ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Последние полвека он предпочитал, по совету древних китайцев, сидеть у своего дома и ждать, когда мимо пронесут гроб с трупом врага. У него, как-никак, впереди вечность, можно не торопиться. А загнать врага в гроб можно и чужими трудами. В редких, очень редких случаях приходилось самому вступать в игру и марать руки…

Стоила ли серьезного внимания глупая ведьма? Да к тому же, неизвестно почему, он вообще постоянно и надолго забывал о существовании Маргариты и даже о кольце, которое всеми силами жаждал заполучить. Наверное, здесь не обходилось без заклятия забвения…

Стоп… Заклятие забвения? Ну конечно же, без сомнения! Как он не задумался об этом прежде! Старуха наверняка насылала на него свои чары, чтобы уйти от борьбы и пребывать в безмятежности. Он и вправду не раз забывал, что эта мерзавка вообще существует на свете, что само по себе невероятно! Ведь его память – нечто уникальное… Без заклятия не обошлось. И одно только это, пожалуй, достойно самого сурового наказания – какая-то смертная тля, ничтожество, посмела шутить с его памятью, покушаться на его волю!

Все-таки придется явить свое могущество, о котором уже стали забывать. Теперь, когда старуха слабеет, а внучка еще толком не вошла в силу, самое время свести счеты с этой семейкой. Надо бы подослать к ним убийц с заговоренным оружием… Ведьмы смертны. А как говаривал один из его старых друзей, нет человека – нет проблемы!

И вдруг хозяин замка почувствовал на себе взгляд. Не тяжелый, давящий взгляд, а скорее удивленный. Резко обернувшись, он никого не заметил. Мрачный, освещенный огнем очага зал был совершенно пуст.

Как и следовало ожидать, его одиночество нарушать никто не отваживался… Но чужой взгляд был здесь, в этом он не сомневался. Значит, некто наблюдал за ним при помощи магических атрибутов, настиг его своим взглядом сквозь пространство и установил незримую связь. Причем, едва чародей это почувствовал, астральный канал закрылся так быстро, что он даже не успел проследить, откуда этот канал был направлен.

Стало быть, с ним затевают игру… Ну что ж, кому-то еще придется сильно пожалеть об этом!

Чтобы потушить вспыхнувшее раздражение, он решил наказать Александра. Раз уж кара за нерадивость была обещана, она должна быть неотвратимой. Слово и дело. Слово чародея – это закон! А дело может получиться забавным…

Сосредоточившись на этой легкой, практически детской задачке, он уставился на магический шар и сверлил его взглядом до тех пор, пока не увидел Александра, безмятежно подносившего ко рту чашку с чаем.

Это была старинная фарфоровая чашка, украшенная весьма художественно изображенным венком из дубовых листьев. Чашка была драгоценным подарком чародея и наделяла своего обладателя чудесными возможностями. Александр успел привыкнуть к этой вещице и уверился, что она всегда будет ему помогать. Что ж, вот и наказание – ничто так не мучает смертных людишек, как лишение их магических артефактов, с которыми они успели сродниться.

Чародей сосредоточенно разглядывал обреченную на скорую гибель чашку, причем выражение его глаз становилось все более зловещим.

Не прошло и минуты, как чашка разлетелась в руках Александра на множество мелких фарфоровых черепков, забрызгав чаем его лицо, рубашку и стол. Похоже, пара-тройка осколков успела впиться ему в щеки, потому что на коже Александра выступили маленькие капельки крови…

Глядя на растерянно-отчаянное лицо преданного слуги, человек в черном расхохотался. А ведь этот глупец еще до конца не осознал, чем грозит ему потеря чашки и какие неотвратимые, неуклонные изменения начнут происходить с ним уже с сегодняшней ночи. Да, теперь каждое утро, взглядывая на себя в зеркало, он будет все отчетливее понимать, что чашки Хозяина у него больше нет.

Вернет ли Хозяин подобную магическую вещицу нерадивому слуге или нет – время покажет. Александр надоел своей ограниченностью и бестолковостью, но с другой стороны… Хозяину нужен посредник между миром людей и его собственной персоной, он вовсе не желает постоянно общаться с людишками, это действует раздражающе.

Александр по крайней мере всегда беспрекословно подчиняется его воле и бывает полезен для решения практических вопросов. А если с чем-то он не в силах справиться, что поделать – слаб и не слишком умен человечишко. Глупо ставить ничтожной мыши в вину тот факт, что она не может сдвинуть гору. Но наказания все же необходимы, ибо лишь они заставляют стремиться к совершенству.

ГЛАВА 8

– Ну дорогая моя, мне пора. Сегодня ночь полнолуния, – грустно сказала бабушка.

Маргоше, несмотря на все то странное и чудесное, что довелось узнать и испытать за последнее время, не хотелось верить, что бабушка и вправду знает точный час своей смерти и готовится проститься с этим миром.

– Бабуля, а нельзя ли как-нибудь оттянуть время? Ну задержаться здесь? Нельзя? Это ведь не последняя ночь полнолуния? А мы с вами только-только нашли друг друга и уже должны расстаться… Вы меня еще ничему толком не научили, не передали мне силу…

– Деточка, сегодня ты как раз и примешь мою силу… А научиться тайным знаниям невозможно, они или придут к тебе, или нет. Ведовство передается не совсем обычным путем, дорогая, это тебе не уроки алгебры. Впрочем, учиться тебе, конечно, придется многому и постоянно, но должно случиться нечто, что откроет твой разум для восприятия ведических тайн.

Говорила бабушка красиво и загадочно, но Маргоша все думала: а вдруг бабуля ошибается и час ее смерти еще не пришел? Было страшно подумать, что снова придется остаться совсем одной на этом свете, да еще обремененной какими-то загадочными и опасными знаниями и могуществом…

– Силу свою я должна передать тебе сейчас, я чувствую, как она тает… Чем больше будем тянуть, тем больше уйдет в песок. А если ты ее примешь, она преумножится. Так что, дорогая внучка, прости, если что было не так, и приступим к обряду.

Бабушка удалилась в ванную, провела там больше часа и вернулась помолодевшая, порозовевшая и благоухающая какими-то редкостными благовониями.

– Дело к полуночи. Оставь меня ненадолго одну, дорогая, – попросила она внучку. – Я должна поговорить с Ним.

– С ним? – со страхом переспросила Маргоша.

Откуда ей было знать, кого ведуньи призывают в свой последний час? А предположить можно было все что угодно, даже самое жуткое…

– Не бойся, глупенькая, – улыбнулась бабушка. – Я говорю о Том, Чье Имя Благословенно в Веках. Тем особам, кто занимается ведовством, лучше не упоминать его имя в суете обыденной жизни. Но помнить о нем надо всегда, ибо рано или поздно придется держать ответ за все, что сотворено тобой в жизни. Поэтому сейчас я хочу покаяться за все вольные или невольные прегрешения и попросить у него милости. А ты запомни мой завет: никогда не вреди людям сознательно, не делай зла, чтобы в последний час предстать перед Ним без страха. И не служи его антиподу, что бы тебе ни посулили. Не губи себя. И имя Врага нашего тоже не называй, этим ты можешь его приманить. Ну все, дитя мое, теперь оставь меня. Я скоро тебя позову.

Бабушка ушла в спальню и закрыла за собой дверь. Марго присела на диван и задумалась. Впрочем, слово «задумалась» подходило к ее состоянию меньше всего: мысли метались с одного на другое и Маргоша пребывала в состоянии полного сумбура, не находя сил сосредоточиться ни на чем. Бабушка так всерьез, так искренне собиралась оставить этот мир, что становилось страшно…

Неужели люди могут уйти вот так – заранее все почувствовав и просчитав, собравшись, словно в дальнюю дорогу, завершив дела, попрощавшись с близкими. Конечно, бабушка обладает некими тайными знаниями и силами, Маргоша уже имела возможность в этом убедиться… И все же, все же ничего более странного, чем здесь, в бабушкином доме, ей никогда не доводилось переживать.

Она совсем недавно познакомилась со своей престарелой родственницей, о которой прежде и понятия не имела, и за такой короткий срок успела полностью подчиниться бабушкиной воле, во всем ее слушается, исполняет любое пожелание, любое распоряжение и даже просто совет… Словно катится по выбранной кем-то колее, с которой нет никакой возможности свернуть. Ну разве не странно?

15
{"b":"12193","o":1}