ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет, конечно, – парировал Тайлер. – Как говорят, сорнякам мороз не страшён.

– Прекратите, – вмешалась Тесса. – Тайлер, ради Бога, неужели ты не видишь, что папа нездоров. Его сердце не вынесет таких перебранок.

Огромные отбивные на завтрак, рюмочки портвейна перед сном и сигары через каждые полчаса – вот чего на самом деле не вынесет его сердце, хотел огрызнуться Тайлер. Но всякому терпению есть предел, и Тесса, похоже, уже достигла своего. Она с беспокойством смотрела на отца, нежно обнимая старика.

– Не волнуйся так, папа, – успокаивала она. – Он этого не стоит.

– Пожалуй, ему нужно присесть где-нибудь в тени, – забеспокоился Тайлер, видя, что дыхание Барта сбилось, а на лбу выступили капельки пота.

Если бы взглядом можно было убить, Тайлер свалился бы замертво.

– Я не нуждаюсь в советах плохих докторов. Ты последний человек, к которому я обращусь за помощью.

– Как знаешь! – Тайлер пожал плечами и, кивнув в сторону стола, на котором во главе с запеченной индейкой красовались омары под майонезом и соблазнительно звали к себе грибные фрикадельки в голландском соусе, добавил: – Дочь, окажет тебе большую услугу, не подпустив к столь калорийной пище.

Понимая, что это дельный совет, Тесса усадила отца в тени старого развесистого дуба. Вскоре к ним присоединился Джеффри. Интересное зрелище представляла собой эта троица: Барт в центре, точно король в окружении своей свиты, мистер Райт, лебезящий перед стариком и бросающий нежные взгляды на наследную принцессу, и Тесса, преданная дочь, ловящая каждое слово отца и готовая выполнять любые его прихоти.

Кивнув на трио, Тайлер обратился к проходившему мимо Заку:

– Тебе ничего не кажется странным в этой картине?

– Имеешь в виду, что там нет тебя?

Тайлер фыркнул и крепко выругался.

– Не думаю, что я сам много от этого теряю. Но есть что-то грустное в том, что двадцативосьмилетняя женщина тратит жизнь, заглядывая в рот и беспрекословно подчиняясь своему тирану-отцу.

– Пожалуй, – кивнул Зак. – И что ты собираешься с этим делать, дружище?

– Я? – Тайлер скорчил гримасу. – Абсолютно ничего!

– Неужели? А разве ты не за этим вернулся в Гринфилд?

– Ты прекрасно знаешь, что нет, – в ярости выпалил Тайлер.

Но Зак не из тех, кто избегает скользких тем.

– Брось, Тайлер! Да, ты действительно выручил меня, согласившись заменять в клинике пару месяцев. Только вот интересно, ты с таким же рвением бросился бы на помощь кому-нибудь другому или, точнее, в какое-нибудь другое место? Признайся, ты руководствуешься не только альтруистическими мотивами. Так что у тебя на уме? Хочешь совсем добить старину Барта своими нападками или снова попытаешься освободить от «ненавистного ига» его дочь?

2

По шею в мыльных пузырях Тесса лежала в ванне, ее голова покоилась на надувной подушке. После того, что произошло на свадьбе, ей необходимо было расслабиться, иначе ее нервы могли лопнуть от напряжения. А причиной всех ее несчастий вновь оказывался неожиданно всплывший из прошлого Тайлер Ливингстон…

Ее отец был не единственным, кто подвергся риску получить инфаркт. Тесса чувствовала, что тоже близка к этому. Когда она увидела Тайлера, ее сердце сначала замерло, а потом забилось быстро-быстро где-то между ребрами, как запутавшаяся в ветвях птица. Но это ерунда по сравнению с тем, что случилось потом, после того, как солнце спряталось за невысокими холмами и в сад сквозь листву деревьев пробились его последние пурпурные лучи.

К тому времени первое потрясение от новой встречи с бывшим мужем уже прошло, и Тесса даже начала немного расслабляться, чего, в сущности, никогда нельзя себе позволять в присутствии Тайлера. Он сам, казалось, не горел желанием общаться с ней, и когда Джеффри пригласил ее на танец, у нее не было никакой причины отказываться. Уже почти все гости собрались на танцплощадке. Так обычно заканчивались свадебные празднества в Гринфилде.

Но кто знает, уже тогда, наверное, поползли сплетни… Те, кто раньше знал Тайлера, не забыли ни его самого, ни его быстротечного брака на дочери председателя попечительского совета городской больницы, и с большим удовольствием передавали подробности скандальной истории тем, кто видел главного героя впервые. Только совсем слепой не заметил бы косых взглядов в сторону мисс Уизерспун, и того, как быстро обрывались разговоры при ее приближении. Так что, если Тайлер намеривался отодвинуть жениха и невесту на задний план, то, несомненно, преуспел в этом.

Но Тесса упорно делала вид, что ничего не замечает. И, гордо вскинув голову, решительно улыбнувшись Джеффри, отдалась захватывающему ритму танца.

Если бы не сменили музыку! Если бы Джеффри не считал джаз музыкой для гангстеров!..

…Глубоко вздохнув, она потянулась за мочалкой, и вяло потерла правую ногу. Ах, надо было отказаться! Но Тайлер застал ее врасплох, подошел неожиданно сзади и привлек к себе, воспользовавшись моментом, когда Джеффри отошел чуть в сторону.

– Ну что, покажем им, как это делается, душа моя? – прошептал он.

– Я протестую… – начал было Джеффри.

– Неужели? – Тайлер расплылся в улыбке. – И что же вы собираетесь делать, дружище? Хотите разобраться со мной по-мужски?

Даже если у Райта и возникли такие намерения, то с его ста пятьюдесятью фунтами против ста семидесяти Тайлера исход боя был предрешен. И сравнивая двух мужчин, Тесса вспомнила, как впервые увидела Тайлера без одежды.

Доктора не должны быть такими широкоплечими и узкобедрыми. Бог обычно не наделяет их мускулистыми руками, длинными атлетическими ногами и широкой грудью, от которых перехватывает дыхание.

Они должны быть серьезными, поглощенными наукой, надежными и добрыми, а также немного сутулиться, как Джеффри. Встречая их, женщина не должна первым делом представлять себе, как они выглядят обнаженными.

Мистер Райт, слава Богу, не догадывался об этих ее мыслях.

– Тесса, хочешь, чтобы я вышвырнул его отсюда?

– Все в порядке, Джеффри, – рассеянно произнесла она, полностью отдавая себе отчет в том, что снова попала в плен голубых глаз Тайлера. – Я вполне справлюсь сама. Если доктор Ливингстон хочет потанцевать со мной, я готова оказать ему эту любезность.

Оказать ему любезность! Если бы Джеффри только знал, какие любезности она уже готова была оказывать бывшему мужу! И отодвинув все разумные предостережения на задний план, Тесса позволила Тайлеру увлечь себя в ритмичный, зажигательный танец.

И как будто вовсе не было семи лет разлуки. Как они чувствовали друг друга, их тела инстинктивно предугадывали следующее движение партнера, двигались так, словно были двумя половинками одного целого. Он раскручивал ее, отбрасывал, придерживая только кончиками пальцев, затем снова притягивал и прижимал так безоглядно, что их бедра соприкасались. Потом, когда Тессе казалось, что ей больше не вынести этой близости, что все вокруг догадываются, как она тает в его объятиях, он снова отстранял и отбрасывал ее.

Он – волк в овечьей шкуре, а она глупая дура, что не остановила все это, когда у нее был шанс. Но слишком ослепленная, чтобы смотреть в глаза опасности, она осталась с ним и позволила увлечь себя в следующий медленный танец, который обещал, нет, гарантировал полную интимность. Тайлер тихо пропел ей на ухо фразу из давней песни «Парень влюблен». Эти слова разбивали ее сердце с первого дня их знакомства, потому что ей казалось, что он-то никогда не был влюблен в нее.

Чтобы спрятать острую боль, которая наверняка отразилась на лице, Тесса положила голову ему на плечо. Он издал хриплый стон и еще крепче прижал ее к себе, чтобы дать почувствовать, как возбужден. В этом был весь Тайлер.

Секс, только секс! Как будто это поможет ей забыть страдания, причиненные его предательством. И, чтобы показать этому самоуверенному типу, что ему больше никогда не удастся ее соблазнить, она отпрянула от него и капризно взвизгнула:

3
{"b":"12190","o":1}