ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Тетя Нина! – сбивчиво заговорила Маргоша, со стыдом сознавая, что по ее щекам текут слезы. – Какой-то очень сильный темный маг – кажется, сам мессир Реми – вошел в дом под видом Игоря, моего бывшего мужа. Вернее, в его личине. Кажется, это так называют. Он хотел получить кольцо и…

– Погоди-погоди, – перебила ее Нининсина, – что это за дурманящий аромат? Откуда он? Так пахнут предметы, на которые наложено заклятие лишения рассудка…

– Он принес большой букет роз, – прошептала Маргоша. – Я почувствовала, что от их запаха у меня все плывет в голове, и кинула их подальше, к балконной двери.

– Хорошо, что у тебя хватило на это сил! Если бы ты надышалась этим ароматом, так сказать, в концентрированном виде, могла бы уже пребывать в полном беспамятстве. Этот магический запах приводит к состоянию тихого сумасшествия. Прежде всего следует избавить твой дом от этой заразы.

Нининсина шагнула в кухню и остановилась у распахнутой балконной двери, где по полу были рассыпаны роскошные белые розы. Целительница вытянула руки, и от ее ладоней к злосчастному букету протянулись тонкие золотые лучики. Розы мгновенно почернели, сморщились, словно их испепелил тайный огонь, и вскоре по полу была рассыпана лишь горстка пепла.

Нининсина извлекла из кармана медицинского халата мешочек из грубой льняной ткани, раскрыла его, и прах, в который обратились розы, сам собой до последней ничтожной пылинки втянулся тонкой струйкой в его полотняное нутро.

Завязывая мешочек прочным шпагатом, тетя Нина бормотала какие-то непонятные заклинания. Видимо, и обращенные в прах и тлен розы продолжали внушать ей опасения, и следовало принять меры, чтобы избежать их, злого воздействия.

Маргарита почувствовала, насколько легче стало дышать после того, как розы исчезли, – даже от балконной двери они ухитрялись дотянуться до нее своим дурманящим ароматом, а теперь в голове окончательно прояснилось и разум заработал вполне четко.

А тетя Нина тем временем, задержавшись в кухне, водила рукой по лицу бесчувственного Игоря.

– Он жив? – осторожно спросила Маргарита. После всего, что приключилось сегодня в этой кухне, ожидать можно было самого страшного.

– Жив, не волнуйся, – ответила тетя Нина. – Но, мягко говоря, не в лучшей форме. Злая магическая субстанция уже покинула это тело, хотя и оставила следы своего пребывания. Я подчищу его память и наведу сонные чары – пусть парень пока поспит, а то очнется и со страху начнет психовать… Легко ли осознавать, что твоим телом кто-то воспользовался, как забытым на вешалке пальто? Полезнее не вспоминать об этом неприятном событии. К тому же сон – лучшее лекарство для простого смертного от любых потрясений. А где же сам Реми? Улетел?

– Я заставила его покинуть тело Игоря и загнала в вавилонскую ловушку, – виновато улыбнулась Маргарита. – Но он успел наслать на меня заклятие окаменения. Кольцо защитило меня, но вот только ноги…

Побледневшая тетя Нина лишь молча всплеснула руками.

– Ноги меня больше не слушаются. – Маргарита опустила глаза вниз и с ужасом обнаружила, что ее ступни вместе с домашними тапочками превратились за это время в гранит… Что же теперь делать? – Тетя Нина, они и вправду каменеют! Смотрите!

– Ну-ну, дорогая моя, успокойся, – очнулась Нининсина, – этому горю можно помочь, мне уже встречались подобные случаи… Потерпи, сейчас я займусь твоими ножками. Но подумать только, ты сумела загнать в ловушку самого Реми! Я просто ушам своим не поверила! Невероятно! Какая же сила тебе дана, девочка моя! Я просто не припомню, чтобы кто-то сумел одолеть мессира Реми, одержав над ним такую победу! А тем более совсем молодая и неопытная ведьмочка!

Достав из медицинского саквояжа баночку из-под крема, полную какой-то пахучей темно-зеленой жижи, Нининсина принялась втирать это вещество в пострадавшие участки Маргошиных конечностей.

– Вот так, дорогая моя, ты скоро почувствуешь облегчение. Эта целебная мазь изготовлена по моей собственной рецептуре на основе гомогенизированного корня мандрагоры. Мандрагору используют, чтобы вернуть человеку, подвергшемуся заклятию, его прежний облик. Заклятия окаменения, если случай незапущенный, хорошо поддаются лечению мандрагорой. Это весьма сильное средство, главное – приступить к лечению не позже, чем через сутки после наложения заклятия. В моей клинической практике были случаи, когда даже оборотней после курса лечения мандрагорой удавалось вернуть к стабильно нормальному человеческому состоянию. Правда, в ночь полнолуния у них могут случиться рецидивы. Я лично в таких случаях рекомендую большую дозу сильного сонного зелья – пусть больной уснет, спокойно проспит все полнолуние, а утром на солнышке ему и самому не захочется обращаться в волколака. Я уже говорила и снова повторю: сон – это лучшее лекарство!

Маргоша больше не задавала никаких вопросов – ноги отходили от окаменения и жутко болели. Радовало одно – на куски грубо обтесанного гранита ее ступни уже не походили, и где-то под кожей все быстрее бежала по сосудам кровь. Ощущение при этом, правда, было такое, словно ноги сверлили одновременно тысячью острых сверл. Маргарита не могла сдерживаться и все громче стонала, хотя перед тетей Ниной было неловко.

– Потерпи, потерпи, моя дорогая! – уговаривала та. – Ты же настоящая героиня! Потерпи, скоро все пройдет… Ну ты можешь сама встать? Умница девочка! Осторожнее шагай! Сейчас я приготовлю тебе ванну с травами, чтобы закрепить лечебный эффект и снять болевые ощущения. А потом тебе следует лечь и уснуть. Сон – лучшее лекарство… Впрочем, об этом я, кажется, уже говорила.

Но Маргарита не чувствовала себя настолько уверенно, чтобы беззаботно уснуть в доме, где в глиняном горшке спрятан злой колдун, а на кухне сопит предатель Игорь, в личине которого этот мерзавец Реми переступил порог, легко справившись с охранительным заклятием.

Она собиралась задать тете Нине еще много вопросов, но в горячей ванне по ее усталому, измученному телу побежала такая истома, что сил не нашлось даже на разговоры. Наверное, хитрая целительница подлила в воду изрядную порцию сонного зелья, потому что глаза Маргоши сами собой закрылись и легкие приятные сновидения поплыли перед ней вереницей.

Вроде бы в окно ванной (в бабушкиной старомодной квартире в ванной комнате имелось окно с замысловатыми витражами, как было принято лет сто назад, в годы строительства дома) заглянула луна, при свете которой стало видно множество цветочных лепестков, колыхавшихся на воде…

Наверное, это было всего лишь сном, но среди цветов порхали крошечные эльфы, знакомые Маргоше по сказкам Андерсена. И было так интересно наблюдать за их хороводами и слушать тихое нежное пение.

Потом Маргарита поднялась в воздух, к ней подплыла махровая простыня, бережно обернув своими мягкими крыльями, и, словно ковер-самолет, повлекла молодую ведьму в спальню и уложила на кровать.

– Вот так, чтобы ножки не утруждать, пусть поправятся как следует, – раздался откуда-то издалека голос Нининсины. – Спи, деточка, спи! Ни о чем не тревожься, я за всем присмотрю и обо всем позабочусь…

Хлопот у Нининсины было много. Во-первых, укрепить вавилонскую ловушку, чтобы Ремиз не вырвался на свободу (вообще-то ловушка была способна удержать даже сильных магов как минимум пару суток, но с мессиром Реми нельзя ни на что уверенно рассчитывать – мало ли, какие козни у него в запасе). Во-вторых, полностью очистить от негативной энергии дом Маргариты. Да и о несчастном Игоре надо бы позаботиться – в теле парня побывал черный маг, а такие вещи редко проходят бесследно…

Но главное, о чем следовало подумать (два самых важных и взаимосвязанных дела): как увезти куда-нибудь подальше от этого дома Маргариту и как эвакуировать сосуд с ловушкой, в которую попался мессир Реми.

Как ни укрепляй сосуд удерживающими заклятиями, рано или поздно чародей выберется на свободу (интуиция подсказывала Нининсине, что это случится скорее рано, чем поздно), и месть его будет страшна… Не говоря уж о том, что вожделенное кольцо Бальдра Реми так и не обрел, несмотря на все свои козни, а стало быть, продолжит борьбу и на этом фронте.

49
{"b":"12193","o":1}