ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вместо ответа она стремительно вышла в коридор.

– Ты куда? – Ливингстон схватил ее за руку у лифта.

Тесса подняла на него свои прекрасные глаза, во взгляде которых застыла мука.

– Ты как думаешь? К отцу.

– Нет. – Он преградил ей дорогу, хорошо зная, какие картины можно увидеть в реанимационном отделении. Содрогающееся в конвульсиях от электрошока тело – зрелище не для слабонервных. Рвота, испражнения, абсолютная потеря человеческого облика… Чтобы вынести все это, нужны стальные нервы. А из того, что он слышал, Барт мог находиться как раз в таком состоянии. Лучше дочери его сейчас не видеть.

– Давай я схожу, все выясню, а ты подожди меня здесь.

– Нет. Как я узнаю, что ты от меня ничего не скрываешь?

– Несмотря на все мои остальные грехи, я никогда не врал тебе, Тесса. Пошли со мной в реанимацию, но, пожалуйста, подожди меня у двери.

Она слегка пожала плечами, и Тайлер принял это за знак согласия. Часы посещения в кардиологическом отделении уже закончились, и холл был пуст. Усадив Тессу в кресло, он направился в реанимационное отделение.

Барт находился в первой палате, но если бы медсестра не указала на него, Тайлер не узнал бы старика. Фигура, лежавшая на кровати, была бледным подобием упитанного мужчины, которого Тайлер видел в последний раз. Только годы опыта помогли ему сохранить спокойствие, когда он придвинул стул и взглянул на своего старого врага.

Тайлер считал, что единственное, на что он способен – это почувствовать к необычному пациенту профессиональную жалость. И теперь не мог понять, почему при взгляде на этого живучего, непокорного бульдога, находящегося в столь жалком состоянии, вдруг испытал необъяснимую грусть.

– Ну что, Барт, – тихо начал Ливингстон. – Вот до чего дошел! Сдаешься, потому что не можешь вынести мысли, что твой внук может быть похож на меня?

– Размечтался! – слабым голосом, но с упрямой ноткой произнес Барт. – Я не уйду со сцены, пока вы с Тессой не исправите то, что натворили. Я же не такой, как ты, Тайлер Ливингстон. Я не бросаю работу недоделанной.

– Если бы я не знал тебя, Барт, то решил бы, что ты хочешь снова увидеть нас вместе, – сказал Тайлер, глядя на монитор у кровати и радуясь тому, что там видит. Старик крепко держится за жизнь, он не сдастся просто так, без борьбы.

У Барта промелькнуло нечто вроде улыбки.

– Может, это не такая уж плохая идея. Кто-то же должен сделать из тебя человека, чтобы твой сын не стыдился тебя.

Тайлер посмотрел прямо в глаза своего бывшего тестя.

– Здесь я с тобой согласен. Поэтому и предложил Тессе выйти за меня замуж. Но она мне отказала, поскольку считает, что мы с тобой никогда не поладим. Так что можешь сдать свой билет на тот свет, старый лис, потому что я не позволю тебе умереть и тем самым нарушить все мои планы.

На этот раз Барт отчетливо рассмеялся.

– Умереть? Черта с два, Ливингстон, я не доставлю тебе такой радости.

– Отлично, – сказал Тайлер, ошарашенный тем, что вот-вот расплачется. – У всех детей должны быть дедушки, а с моей стороны не осталось кандидатов на это звание. Так что тебе придется отдуваться за двоих, хочешь ты этого или нет, и я за этим прослежу. Подумай об этом, а я схожу за твоей дочерью. Она хочет поцеловать своего папу и напомнить ему, как она его любит. Вернусь утром, а пока оставлю в регистратуре записку, чтобы мне позвонили, если тебе что-нибудь понадобится.

– Позаботься о Тессе, – бросил Барт вдогонку. – Здесь и так полно медсестер, чтобы присмотреть за мной.

13

На кленах уже набухли почки, когда Барта выписали из больницы. Тесса понимала, что не вынесла бы это тяжелое время выздоровления отца; если бы не Тайлер.

Он постоянно возил ее в госпиталь, давал советы по поводу курса лечения. Угадывал все ее желания, потакал любому капризу, держал за руки, массировал плечи, целовал… Но после той ужасной ночи, когда Тесса думала, что потеряет отца, Тайлер больше не поднимал вопрос о браке.

Как будто тот первый порыв прошел, и он отмел безумную идею жениться на ней.

– Нужно оборудовать спальню для Барта на первом этаже, – заявил он за две недели до возвращения выздоравливающего домой. И сразу же принялся осуществлять свой план, нанял плотников и заставил их переделать библиотеку в просторную комнату с примыкающей к ней спальней для сиделки.

Иногда он приглашал Тессу пообедать с ним в какой-нибудь ресторан, иногда заказывал обеды прямо на дом. Однажды, когда ему предстояла сложная операция в больнице, он чуть было не позвонил Джеффри и не попросил его сопровождать Тессу на курсы для беременных.

Мне не нужен Джеффри, мне нужен ты. Хватит строить из себя галантного джентльмена, хотела она ему сказать.

Может это из-за беременности ее так тянет к нему?

– Я читала, многие женщины становятся такими чувствительными, – хмыкнула Мэган, когда Тесса поделилась с ней своими переживаниями. – Некоторые начинают испытывать отвращение к сексу, а у некоторых, наоборот, просыпается неуемное желание. На твоем месте, я бы набросилась на него, думаю, он был бы не против.

Если бы у нее хватило духу! Но Тесса чувствовала существование какой-то преграды между ними.

– Ты приедешь, когда папу привезут домой? – спросила она чуть погодя у Тайлера.

– Может, не стоит? Думаю, ему будет не до гостей.

– Ты не просто гость, и, по-моему, он обрадуется. Отец так к тебе привязался за последнее время.

– Такое часто случается с пациентами, которые прошли через тяжкое испытание. Он должен снова привыкнуть к своему дому.

– Значит, я тебя тоже не увижу? – спросила она тихим голосом.

Он погладил ее живот:

– Ничего не изменится между нами, Тесса.

Но это все ради ребенка, с горечью подумала она.

Прошла еще неделя. И хотя Тайлер регулярно звонил справиться о состоянии ее отца, ни разу не зашел.

В конце концов, терпение Тессы лопнуло, она позвонила ему и прямо спросила:

– Ты избегаешь меня, Тайлер?

– Конечно нет, – спокойно ответил он.

– Хорошо. Тогда жду тебя в субботу к обеду. Я соскучилась.

– Твой отец присоединится к нам?

– Нет, если не хочешь.

– Если честно, хочу. Даже настаиваю на его присутствии.

Казалось, ее должна бы радовать такая перемена, но она почему-то почувствовала досаду.

Утром в субботу Тесса сходила в парикмахерскую, днем перекусила с Мэган, затем заскочила в продуктовый магазин Сибил сделать заказ на вечер, так как Эндрю, обычно занимавшийся приготовлением пищи, сейчас постоянно спорил с сиделкой, доказывая, что лучше ему самому ухаживать за Бартом.

Ближе к вечеру Тесса расслабилась в ароматической ванне, затем надела новое платье из голубого королевского шелка и золотую цепочку, на которую вместо кулона повесила кольцо, подаренное Тайлером восемь лет назад, по случаю их помолвки, и спрятала его в лиф платья, а цепочку прикрыла жемчужным колье.

Тайлер приехал пораньше и привез с собой две бутылки искрящегося безалкогольного вина.

– Конечно, содержимое не одурачит такого знатока вин, как ты, Барт, но по вкусу это напоминает шампанское и, думаю, подойдет, чтобы отпраздновать твое возвращение домой, – сказал он, чмокнув Тессу в щеку и подавая бокал ее отцу. – За твое здоровье!

– За здоровье внука, – предложил Барт. – Не могу дождаться, когда усажу этого сорванца к себе на колени. Имя уже выбрали?

– Только не Барт, если ты на это надеялся, – засмеялся Тайлер. – И не Тайлер.

– Естественно, если родится девочка, – вмешалась Тесса, обиженная, что ее игнорируют. – И, если вы позволите, у меня тоже есть тост.

Она сглотнула, борясь с приступом нервозности из-за того, что теперь все внимание приковано к ней, затем продолжила:

– Вообще-то это скорее предложение, Тайлер. В январе ты просил меня выйти за тебя замуж, и я тогда не ответила. С тех пор ты почему-то не хочешь повторить свою попытку, поэтому я решила сделать все сама. Ты все еще готов поступить, как порядочный мужчина, или идея потухла?

28
{"b":"12190","o":1}