ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А чего такого, вообще-то? Ну бывшей, ну и что? Подумаешь, дело большое! Подняться, позвонить в дверь – привет-привет, как дела, зашел тебя проведать на новоселье, может, помочь чем надо по мужской части… А там слово за слово, дело вполне житейское. Глядишь бы, и ночевать остался, старая любовь не ржавеет!

А вот словно бы не пускает его что-то. Сколько раз он уже доходил до ее дома, даже до подъезда и… останавливался. Что-то, совершенно необъяснимое, отталкивало от дверей, не давало войти внутрь. Просто мистика какая-то! И так же отталкивал его Маргошкин взгляд при встречах…

Ну это уж она кокетничает, цену себе набивает! Обычные бабские штучки! Показывает, что обижена. Женщина интеллигентная, скандалить не станет, но дает понять… Горыныч в своем репертуаре!

Игорь переминался с ноги на ногу, настраивая себя на решительный штурм квартиры бывшей жены. Она дома, сидит небось в халатике на диване, поджав под себя ноги, и книжку читает… Прямо так и вставала перед глазами эта картинка, и только его на том диване не хватало.

Ну же, всего несколько шагов, звонок в дверь и…

И он рядом с Маргаритой на том же диване! А там уж только дурак не восстановит отношения с женой. Ну взбрыкнул он, ну сглупил с этой Лелькой, ну виноват! Так что ж, всю жизнь Марго теперь будет на него зуб точить? Она ведь баба незлая! Дело-то житейское. Возвращение блудного мужа. Маргошка в конце концов простит, и все наладится.

Оставалось только войти в дверь подъезда. Но сделать это Игорь почему-то не мог. А без конца топтаться под окном бывшей жены было так глупо и унизительно!

– Молодой человек! – окликнул его кто-то со спины.

Вообще-то поздние вечерние встречи с незнакомцами в чужом переулке бывают чреваты нехорошими последствиями, но этот голос звучал вполне интеллигентно и приветливо. Явно не местная шпана, желающая завязать драку с чужаком. Игорь обернулся.

В тени деревьев стоял человек. Черноволосый, на лице – сильно выступающий острый нос с горбинкой; одет мужик дорого и во все черное. Похож на состоятельного кавказца, но говорит без акцента… Интересно, что ему нужно?

– Молодой человек, я прошу прощения…

– Это вы мне? – не слишком приветливо поинтересовался Игорь.

– Если вы Игорь, то я желал бы переговорить с вами. Вы ведь Игорь?

– Игорь.

– Николай.

Блудный муж машинально пожал протянутую руку. От ладони Николая пробежал какой-то ток, так что даже иголочками закололо кожу на руке. Но Игорю было не до подобных мелочей.

«Неужели новый Маргошкин хахаль?» – мелькнуло у него в мозгу. Прямо мачо какой-то… То-то она так преобразилась.

– Я дальний родственник Маргариты, – представился брюнет. – Настолько дальний, что меня можно считать скорее другом семьи.

Игорь молча смотрел на неожиданного собеседника. Интересно, к чему этот дальний родственничек клонит?

– Вы, вероятно, знаете, что по линии бабушки Маргарита является потомком древнего аристократического рода? – поинтересовался Николай. – Это старинная европейская фамилия, отдельные ветви которой в свое время оказались в России…

Ого, аристократическая фамилия! Сюрпризов все больше и больше! А вообще-то в Маргошке есть что-то этакое, утонченность какая-то…

– Мы, представители этого рода, составляем обширный и весьма могущественный клан, – продолжал Николай. – Поддерживаем друг друга, оказываем помощь… Мы одна семья. Включая и наших европейских сородичей, среди которых есть богатые и высокопоставленные люди.

Неужели сейчас он объявит, что Маргошка унаследовала замок где-нибудь в Нормандии? Или троюродный дедушка-лорд, не имеющий других наследников, желает приблизить ее к себе? Да квартира в Гагаринском переулке – просто цветочки по сравнению с такой перспективой. Чувствуется, ягодки еще впереди! Этого смуглого красавца хотелось слушать и слушать!

– К несчастью, в нашем роду не так много представителей молодого поколения, – вздохнул Николай, косвенно подтверждая смутные надежды, зародившиеся в душе бывшего мужа тайной аристократки. – Но тем больше шансов у каждого из них, опираясь на семейное достояние, занять достойное положение в обществе. Однако представители нашего клана должны быть безупречны с позиций строгой морали. И тем более горьким кажется нам досадное недоразумение, которое произошло между вами, Игорь, и вашей женой. В нашем роду разводы не признают. И мы хотели бы приложить все силы, чтобы восстановить вашу семью. Все случившееся между вами и Маргаритой было бы разумнее считать досадным недоразумением.

– Ну конечно, конечно, разумнее считать недоразумением, – горячо и сбивчиво заговорил Игорь. – Я бы и сам… приложить, чтобы это… восстановить семью. Ну мало ли, с кем не бывает, так что же из-за этого…

– Приятно встретить такое понимание. – Улыбка тронула тонкие губы Николая. – Но что же мы ведем столь важный разговор в подворотне, как два алкаша? Вы позволите пригласить вас в мой дом для более обстоятельной беседы? Поверьте, мне есть, что вам сказать.

– А вы далеко живете? – осторожно поинтересовался Игорь. – А то, знаете ли, время уже позднее.

– Не тревожьтесь, я на машине. – Николай небрежно кивнул в сторону припаркованного у тротуара «мерседеса». – Пара минут, и мы у меня дома. Побеседуем, и, кстати, я покажу вам кое-какие важные документы. А потом отвезу вас домой.

– Ну раз так, поехали, – согласился Игорь.

Слова новоявленного родственника обволакивали, хотелось их слушать, верить и делать все так, как Николай скажет. Да и вообще, такой клевый «мерс» у мужика, почему бы не проехаться, не закрепить приятное знакомство? Если у них и вправду могущественный семейный клан, то и он, Игорь, там будет не чужой. Вон как они вскинулись, оттого что он Маргошку бросил! Сейчас еще будут всякие блага сулить, чтобы в семью вернулся…

В машине Игоря охватила какая-то странная лихорадочная эйфория, словно приятное опьянение. А он ведь сегодня не выпил ни капли! Ему показалось, что дорога и вправду заняла минут пять, но, когда Николай затормозил и они вышли из машины, перед ними был какой-то пригородный коттеджный поселок.

Как можно было так быстро проскочить из центра за Окружную дорогу, даже если по вечернему времени на улицах не скапливались обычные московские пробки, для Игоря осталось загадкой. Но он и не задумывался об этом. Ну отвлекся, потерял счет времени…

А домик у Николая оказался неслабый, очень даже. Родственничек-то, небось, из новых русских. Хорошо бы он в интересах их клана пристроил меня на тепленькое местечко куда-нибудь в банк или крупную фирму. И тогда мы с Маргошей тоже смогли бы справить себе такой домишко в тихом зеленом местечке.

Каких же дров я наломал, когда развелся с Маргаритой и ушел к этой голодранке Лельке! Мог жизнь себе сломать! К счастью, вовремя опомнился, пока еще не поздно все исправить.

– Входи, – пригласил Николай, который успел перейти с Игорем на «ты». Голос его звучал как-то зловеще, но, может быть, дело просто в необычном резонансе – здесь, на природе, все звучит по-другому.

Игорь перешагнул порог и вдруг почувствовал, как закружилась голова, в глазах потемнело, а из этой темноты снопами посыпались золотые искры.

«Что со мной?» – подумал он, оседая на пол. Рядом раздался злобный смех, но звучал он все тише, отступая куда-то вдаль, пока звуки не растаяли совсем…

ГЛАВА 28

В дверь позвонили три раза. В прежние времена Маргоша, не имевшая привычки распахивать дверь, не узнав, кто за ней стоит, и не рассмотрев пришельца в «глазок», ни за что не открыла бы так поздно неизвестно кому. Но теперь она настолько осмелела и почувствовала свою силу, что, не поинтересовавшись, кто пожаловал, легко распахнула дверь во всю ширь, – на порог своего дома она наложила простое заклятие, не впускавшее нежелательных посетителей, подкрепленное той самой защитой друидов, которой научил ее старый цверг.

В дверях стоял всего лишь Игорь, бывший муж, с букетом роз в руках.

46
{"b":"12193","o":1}