было, что уже являлось хорошим знаком. По крайней мере она не передумала. Он зарезервировал столик в «Фавола Фьюме» и плеснул себе виски, прикидывая, каким образом лучше сделать ей предложение.

Когда Тайлер свернул к холму, за которым располагались старинные поместья, вроде особняка Уизерспунов, ему пришлось резко сбавить скорость. На дорогах из-за сильного гололеда образовались ужасные пробки. Машины ехали гуськом, одна за другой, и обогнать того, кто был впереди, практически никому не удавалось.

Даже «скорой помощи», завывающей сиренами, было сложно пробиться сквозь ряд машин. Тайлер, как и все, свернул на обочину, уступая ей дорогу, а потом пятнадцать минут потерял на то, чтобы вытолкнуть машину из канавы. Он приехал почти на двадцать минут позже условленного срока.

– Добрый вечер, Эндрю, – поздоровался он с открывшим дверь дворецким. – Я заехал за Тессой.

Старик выглядел очень встревоженно.

– О, сэр, мисс Уизерспун нет дома.

Неужели Тайлер забыл, что они договорились встретиться в кафе? Может, он что-то не так понял? Или она?

– Как это нет? А где она?

– В больнице. «Скорая помощь» недавно уехала. Вы должны были ее встре…

Тайлер не дослушал дворецкого. Он вообще ничего не слышал, кроме громкого биения своего сердца и застрявшего в ушах пронзительного воя сирен. Ему вспомнился звук работающих внутри приборов, который он успел расслышать, когда машины встретились в пути. Помощь по дороге в больницу оказывают при действительно острой необходимости.

26
{"b":"12190","o":1}