ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но, воспользовавшись силой ума, можно было обойти даже заклятие Одина. Если добыть кольцо чужими руками, то именно тот, кто обретет реликвию неправедным путем, и возьмет на себя грех и проклятие, именно тот и не получит магической силы – у него в распоряжении окажется лишь древняя золотая побрякушка. А вот передав, добровольно передав кольцо Хозяину, этот жалкий исполнитель в тот же миг вернет могучему «Драупниру» все фантастические возможности, но воспользуется ими уже достойнейший и величайший.

Да, в теории все получалось просто. Но вот воплотить эту несложную задачку в реальности никак не мог даже такой могучий чародей, как Хозяин. Порой казалось, что кольцо Бальдра – живое и живет по каким-то собственным законам и установлениям. Хозяин уже не раз выходил на след кольца и был близок к тому, чтобы завладеть им, но в последний момент чертова побрякушка бесследно исчезала, или что-то мешало его планам, или не срабатывали мощные и многократно проверенные чары – и приходилось начинать все заново.

Теперь, когда в очередной раз кольцо обнаружилось в самом невероятном месте – у старой московской ведьмы, которая ничем особенным не прославила и не возвеличила свое имя в магическом мире, – он понял, что предстоит новый этап борьбы за обладание кольцом «Драупнир».

Ведьма вознамерилась передать дар Одина своей внучке, полному ничтожеству, бесцветной моли… Только для того, чтобы этого не допустить, он готов был тряхнуть стариной и вступить в борьбу. Тем более с этой семейкой и их дальними и близкими предками у него были старые счеты.

Своим мрачным огненным взором он уставился в середину большого хрустального шара, стоявшего перед ним на столе. Прозрачный шар помутнел, в нем заклубился голубоватый туман, потом клубы тумана рассеялись и показался смутный женский силуэт. Хозяин шара напрягал зрение, чтобы рассмотреть женщину в мелких деталях, и под его взглядом детали эти становились все яснее.

Это была Маргарита-младшая. Она занималась обычными домашними делами – собирала со стола и мыла посуду, оставшуюся после ухода гостей. Но наблюдавшего за ней человека интересовало не это – он мучительно вглядывался в ее руки и вскоре сумел рассмотреть то, что заставило затрепетать его сердце. На пальце у Маргариты блестело массивное кольцо старинной работы…

Глядя, как бесценный дар вместе с женской рукой, на которую его водрузили, опускается в мыльную пену, чтобы извлечь оттуда очередную чашку, хозяин шара издал стон. Повелители силы, неужели эта идиотка не испытывает никакого почтения и душевного трепета при мысли о том, что судьба предоставила ей величайшую ценность мира? Полоскать кольцо Бальдра в растворе «Фэри» вместе с грязной посудой?! Нет, он поклянется чем угодно, что лишит мерзавку бесценного дара, если она не понимает, чем обладает…

Гости ушли, усталая бабушка задремала в кресле, Маргарита, укрыв ее шалью, убрала в гостиной и перемыла посуду. Бабушкина кухня была оснащена посудомоечной машиной, но Маргоша решила, что для дорогого антикварного фарфора (который был подан к столу, чтобы подчеркнуть торжественность момента) такие агрегаты не подходят. Чашечки лучше перемыть вручную: старинные вещи требуют бережного отношения.

Когда все в доме было уже на своих местах: фарфор – в серванте, остатки торта и прочих сладостей – в холодильнике, а пепельницы, опорожненные от окурков, сияли девственной чистотой, – бабушка проснулась.

– Ты уже успела убраться? – удивилась она. – Умница, девочка. Но в следующий раз я тебе покажу несложный магический обряд, без лишнего труда уничтожающий грязь в доме. Силы надо беречь для важных дел.

– Наверное, для подобных обрядов и нужно то кольцо, которое вы мне сегодня подарили? – поинтересовалась Маргарита.

Ей так никто и не объяснил, что же это такое – кольцо Бальдра, чем оно ценно и замечательно, и теперь она сгорала от любопытства, пытаясь навести бабулю на разговор о волшебном кольце, чтобы выведать хоть что-нибудь.

– Какая ты, в сущности, еще дурочка, – усмехнулась бабушка. – Придет же такое в голову – мыть грязную посуду при помощи кольца Бальдра! Конечно, его сила огромна и способно оно на многое, но подобные задачи для кольца оскорбительны!

Маргоша про себя отметила, что бабуля говорит о кольце словно о живом существе, способном испытывать эмоции, но вслух ничего не сказала. А бабушка тем временем продолжала:

– Кое-что узнать об этом магическом атрибуте тебе не помешает, но начинать придется издалека. Об Одине, верховном боге нордических язычников, ты, надеюсь, наслышана?

– Да, в общих чертах…

Маргарита Стефановна усмехнулась, но комментировать ответ внучки не стала.

– Итак, у Одина было несколько сыновей, и самый любимый из них – прекрасный Бальдр, бог весны и солнечного света. В общем-то он был славным парнем – милый, добрый, ласковый, обаятельный, всеобщий любимец, но при этом – легкомысленный, с ленцой и без больших способностей. Как теперь говорят – типичный представитель золотой молодежи. Представь, его родители – Один и Фригг – пребывают на вершине власти, сын избалован, ему нет ни в чем отказа, он привык получать все, что только пожелает. В Асгарде у него один из самых роскошных дворцов – Брейдаблик, что означает «широкий блеск». Название само за себя говорит: блеска там было много, вечные пиры, вечные дружеские компании, возлияния, песни до утра… А магию Бальдр так толком и не освоил. И Один, который превзошел все магические тайны и заслужил гордое имя Отец колдовства, очень из-за этого переживал. Знаешь, каждый отец иногда думает про любимого сына: «Как мальчик будет жить в этом жестоком мире, если меня не будет рядом и я не смогу ему помочь? Сам он не способен к борьбе!» И такие мысли заставили Одина изготовить специально для юного Бальдра кольцо, дающее неимоверную магическую силу и охраняющее своего владельца.

Но отец не торопился вручать подарок сыну: ему все казалось, что мальчик еще недостаточно опытен, недостаточно зрел и не сможет правильно использовать могучую власть кольца. Пусть остепенится, пусть станет серьезнее, и вот тогда… А Бальдра между тем стали мучить кошмарные сны – каждую ночь ему виделось, как он сходит в царство мертвых, и он просыпался в холодном поту. Родители заволновались. Один отправился к прорицательнице – мертвой вёльве – и заставил ее выйти из могилы и сказать ему правду о судьбе сына. Увы, вёльва лишь подтвердила, что для Бальдра уже сварен светлый мед в царстве вечной ночи. Тогда мать Бальдра Фригг отправилась по миру и взяла клятву у всех живых существ и у всех предметов, что они не станут вредить ее сыну. Каждый зверь и человек, каждый камень, каждый кусок металла, каждое растение обещали Фригг, что никогда, ни в каком обличье они не убьют Бальдра. Лишь крошечный побег омелы Фригг сочла совсем безобидным и не стала затруднять себя разговором со слабой былинкой.

Но об этом узнал бог огня и коварства Локи, ненавидевший Бальдра (тот, кто красив, беспечен, удачлив и богат, часто сталкивается с черной завистью).

Фригг успокоилась: никто и ничто не убьет Бальдра, раз все связаны клятвой его пощадить. А Локи дождался, когда омела немного подрастет, сделал из нее стрелу и стал выжидать подходящий момент. Легкомысленный Бальдр, зная, что он неуязвим, придумал игру – он предложил богам поразвлечься, стреляя в него из лука, кидая копья и разя мечом, все равно эти предметы не могли его убить. Нечто вроде тира с заданием «попади в Бальдра!», глупость, конечно, неимоверная. Ну Локи и воспользовался ситуацией, вложив стрелу из омелы в руки брата Бальдра, слепого Хёда. Стрела, выпущенная наугад, попала прямо в сердце бога весны, и он упал замертво.

– Бабушка, вы рассказываете так, словно сами там побывали и увидели все своими глазами.

– Дорогая моя, сама я там не была, я, как ты понимаешь, в те давние времена еще и на свете не существовала. Но сведения у меня достоверные, со слов очевидцев. Наша валькирия присутствовала и при гибели Бальдра, и при его погребении, и Нининсина тоже.

13
{"b":"12193","o":1}