ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Маргоша отозвалась не сразу, но голос у нее был довольно веселый, не такой, какой должен быть у похищенной бандитами женщины.

– Да, Верочка Петровна, что случилось? – поинтересовалась она, словно и не понимала, что Петровна после увиденного сама не своя от страха.

– У меня-то ничего не случилось, – значительным голосом буркнула Вера Петровна, – а вот с тобой все ли в порядке? Тебе помощь не нужна?

– Помощь? – озадаченно переспросила Маргарита. – Да нет, спасибо, у меня все хорошо.

«Все хорошо? И голосок такой спокойный, такой радостный! Так, может, эти громилы вовсе и не алчные родственники? Может, это какой-нибудь новый поклонник с приятелем? А все мнимое похищение – просто дружеская шутка? А я старая дура?» – подумала Петровна.

С кем же это Маргарита связалась? Внешность у парней совершенно бандитская! Но, может быть, Маргоше сейчас такие дружки и нужны, чтобы отбиваться от претензий родни? Конечно, если этакие мордовороты на джипе разбираться подъедут, так про все претензии забудешь и будешь только мечтать, как бы ноги унести подальше.

То-то Маргарита успокоилась и повеселела, судя по голосу. А то сидела весь день как в воду опущенная…

Ой, надо бы эту дурочку предупредить, что услуги таких братков дешевыми не бывают… Как бы ей счет за все по совокупности позже не предъявили!

А братки увозили девку, которую им велели доставить к Хозяину, все дальше от библиотеки.

– Она? – лаконично спросил тот, что оставался в машине, у своих коллег, затащивших добычу внутрь. Одной рукой придерживая руль, он вытащил из кармана фотографию, на которой была запечатлена заказанная им библиотечная мымра. Надо сличить фотку с личностью бабы, которую увезли. Вроде бы та самая, хотя… Ее щелкнули прямо на улице, в толпе, а на таких случайных снимках человек не всегда бывает похож сам на себя.

Вот и эта в жизни была гораздо красивее, но тормозная какая-то. Другая бы кричала, плакала, орала: «Отпустите!», пыталась выпрыгнуть из машины, а эта даже не дергается, молчит и только глазами хлопает, словно не в себе… Небось наркотой балуется бабенка. Хотя вены чистые – платьишко такое, что руки открыты, а следов от иглы не видать. Но, судя по повадкам, либо обкуренная, либо на «колесах» сидит. А туда же, интеллигенция…

– Вроде она, в натуре, – хмыкнул водитель.

– Да она, она, век воли не видать, – подтвердил его дружок. – Крути баранку, Чика! Везем бабу к шефу. Век воли не видать, она самая!

Баба вдруг разлепила ссохшиеся губы и задумчиво произнесла:

– Что воля, что неволя – все равно…

Издевается еще, стерва. Ответить ей никто не счел нужным, и бабе пришлось все так же разговаривать неизвестно с кем.

– Пить хочу!

Мало ли кто чего хочет! Конкретных пацанов на эти бабские понты не разведешь! Библиотекарше снова не ответили, а водитель бросил своим корешам:

– Пацаны, вы кольцо у нее с пальца смыльте. У нее на лапе цацка старинная, из-за которой весь базар пошел. Шеф за это рыжье башки нам пооткручивает, если она дорогой цацку скинет или заныкает куда.

Парни, не встретив никакого сопротивления со стороны бабы, стянули с ее пальца массивный перстень. И кольцо, и сами пальчики казались влажными. Значит, баба перетрухнула – аж до ладошек потом прошибло. А что спокойно себя держит – опять же понт давит.

Водила завернул перстенек в платок и засунул его для сохранности поглубже в карман.

Джип тем временем промчался по Новому Арбату, по мосту через Москву-реку, мимо высотного шпиля гостиницы «Украина»… Но у Дорогомиловской заставы, там, где Кутузовский проспект сливается с боковой улицей, машина, не успев нырнуть в тоннель, намертво встала: впереди, за тоннелем, чуть ли не до самой Поклонной горы тянулась жуткая пробка.

Теперь за бабой нужен глаз да глаз: сейчас либо орать начнет, чтобы внимание водителей, застрявших по соседству, привлечь, либо выпрыгнуть из машины попытается.

Ну выпрыгнуть-то – это фигли, никто не выпустит, а по части воплей – тоже нейтрализовать дело нехитрое.

Чика прибавил громкости автомобильному приемнику, так что в салоне все завибрировало в ответ. Что ж, голуба, теперь ори, не ори будешь бэк-вокалом, и всех дел.

Но девка орать так и не стала. Только монотонно бубнила:

– Пить. Пить хочу. Пить. Пить…

И так всех достала, что кто-то из пацанов сунул-таки ей в руки початую бутылку минералки. Пусть уж пьет, лишь бы заткнулась.

Пробка рассосалась только после Окружной, где-то возле «Трех китов», а там уже вскоре пора было и на боковое шоссе сворачивать… Довезли!

Девка, напившись воды, успокоилась и похорошела. Судя по всему, она так и не понимала, где оказалась и что ее ждет. Ну что ж, пусть въезжает по ходу дела, раз так медленно сечет.

ГЛАВА 26

После звонка Веры Петровны Маргоша почувствовала смутное беспокойство. О чем это там говорила ее многоопытная коллега?

«У меня-то ничего не случилось, а вот с тобой все ли в порядке? Тебе помощь не нужна?»

Но раз Маргоша благополучно пребывает дома, а Петровна тем не менее жаждет оказать ей помощь, считая, что не все с ней в порядке, значит, в какую-то сложную ситуацию на глазах доверчивой Петровны попала водяная дева. Ох, надо бы глянуть, что там и как.

Маргоша подошла к волшебному зеркалу, провела, как полагалось, кольцом из угла в угол, прошептала про пресловутую силу Бальдра и попросила: «Свет мой, зеркальце, покажи мне водяную деву, ту, что ходила сегодня вместо меня на работу! Что-то она сейчас поделывает?»

По зеркалу пробежали синие волны, потом стекло прояснилось, и Маргоша увидела саму себя (а вернее, свою точную копию), сидящую в автомобиле между двух парней с накачанными плечами.

Вид у спутников водяной девы был совсем не дружелюбный. С такими лицами обычно артисты, исполняющие в криминальных сериалах роли бандитов-беспредельщиков, дают зрителю понять, что сейчас совершат мокрое дело. Вот сейчас-сейчас совершат, только увлекут свою жертву подальше с глаз людских, и начнется…

– Зеркальце-зеркальце, а куда они ее везут? – с дрожью в голосе спросила Маргоша, представляя, что на месте несчастной копии, произведенной из обычной грязной воды, должна была оказаться она сама. – Вернее сказать, к кому?

Зеркало постаралось ответить на оба вопроса. Сперва на экране возник богатый загородный коттедж, потом взор Маргоши проник внутрь, за закрытые плотными жалюзи окна, и она увидела того самого жгучего брюнета, который, как ей объяснили, обладал невероятной магической силой.

Николя Реми, собственной персоной, не отрываясь, смотрел в хрустальный шар, в котором среди клубящихся волн мелькала уже виденная Маргошей картинка – водяная дева в салоне автомобиля и два амбала с мрачными мордами по бокам. Реми хмурился: ему в открывшейся картинке что-то явно не нравилось.

Маргарита еще не успела его как следует рассмотреть, как Реми почувствовал ее взгляд и стал нервно озираться. Его шар, оставленный без присмотра, совершенно заволокло туманом.

Маргоше пришлось поскорее «закрыть» зеркало – бабушка пугала ее, что объект наблюдения способен посредством магического зеркала установить с ней астральную связь, и последствия этого будут непредсказуемы. А поскольку мессир Реми, как известно, весьма силен в черной магии, то испытывать на себе непредсказуемые последствия его действий Маргарите особенно не хотелось.

И без того было понятно, что попавшую в руки его команды водяную деву больше уже никто не увидит…

– Не расстраивайся, – сказала Кика, которая, оказывается, неслышно подошла к Маргоше и все это время стояла рядом, с интересом рассматривая картинки в зеркале. – Водяные девы не испытывают ни страха, ни боли. Была водой и снова станет водой… Хорошо, что мы послали ее сегодня на работу вместо тебя и ты не попалась им в руки!

Маргарита почувствовала еще какую-то смутную тревогу, даже не тревогу, а так, легкое беспокойство. Наблюдая за автомобилем, в котором увезли водяную деву, она неосознанно выхватывала взглядом и картинки городского пейзажа. Дождь, моросивший со вчерашнего вечера, наконец прошел, и даже облака растянулись, и без всякого колдовства Москву заливало яркое летнее солнце.

43
{"b":"12193","o":1}