ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И в этот момент затренькал дверной звонок – кто-то у двери старательно накручивал птичью лапу.

– Это Эрик, – удовлетворенно кивнула бабушка. – Что ж, теперь все в сборе.

Новый гость оказался маленьким сухоньким старичком, единственным мужчиной на этом странном званом вечере, но в компании приглашенных дам он чувствовал себя вполне уверенно. Может быть, из-за своего почтенного возраста, а может быть, благодаря уважению, которое демонстрировала по отношению к нему хозяйка дома.

– Буртининкас, Эрик Витольдович, – церемонно представился он, целуя Маргарите руку. – Счастлив знакомству. Вы прелестны, дитя мое. Ну так что, милые дамы, вручение дара уже свершилось?

– А ты, друг мой, как всегда, знаешь обо всем заранее, – с улыбкой заметила бабушка, без всякого, впрочем, удивления. – Нет, мой дорогой, вручение еще не свершилось. Мы ожидали тебя. Ты как мой будущий душеприказчик должен стать главным свидетелем перехода кольца Бальдра из одних рук в другие.

– Польщен честью. – Старичок поклонился. – Готов к вашим услугам.

ГЛАВА 7

А в старинном замке, магическим образом спрятанном внутри обычного подмосковного коттеджа, разыгрывалась страшная драма. Александр объяснял Хозяину причины, по которым полученный приказ остался невыполненным, и было видно, что объяснение дается ему нелегко. Поджилки у бедняги со страху так сильно тряслись, что эта дрожь передавалась и пальцам, и щекам, и голосу… Он прогневал господина, он не оправдал доверия! Что же теперь с ним будет?

Милость Хозяина наделила его такими возможностями, о которых он прежде не смел и мечтать, ему удалось добиться высокого положения и вообще всего, что только мог пожелать обычный человек, сделавший головокружительную карьеру и получивший власть, деньги и связи… Но оплачивать это пришлось большими трудами и унижениями, и нервы Александра давно были на пределе. Прогневив господина, можно было не только лишиться всех материальных благ, но и оказаться в нищете и ничтожестве, втоптанным в грязь… Можно было даже… Эх, и думать-то страшно о том, что может случиться: фантазии Александра не хватало, чтобы вообразить наказание, которому его подвергнут в случае неудачи. Но приказ Хозяина не выполнен! И страшное наказание надвигается неотвратимой тенью…

– Я не могу объяснить, что произошло, мой господин, – запинаясь, шептал Александр. – Это просто невероятно. Сперва мы планировали обыкновенную автомобильную аварию. Все было бы так естественно: поздний вечер, мокрый асфальт, машину занесло, проходившая по улице девушка пострадала… Хозяин, я сам наблюдал за происходящим, чтобы проконтролировать ситуацию до мельчайших деталей. Девка была уже почти под колесами, но в последний момент некая сила буквально отшвырнула от нее автомобиль. Машину словно вихрь какой-то закрутил и бросил к противоположному тротуару, прямо на столб. Водитель до сих пор в коме…

Хозяин ничего не отвечал, глядя на гостя мрачным, темным взглядом, в глубине которого горел огонь, и Александру казалось, что эти горящие глаза прожигают его насквозь.

– Я вынужден был подослать снайпера, хотя это большой риск, – продолжал он свои объяснения, потому что молчать сейчас было еще страшнее. – Это высококлассный специалист… Но он промахнулся! Такого с ним еще не случалось. По его словам, пули летели куда угодно, но только не в цель… Он вернул гонорар, так как работа не сделана, но нашу проблему это не решает, Хозяин…

– Это не решает твою проблему, Александр. Ступай и жди. Я буду думать, что делать. Но ты в любом случае будешь наказан за нерадение.

– Все в вашей воле, мой господин.

Втянув голову в плечи, Александр поплелся к выходу. Слуга Хозяина, мрачный человек по кличке Ворон, хлопнул за его спиной дверью, словно выстрелил вслед.

Человек в черных одеждах сел к столу и задумался. Да, старая ведьма Маргарита успела поставить мощную защиту на свою внученьку, этого следовало ожидать… Пожалуй, он слишком легкомысленно отнесся к делу. Если уж решил заполучить кольцо Бальдра, то придется затратить на это определенные силы. А обрести кольцо, созданное великим Одином, отцом колдовства, для своего любимого сына, теперь хотелось как никогда сильно: Хозяин привык получать все, о чем хоть мельком подумал. И надо сказать, происходило это обычно с такой легкостью, что вело к смерти желаний: что толку чего-либо желать и о чем-то мечтать, если не успеешь и глазом моргнуть, как все это само сваливается в твои руки? Скука и тоска…

Но вот кольцо Бальдра, наделенное невероятной мощью и способное увеличить его магическую силу, и без того немалую, получить оказалось непросто. И это желание наполняло жизнь смыслом и делало ее похожей на азартную игру. Значит, старая ведьма посылает ему вызов? Что ж, вызов принят…

Судьба кольца, названного тевтонскими богами «Драупнир» (тогда асы предпочитали все громоздкое и неуклюжее, включая имена собственные и названия, придуманные ими для магических артефактов), всегда интересовала владельца замка. Когда-то он грезил о господстве над миром, о полной и великой власти, которую могло дать кольцо своему обладателю. Но со временем он понял, что господство над миром – дело утомительное, суетливое и такое же скучное, как и все остальное. Ну сколько можно наслаждаться собственным величием, восседая на троне в роскошных чертогах, – два дня? Две недели? Два года? Рано или поздно эта мишура и льстивые речи надоедят, а ведь придется решать массу утомительных вопросов… Даже если повелевать судьбами народов и стирать их с лица земли, даже если творить невероятное зло и проливать реки крови – что дальше? Ну сотрет он своим повелением или простым мановением пальца какой-нибудь народишко, ну устроит битву, в которой будут тысячи и тысячи погибших, и что? Поля, залитые кровью и заваленные гниющими телами убиенных, выглядят крайне неопрятно, а до того, будет ли пребывать на лице Земли некий народ или не будет, Хозяину вообще никогда не было дела.

Он остыл ко всем проявлениям суетной жизни, и жажда неограниченной власти его оставила, как и другие вожделения. Какой-то поэт, вроде бы из русских, однажды сказал:

На свете счастья нет,
Но есть покой и воля…

Да, в России поэты не такие дураки и пустые романтики, как в иных странах, и каждый из них при этом – больше, чем поэт… На что уж он, Хозяин, скептически смотрит на этот мир, но с подобным выражением трудно не согласиться. Покой и только покой остался для него единственным наслаждением в этой жизни. Покой, воля делать или не делать все то, что сочтешь нужным, и обладание магическими сокровищами. За долгие века ему удалось собрать невероятную коллекцию орудий магии и чародейства, пожалуй, единственную в мире. У него в сокровищнице хранились даже янтарное ожерелье «Бринсхаммен», принадлежавшее богине Фрейе, которое давало власть над природными стихиями, и меч, выкованный Тором для битвы с великанами и делавший владевшего им воина непобедимым.

И никто, кроме него, никогда не видел этих вещей и не мог обладать ими! Разве с таким наслаждением сравнится скучная возможность истреблять народы? Пусть себе копошатся, жалкие муравьи, не способные подняться ни к вершинам тайных знаний, ни к вершинам духа…

Конечно, он редко пользовался магическими предметами: женские янтарные бусики на шее придавали ему слишком легкомысленный вид, а для сечи на мечах давно не представлялось возможности – ныне в ходу иное оружие. Но сам факт обладания делал его сильнее и возвеличивал в собственных глазах. Изредка, не в силах противиться искушению, он извлекал ожерелье Фрейи и насылал с его помощью ураган куда-нибудь на атлантическое побережье, а то ведь атрибуты магии без практики теряют свою силу.

И только кольцо Бальдра, проклятое кольцо никак не давалось ему. Когда-то еще сам Один наложил на кольцо заклятие: его нельзя было ни украсть, ни купить, ни отнять – кольцо сразу теряло свою мощь. Только в том случае, если обладатель кольца сам, по доброй воле и совершенно сознательно отдавал кольцо другому, новый владелец получал вместе с кольцом магический дар невероятной силы.

12
{"b":"12193","o":1}