ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А Готфрида своего сразу забыла? – напомнила Маргарита, обидевшись за предка фон Хорна.

Валька тут же надулась.

– Готфрида я и по сей день помню, как видишь. И ты мне потому не чужая, а вроде родни, что в тебе его кровь течет. Но знаешь такую мудрую истину: «Не плачьте по мертвым!» Мертвым героям – Валгалла и наша память, а нам – новые дни и новые встречи. Русичи, они девушку утешить умеют. Просто чудо! Я тебе говорю, душевный размах… Кстати, дай-ка мне бутербродик с ветчинкой – раз уж пьем, то надо бы и закусывать. О чем я говорила-то? Ах да, душевный размах…

Но Маргариту больше волновало совсем другое: с душевным размахом русских она и сама неоднократно имела дело и впечатления чуда он, признаться, не производил. Скорее напротив. Видимо, гены покойного Готфрида фон Хорна сказывались. А вот обнаружить собственные корни и узнать что-то важное из истории своего рода, как оказалось, весьма древнего, – это дело.

– Слушай, Валька, так значит, Чудское озеро – это могила моего предка барона фон Хорна?

– Ну. – Валька налила себе еще одну рюмку и молча, не чокаясь, выпила. Тосты, видимо, были уже излишни.

– Может быть, съездим как-нибудь туда, цветы положим.

– Угу, – кивнула захмелевшая Валька. – Непременно. Там пацанов наших на дне – у-у-у… без счета. И тех наших, и этих наших… Пройдемся, Ритуха, по местам, как говорится, боевой славы. Береговой рельеф на Чудском озере за века поменялся, но все же кое-что узнать можно, я тебе покажу, что сама вспомню. Слетаем, посмотришь, веночек в память героев на воду кинешь. Можно было бы и этой ночью смотаться, но тебе, пока посвящение не прошла, лучше так далеко не летать… Вот будет следующее полнолуние, а там уж запросто…

Язык у Вальки заплетался, и понять ее становилось все труднее и труднее. Что она там бормотала – про полнолуние, про посвящение? Странно, что ее так повело с пары рюмок. Видимо, свою роль сыграла нервная обстановка: и драться пришлось, и погибших друзей вспоминать…

Маргоша попыталась расспросить валькирию поподробнее, но Валька решительно встала.

– Все. Мне пора.

И нетвердым шагом направилась к окну.

– Ты опьянела, – остановила ее Маргоша. – Ну как ты в таком состоянии ночью доберешься за город? Оставайся ночевать у меня.

– Нет, – отмахнулась Валька. – Я утром заступаю на дежурство по части. Мне нужно вернуться в расположение своего полка.

Распахнув створки окна, Валька, пошатываясь, встала на подоконник и раскинула руки.

– Ща мигом долечу. Полет валькирии! Бессмертная классика! Раз-раз – и там! Подвиг всегда найдет своего героя!

– Сумасшедшая! – закричала Маргоша. – Ты разобьешься!

– А, фигня! На автопилоте долечу, не впервой!

Валька шагнула из окна, поболталась в воздухе над карнизом, чуть было не перевернулась головой вниз, но восстановила равновесие и рывками, с видимым усилием огибая фонарные столбы, полетела по переулку. В какой-то момент она почти запуталась в протянутых между домами проводах, но выбралась и поднялась повыше.

Никакими защитно-маскировочными средствами Валька не воспользовалась, в этом Маргарита была уверена. Видимо, «автопилот» таких тонкостей не предусматривал, и, вопреки собственным рассуждениям об осторожности, валькирия отправилась в полет открыто.

Но редкие ночные прохожие не проявляли никакого интереса к тому, что у них над головами летит, как гонимый ветром воздушный шарик, девушка в военной форме. Может быть, они ее не видели благодаря какой-нибудь личной Валькиной хитроумной защите, а может быть, просто не считали нужным поднять голову вверх и посмотреть на то, что происходит в темном московском небе. Как бы то ни было, валькирия сильно рисковала.

– Со мной сила Бальдра! – прошептала в окно Маргарита, направив руку с кольцом в сторону улетающей Вальки. – Я хочу, чтобы валькирия благополучно добралась до своего полка.

Кольцо выпустило луч яркого света, мгновенно настигший кувыркавшуюся в воздухе женскую фигурку. Вальку подхватило золотистое облачко, подняло ее выше самых высоких домов и деревьев и бережно повлекло вдаль.

ГЛАВА 20

– Хозяин! – Александр стоял на коленях перед Ремизом и униженно умолял его смилостивиться. – Хозяин! Я сделал все что мог! Вы говорили, что девка будет, скорее всего, валяться во дворе или в переулке мертвой, что ее сбросят с высоты и надо всего лишь снять с ее пальца кольцо. Я послал людей… Но она оказалась живой и здоровой, да еще и в компании подружки.

– Ты что, посмел упрекать меня этим? – вскинул брови Ремиз. – Я не потерплю подобной дерзости.

– Нет-нет, Хозяин, я преисполнен почтения и всего лишь веду к тому, что план пришлось менять на ходу и переходить к варианту «Б». И осечки не должно было случиться. Я уже не первый раз использую этих ребят в случаях, когда последствия акции надо списать на проявления спонтанного юношеского хулиганства. Было задействовано пять человек, из числа самых надежных исполнителей, со специально подготовленным оружием против двух жалких, слабых девчонок…

– Жалких девчонок? И что же, твои надежные исполнители не справились?

– Этим сучкам сам (Александр хотел сказать «сам дьявол», но запнулся – Хозяин не любил, когда нечистую силу поминали всуе, без должного уважения)… в общем, кто-то им ворожит. Ведь девки ухитрились раскидать лучших бойцов! Молодых сильных парней! Вдвоем, без оружия! Здесь не обошлось без колдовства! И все же мои парни в драке ранили ведьмину внучку. На ноже было заклятие Жмура, очень сильное, грамотно наложенное, по всем правилам девке давно должен был наступить каюк. Но тут притащилась эта старая врачиха из их компании. Наверное, она сумела помочь ведьмочке, врачиха ведь тоже колдунья известная…

– Короче, – прервал его Ремиз, который вовсе не нуждался в этих подробностях. Он наблюдал за ходом поединка через свой хрустальный шар до тех пор, пока не приехала старая перечница Нининсина и не оборвала магическую связь. Но в том, что она поможет Маргарите, можно было не сомневаться и без картинки в шаре, тем более Ремиз успел увидеть главное – молодая ведьма фактически спасла себя сама, очистив рану от заклятия еще до приезда целительницы. Нининсине оставалось лишь закрепить успех.

– Если короче, то кольца у меня нет, – еле слышно прошептал Александр. – Но по объективным причинам…

Ремиз мог разорвать его на куски или обратить в жабу, да что толку-то? Кольцо Бальдра от этого не приблизится. А умение владеть собой – одно из важнейших умений для настоящего мага. И еще – умение терпеливо выждать время для нанесения удара…

Проклятье, девка набирает все больше силы. Если так пойдет и дальше, библиотечная крыса превратится в опасного соперника.

А соперников Ремиз не терпел. Жаль, что на дворе уже не тридцать седьмой год – в прежние времена эта ведьмочка давно сидела бы в кабинете следователя НКВД, обвиняемая в антисоветской деятельности или шпионаже в пользу США. И никакая магия ей не помогла бы: в тот момент, когда она была испугана и растеряна, он легко включил бы механизм нейтрализации всех ее паранормальных способностей. А колечко сняли бы еще во время ареста с бесчувственного тела – арестованную женщину очень легко довести до бесчувственного состояния, что сразу снимает множество лишних вопросов.

Когда-то подобным образом он от имени святой инквизиции отправил на костер далекую пра-пра-прабабку Маргариты Лизелотту фон Хорн. Та тоже возомнила себя великой колдуньей и пыталась противостоять ему. Ему, самому Николя Реми! Вот и завершила свой путь земной в огне, лишенная всех тайных сил, магических возможностей и обвиненная в несусветных грехах, вроде сношений с сатаной, пожирания младенцев и пития человеческой крови. И толпа горожан, которых Лизелотта осыпала благодеяниями, лечила, наделяла деньгами и пищей, тупая, орущая толпа, забыв о сделанном добре, в восторге стояла вокруг этого костра, подбрасывала хворост и кричала: «Смерть тебе, проклятая ведьма! Сгори в огне! Ступай в ад к своему любовничку! Сатана тебя заждался!» И Лизелотта погибла, потому что такова была воля мэтра Реми!

35
{"b":"12193","o":1}