ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но чем дальше заходило дело, тем меньше шансов было хоть когда-нибудь этой девчонке понравиться. Кольцо отдавать не хочет, дура. Головой рискует из-за цацки своей. Значит, девку, как ни печально, вскоре отсюда с травмами в Склиф повезут, это как к бабке не ходить, если вообще после разборки не окочурится. Но любовь крутить она точно долго не сможет! Вот уж не везет так не везет!

Чтобы отогнать от себя предательские мысли, рыжий шагнул к красотке и грубо схватил ее за руку.

– У тебя кольцо-то, шалава? Отдай от греха, не зли меня лучше!

На пальцах у девки и вправду блестели какие-то колечки и перстеньки, и он склонился, чтобы разглядеть их получше и прикинуть, есть ли среди них то, заказанное, суперценное, ради которого и затеяна вся хохма с ограблением.

Колечки оказались прикольные, но прежде чем рыжий успел в них вглядеться, он получил такой увесистый удар в ухо, что еле устоял на ногах. Руку на него подняла вторая баба. Она тоже была красивой, но какой-то мужеподобной, без той трогательной женственности, что отличала ее подругу. Да еще и в форме с погонами прапорщика! От одного вида этих двух маленьких звездочек на погонах с души воротило каждого, кто успел послужить в армии, будь они на плечах хоть у первой красавицы. И взгляд у нее был стальной, и рука была тяжелой. И чувствовалась привычка раздавать зуботычины направо-налево.

Он попытался дать сдачи, но девка ловко увернулась. Думает небось, что так ей это и сойдет! Нет уж! Рыжий нехорошо ухмыльнулся.

– Ну блин, шалавы, раз вы сами драться полезли, то сейчас вам мало не покажется. Пацаны, дамам надо преподать урок!

ГЛАВА 18

Маргоша, уставшая от непривычного ощущения полета, а еще сильнее – от собственного страха, вызванного кошмарным падением с высоты, сперва наблюдала за происходящим отстраненно, словно хулиганы привиделись ей во сне или возникли на телеэкране в какой-то современной постановке из «бандитской жизни»… На нее навалилось такое чувство апатии, что она не сразу поняла, что ее собираются грабить и заветное кольцо, о ценности которого ей уже прожужжали все уши, сейчас просто-напросто окажется в чужих руках.

Только когда Валька дала рыжему верзиле в ухо и тот от неожиданности выпустил Маргошину руку, в которую перед тем вцепился как клещ, начинающая ведьма очнулась и с тоской подумала, что придется драться. Ведь никакие заклинания, парализующие волю врагов, ей еще неизвестны. Если бы можно было сосредоточиться, какие-нибудь магические тонкости наверняка сами собой пришли бы к ней на ум, переданная ей тайная сила сработала бы. Но Маргарита слишком растерялась, в голове у нее был полный сумбур, мысли прыгали с одного на другое, и страх сжимал ее сердце ледяной лапкой. А как только попадаешь под власть страха, демонстрировать силу уже невозможно.

Валька тоже чувствовала некоторую растерянность.

– Проклятье, я сегодня без меча. Подумала, что летать без него удобнее. Да и Нининсина все время пилит: «Не таскай с собой меч, это опасно! Ты наживешь беду!» Беду-то как раз без меча и наживешь!

И тут ей с трудом удалось увернуться от удара. Маргариту попытался схватить один из парней, но она вырвалась и получила оплеуху. Валька отшвырнула рыжего наглеца, одновременно лягнув того, кто подбирался к ней сзади. Но силы нападавших и обороняющихся все равно были неравны. Обстановка накалялась.

– Эх, придется поразмяться! Валькирию не так-то просто сбить с крыла! Спиной ко мне становись, курица! – заорала Валька, впрочем, совсем беззлобно, скорее озорно. – В драке главное – прикрывать спину другу, поняла? Мобилизуй все силы на защиту!

Легко сказать «мобилизуй все силы»… А как их мобилизовать? Марго как-то не доводилось прежде принимать личное участие в драках и прикрывать спины своих друзей… Но она все же, как и Валька, постаралась вызвать в себе чувство куража – эхма, дескать, нам все нипочем. Как ни странно, ей тут же стало не страшно, а весело… Амулет на груди просто горел огнем, но главное происходило с ее рукой, на пальце которой запульсировало кольцо Бальдра.

– Со мной сила Бальдра, – прошептала Маргарита слова, которым научила ее бабушка. Если они годились, чтобы воспользоваться услугами волшебного зеркала, может быть, и для драки сойдут?

Кажется, кольцо поняло ее приказ: рука Маргоши сама собой сжалась в кулак и резким выпадом выдвинулась вперед, туда, где маячили рожи нападавших. И одна из самых противных рож, словно притянутая магнитом, так же резко сама кинулась навстречу этому маленькому женскому кулачку. Их воссоединение ознаменовали громкий звук удара и противный хруст.

Здоровенный бугай рухнул на землю, заливаясь кровью. Кровь хлынула у него одновременно из носа и изо рта, и Маргошу, глянувшую на дело собственных рук, буквально передернуло и замутило. Пришлось отвернуться, чтобы справиться с дурнотой, хотя был риск из-за изнеженности чувств проглядеть очередной маневр нападавших.

– Класс, – одобрила Валька, даже не обернувшись, словно у нее на затылке были глаза. – Этого ты отключила, подруга!

– Сука, она Кузе нос сломала! – заорал кто-то из парней. – Пора этим гребаным бабам задать, чтобы чуяли! Давай те пики, что нам пахан надыбал… Пощекочем лахудру под ребрами!

У двух парней в руках, словно из воздуха, появились ножи, которые были пущены в ход. Кто-то из нападавших, размахивая ножом, ухитрился даже задеть Маргошу. Она не сразу поняла, почему предплечье обожгло болью и рукав стал мокрым и горячим, а когда поняла – только порадовалась: парень метил в сердце, но она успела увернуться. А ранка на предплечье – это пустяки, царапина.

Но Валька, похоже, думала иначе.

– Зажми рану рукой! – нервно закричала она. – Ну гады, сами напросились, никто не неволил!

И вдруг поднялась в воздух и зависла над головами дерущихся, широко, как бумажный паяц на веревочке, раскинув ноги в армейских брюках и тяжелых ботинках на толстой подошве.

Нападавшие парни онемели от неожиданности, забыли про свои ножи и, открыв рты, смотрели на такое диво. Еще бы, не каждый день сталкиваешься с явлением, называемым в обиходе левитацией.

Они даже не сделали попытки защититься, когда Валька еле уловимым движением двинула одновременно двоим из них под челюсть носками ботинок. Маргарита тоже завороженно следила, как от двух незаметных ударов огромные накачанные парни молча упали, словно подкошенные. Такие эффекты даже в голливудских фильмах про мастеров восточных единоборств поражают своей неестественностью. А чтобы вот так, в жизни…

– Мать честная, – пробормотал один из уцелевших и тут же разделил судьбу своих товарищей: мгновенно повернувшись в воздухе градусов на сорок и прицелившись своими грозными башмаками, Валька уложила оставшихся парней в общую кучу, потом, подхватив растерянно стоявшую среди поверженных противников Марго, оттащила ее в сторону и опустилась наконец на землю.

– Ну ты даешь! – выдавила Марго дурацкую фразу, совершенно не свидетельствующую о масштабах ее восхищения и благодарности. И тут же, испугавшись, что Валька в пылу драки поубивала этих парней, спросила: – А они не умрут?

– Ерунда! – отмахнулась Валька. – Живы будут, я их просто вырубила. Вот разве что не всех своих зубов досчитаются. Практически обошлось без жертв. А жаль! Под Кандагаром было круче, как говорится. Покажи рану.

– Да глупости, просто царапина.

Маргоша не считала такой пустяк достойным внимания, хотя рана сильно кровоточила и болела все сильнее, словно кто-то подсыпал в нее неизвестное жгучее вещество.

– Дура, – коротко бросила Валька и, прежде чем Маргоша успела обидеться, объяснила: – Нож наверняка заговоренный был и со сложным заклятием, простой тебя не взял бы, подруга, при твоей мощной защите. А при заговоренном ноже от раны всего ждать можно. Ты что чувствуешь, говори честно!

– Ну – замялась Маргоша, – больно очень. И горит.

Валька молча сдернула с нее жакетку и разорвала окровавленный рукав блузки. Разрез, неглубокий, но длинный, пересекавший все предплечье, был странным: края его покрылись какой-то зубчатой бахромой, а вместо привычной алой крови текла из раны вязкая темная пена. Казалось, что рана кипит на невидимом огне, и варево выплескивается наружу. Маргоше от одного взгляда на собственную рану чуть не сделалось дурно.

31
{"b":"12193","o":1}