ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Возможно, но в данных обстоятельствах, мне кажется…

– То, что тебе кажется, не имеет никакого отношения к делу, – отрезал Тайлер. – Речь идет о спасении жизней людей. При всем моем уважении к благородному делу воспроизведения на свет младенцев, это естественный процесс, с которым женский организм, в общем-то, прекрасно справляется и без посторонней помощи. В большинстве случаев беременность и роды проходят без осложнений.

– Далеко не всегда, доктор Ливингстон! – Все ее намерения быть с ним предельно вежливой улетучились. – Хотя ничего удивительного, что вы именно это не приняли во внимание, так как данный вопрос вас никогда особенно не интересовал.

На секунду их взгляды встретились, и по едва заметному румянцу на его щеках, она поняла, что Тайлер уловил намек в ее словах. Но тут же снова взял себя в руки и сделал вид, что ничего не слышал.

– Я не хотел бы тебя обижать, но твоей квалификации явно недостаточно. Пациенты амбулаторного отделения вообще лечатся дома, так что необходимость в новом оборудовании там не такая уж острая.

Тесса отложила ручку и произнесла:

– Я знаю.

– Не похоже. Твои подходы к этому делу не объективны. Может, надо было проконсультироваться с экспертом, прежде чем…

– Доктор Ливингстон! – Пусть узнает, каково это, когда тебя перебивают. – Я не учу вас, как вам делать свое дело. И была бы очень признательна, если бы вы тоже отнеслись к моим профессиональным качествам с таким же уважением и не указывали мне, как работать. Разрешите продолжать?

– Пожалуйста.

Его снисходительная улыбка привела ее в бешенство. Он принимает ее за ребенка, которого решил побаловать.

– Большое спасибо!

– Не за что…

С каким удовольствием она бы его придушила!

– Я все взвесила и приняла решение, что сначала мы профинансируем те отделения, которые обратились к нам за помощью первыми. И только потом прибегнем к помощи наших главных инвесторов кардиоцентру.

– Понятно. – В голосе Тайлера прозвучал оттенок почтительности.

Но она, после того как он так унизил ее в присутствии коллег, не собиралась идти с ним на мировую.

– Вы поняли бы это гораздо раньше, если бы у вас хватило такта не перебивать меня.

– Приму к сведению. – Он одарил ее своей самой очаровательной улыбкой. – Не покажется ли это совсем неучтивым, если я все же поинтересуюсь, когда вы будете обращаться к инвесторам?

– В августе, – выпалила Тесса, понимая, что все с удовольствием наблюдают за их словесной перепалкой, и теперь сплетен будет еще больше. – После ежегодного, праздничного карнавала.

– Праздничного карнавала? Ах да, эта веселая пирушка, называющаяся Бал Солнца! Как же я мог забыть?

Действительно, как же? Единственный карнавал, который он посетил, пришелся как раз на те, предсвадебные дни, когда они никак не могли насытиться друг другом. И пока все потягивали вино в перерывах между вальсами, они улизнули прямо из-под носа Барта и весь вечер занимались любовью в небольшом розовом садике за местным клубом.

– Очень просто, я думаю, – огрызнулась Тесса, складывая бумаги назад в папку.

Все потянулись за кофе, дымящимся в другом конце зала. Тесса заметила Хелен, словно ворону, кружившую поблизости.

– Но, если хочешь освежить воспоминания, лучшего помощника, чем миссис Ганн, здесь не найти. Она занимается всеми социальными мероприятиями, и я не сомневаюсь, будет рада посвятить тебя во все детали. А сейчас, прошу прощения…

И кивком головы дав понять, что считает разговор законченным, передала листок бумаги через стол Хелен.

– Вот список инвесторов. Я оставлю его тебе. Пожалуйста, ознакомь с ним всех, когда перерыв закончится. И дай мне знать, если еще кто-то изъявит желание присоединиться к ним.

– А ты куда уходишь, дорогая?

– У меня еще одна встреча.

– Я провожу тебя, – сказал Тайлер.

Разочарованная тем, что цирк на сегодня закончен, Хелен произнесла:

– Жаль, что вы уже уходите. Но я полагаю, вам есть, о чем поговорить наедине.

– Нам с доктором Ливингстоном не о чем говорить. Можешь наслаждаться его обществом сколько угодно, – отрезала Тесса и направилась к двери.

Но Тайлер был не из тех, от кого можно легко отделаться.

– Минуточку, Тесса! – Он шел за ней по пятам. – Нам нужно кое-что прояснить.

Нет уж, с нее на сегодня хватит! И когда она увидела закрывающиеся двери лифта, быстро ринулась к своему единственному спасению от очередной лекции.

– В другой раз.

В последний момент Тесса проскользнула в лифт, двери которого закрылись прямо перед носом ее спутника.

Днем температура поднялась до тридцати пяти градусов. Ни один листочек на дереве не шевелился. Когда Тесса добралась до дома, блузка липла к телу, как мокрый лист салата. Бросив папку на столик в прихожей, она распахнула настежь все окна и двери, поднялась наверх, чтобы надеть купальник и затем поскорее нырнуть в манящий блаженной прохладой бассейн. Если добавить к этому приятную музыку, бокал белого вина, ароматный запах дельфиниумов в саду, то можно расслабиться и хотя бы на время забыть о Тайлере Ливингстоне.

Конечно, глупо было позволять ему выводить ее из себя. Тот молодой врач, которого она когда-то знала и любила, никогда не был высокомерным и совершенно не был похож на этого надменного придиру, который присутствовал сегодня утром на совещании.

Но его презрительный тон, покровительственная улыбка, все преследовали Тессу, даже после того как она несколько раз пересекла бассейн вдоль и поперек и в изнеможении опустилась в шезлонг под огромным зонтом.

– Твоей квалификации явно недостаточно… Надо было проконсультироваться с экспертом… – звенели в ушах его слова.

Обращается со мной, как с ребенком! – пробурчала она себе под нос, делая большой глоток вина.

– И часто ты назюзюкиваешься и начинаешь разговаривать сама с собой, душа моя? – Как с неба раздался знакомый голос. – Должен предупредить, это довольно опасная привычка, грозящая серьезными последствиями.

Совершенно непринужденно, как будто он пришел к себе домой, Тайлер облокотился на перила веранды ее дома, пытаясь выглядеть сурово-серьезным, и лишь озорная улыбка выдавала его игривое настроение.

– Кто тебя пустил сюда, Тайлер? – спросила Тесса, стараясь, чтобы ее голос звучал надменно и вызывающе, что в ее положении, когда она лежала перед ним практически голая, давалось нелегко.

– Я сам себя пустил, – лениво протянул незваный гость, оглядывая ее с ног до головы. – Дворецкого нигде не было видно, и я решил, что у него сегодня выходной.

– У меня нет дворецкого.

– Как? И горничной тоже? Да… наверное, нелегко все делать самой.

– Нелегко. Но, не волнуйся, я справляюсь. – Она безуспешно пыталась прикрыться полотенцем.

Любой воспитанный человек сейчас бы отвернулся, чтобы не смущать ее, но манеры Тайлера никогда нельзя было назвать деликатными.

– По-моему, у тебя плохо получается, – вымолвил он, направляясь к ней. – Помочь?

– Без тебя справлюсь! – Она вытянула руку в знак протеста.

– Не надо так нервничать, Тесса, я пришел сюда не затем, чтобы соблазнять тебя.

– А зачем ты пришел?

К ее ужасу, в, голосе прозвучало раздражение, что, конечно же, не ускользнуло от внимания Тайлера.

– Кажется, ты разочарована, душа моя, как будто тебя уже давно никто не соблазнял. А как насчет Франка из банка?

– Его зовут Джеффри. И я тебе уже говорила, что мы с ним не любовники. Возможно, тебе сложно понять, Тайлер, но есть мужчины, которые не думают двадцать четыре часа в сутки о сексе.

– В таком случае они импотенты.

Тайлер стал заглядывать под каждый куст, за каждое дерево, как будто Джеффри мог прятаться где-нибудь в саду.

– Если бы ты была моей женщиной, я бы никогда не оставлял тебя одну, особенно если в городе неожиданно объявился бывший муж.

– Я не твоя женщина. И никогда не была ею, хотя тебе, наверное, трудно понять разницу между понятиями «делить с кем-то свою жизнь» и «добавить еще одну ненужную вещь в свой рюкзак».

6
{"b":"12190","o":1}