ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Но это же невозможно! – воскликнула Марго, в волнении отпив одним глотком полчашки остывшего чая.

– Очень даже возможно, просто тебе, дитя мое, это пока непонятно. Скажи, ты что, совсем не веришь в паранормальные способности некоторых личностей?

– В вопросах паранормального я агностик. Я верю только в то, что могу попробовать своими руками, – усмехнулась Марго, решившая блеснуть интеллектуальной формулировкой.

Бабуля посмотрела на нее со скрытым упреком, как на несмышленого ребенка, болтающего страшную чушь. Старушка, видимо, как многие теперь, увлекалась мистикой. Что ж, не самое нелепое хобби; бабушка-мистик – это даже забавно.

– Разумный подход, деточка, – произнесла бабушка после долгой паузы. – Тебе многое придется «попробовать» своими руками. Я намерена передать тебе свою силу, свою власть и свои тайные знания.

Эге, бабушка-то воображает себя колдуньей! Что ж, в ее возрасте некоторые странности объяснимы. Внешне она выглядит очень неплохо, ни за что не скажешь, что перешагнула порог восьмидесятилетия, но вот голова, похоже, слабеет…

– Ты о глупостях-то не думай, – тут же цыкнула на Маргошу бабушка, словно прочла ее мысли. – Диву даешься, до какой степени примитивно мыслящая молодежь у нас выросла!

Да уж, порассуждать о недостатках современных поколений любят все бабушки на свете… Но Маргоше вовсе не хотелось предстать в бабушкиных глазах воплощением всех пороков нынешнего века. Вовсе не для того она решилась разыскать Маргариту Стефановну.

– Простите, – извинилась Маргарита-младшая, словно сказала какую-то бестактность. – Я не хотела вас обидеть.

– Ладно, дитя мое, для тебя извинительно. От неожиданности люди еще и не такое творят. Но раз уж ты считаешь себя агностиком, придется дать тебе возможность приобщиться к чудесному. Я ведь, повторяю, намерена передать тебе свои тайные знания. А ты должна осознать, что это за дар такой. Магическую силу человек принимает сознательно и по доброй воле. Так что смотри, учись и примеряй на себя – понравится ли. Давай-ка для пробы что-нибудь простенькое наколдуем.

Наколдуем? О господи! Несмотря на все бабушкины откровения, Марго по-прежнему казалось, что это всего лишь безобидные чудачества милой старушки. Ну пусть поиграет в чародейство и волшебство, если уж такая блажь пришла. И все же, когда поступило неожиданное предложение «наколдовать» что-то конкретное, мысли Маргоши вдруг приняли совершенно определенное направление.

– Бабушка, меня муж бросил, – сказала Маргоша неожиданно даже для самой себя. – Может быть, приворожим его обратно, если уж колдовать собираемся…

Бабуля снова посмотрела на нее со снисходительным упреком, как на неразумное дитя.

– Не уподобляйся глупым бабам. Что значит «муж бросил»? Ты не вещь, не старая тряпка, чтобы тебя можно было бросить. Нет, какова дурочка, а! Я тебе готова передать необыкновенную силу, а ты хочешь размениваться на фокусы с любовными приворотами и отворотами. Тебе такое подвластно будет, девочка моя, что ты сейчас и вообразить-то не можешь, а у тебя дальше возвращения в твою постель какого-то беглого козла, вовсе тебе и ненужного, фантазия не идет. Я-то сразу поняла, что из этого брака добра не выйдет.

– Так почему же вы меня не остановили, как тогда с самолетом, не развели вовремя с женихом и даже денег на свадьбу подкинули? – не удержалась Маргоша.

– А опыт житейский откуда бы у тебя взялся, если держать тебя в тепличных условиях? Чтобы принять тайные магические знания, надо, чтобы душа была опытной, по-житейски мудрой, бывалой, чтобы знала, что такое боль, любовь, разлука, ненависть, слезы, смерти… Как семнадцатилетняя девчонка сможет хоть что-то понять, если у нее в голове нет главных знаний – что такое хорошо и что такое плохо, что есть добро и что зло? Вот когда шишек по жизни набила, слезами поумывалась, близких похоронила, несправедливые обиды вытерпела, в любви обожглась – мудрость-то и появляется.

– Так все плохое в моей жизни было для приобретения мудрости? – разочарованно выдохнула Маргоша.

– Все – и плохое, и хорошее. И в большинстве случаев это последствия твоих собственных поступков и желаний. Разве тебя кто-то заставлял влюбиться в Игоря и выйти за него замуж? Могла бы понять, что человек он ненадежный. А что разладилось все у вас – тут вины твоей нет. Приворот на него был сделан, – сказала бабушка.

– Ну вот, все-таки приворот. Магическое воздействие! Значит, и его вины в этом нет. И пусть он вернется.

– Есть его вина, дорогая моя, без вины в злые сети не попадешь. Кто ему велел любовницу заводить? А ведь завел и тебя обманывал. Зачем бабенке этой голову заморочил и надежды заронил? Зачем позволил ей думать, что он ее любит и она с ним будет счастлива? Вот и нарвался на приворот. А уж таскаться к ней в дом, садиться за стол, есть там, пить, подарки от любовницы принимать – это все производное. Тут уж только самая ленивая любовница не опоит или заговоренную вещь не всучит. Так-то, дорогая моя. Ладно, дай-ка мне фотографию вашу свадебную. Вон, на камине стоит. Да из рамки-то вытащи.

Бабушка впилась взглядом в лицо Игоря – молодую и счастливую физиономию жизнерадостного жениха, только что расписавшегося со своей невестой.

– Так, приворот двойной, как я и думала. Но колдунья хоть и злая была, а слабая, так, формально все сделала, лишь бы деньги отбить. Эти чары я с твоего бывшего сниму, оно не помешает. А к тебе привораживать, дорогая моя, не буду, уж извини. Счастья в такой любви не бывает. Да ты сейчас еще и сама не понимаешь, что тебе нужно. Ты через месяц себя не узнаешь, так все переменится. Тогда и разберешься, кто тебе будет нужен. Пойдем-ка на кухню, поможешь мне. Учись, пока бабка жива.

ГЛАВА 3

Кухня в квартире оказалась не менее удивительной, чем все остальное. Судя по обстановке дома, Маргоша ожидала каких-нибудь старинных резных буфетов, громоздких, как готические соборы, и развешанных по крючьям медных тазов времен расцвета прижизненной славы Льва Толстого. Но выложенная дорогим испанским кафелем кухня была подчеркнуто современной, уставленной разнообразными электроприборами: миксерами, блендерами, микроволновками, соковыжималками… Такие кухни обычно изображают на страницах рекламных каталогов, чтобы подбить граждан раскошелиться на дорогой ремонт и многочисленные покупки ради приобщения к благам современной цивилизации. Правда, под потолком и на отделанном деревом застекленном балконе, куда выходила распахнутая кухонная дверь, на веревках и гвоздях колыхались пучки ароматных трав, нитки высушенных грибов, связки корений и веточек, не сочетавшиеся с пластиком и никелем кухонного оборудования.

– Достань муку, – попросила бабушка, кивнув на одну из закрытых полок, развешанных по периметру стен.

Маргоша распахнула дверцу и увидела множество горшочков, баночек и скляночек, украшенных самодельными этикетками с непонятными надписями. На одном горшке было начертано нечто вроде «козюбры суш. крупные», но поразмышлять о его загадочном содержимом, а тем более заглянуть под крышку было некогда. Бабушка ждала, когда ей будет подана требуемая мука, и Маргарита ускорила поиски…

Мука оказалась в большом березовом коробе, испещренном старославянской вязью. Бабушка отсыпала несколько горстей в каменную плошку, стоявшую на столе у окна, густо посолила и развела муку водой из бутыли, спрятанной в темном углу.

– Водичку возьмем лунную, – непонятно объяснила она. – Ты всегда помни, что запасы воды, и лунной, и солнечной, пополнять надо регулярно, ведь неизвестно, когда что потребуется.

Замесив из муки и соли крутое тесто, бабуля вылепила две фигурки – мужскую и женскую. В Маргарите Стефановне явно пропадал скульптор: человечки были выполнены с подлинным художественным мастерством.

Но сам магический обряд только-только начинался. Открыв нижний ящик кухонного стола, Маргарита Стефановна вытащила кожаный футляр, обитый изнутри старинным тисненым бархатом. На бархате покоился длинный нож с черненой серебряной ручкой, украшенной восточными письменами. Ножом бабушка написала на животе фигурки-мужчины большую букву «И».

4
{"b":"12193","o":1}