ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вован словно бы ничего не услышал. Чика схватил его за руку, но было поздно – тот уже успел нанести ведьме глубокую рану.

Чика внутренне сжался, ожидая потоков крови из вспоротого живота бабы (ну не любил он таких картин, не любил, несмотря ни на что, и все тут).

Но из раны хлынула простая вода, замочив Вовану брюки (хохма просто – мочили бабу, а замочили Вована, причем в самом прямом смысле), после чего эта тварь болотная опять же исчезла, сдувшись, как воздушный шарик.

Вовка в мокрых штанах отчаянно матерился, тыкая ножом в пустоту. Нет, с этим делом и впрямь не расхлебаешься! А обстановка вокруг становилась все более зловещей. Деревья тянули к пришельцам темные сухие сучья, словно крючковатые пальцы. Простиравшееся рядом болото манило в свои цепкие сырые объятия.

Чика не сразу заметил, какой вонючей была болотная топь. Вроде бы поначалу ничего такого не ощущалось, а теперь с болота поползли совсем уж гнусные испарения. Хуже чем от параши…

Надо было принимать какое-то решение и брать ответственность на себя. Чике часто приходилось это делать, но никогда еще решение не давалось ему так трудно… Вован и Андрюха выжидательно смотрели на бригадира, ожидая его слова.

– Смываемся, пацаны, – коротко приказал Чика. – Пошло оно все!

Парни забились в машину, но уехать не смогли: за это время колеса джипа ушли в болотистую почву, и автомобиль, считавшийся одним из самых классных внедорожников, бессильно забуксовал на месте. Надо было бы выйти из машины, наломать веток, кинуть под колеса да и подтолкнуть посильнее – вот и выбрались бы… Но к машине со всех сторон бежали одинаковые Маргариты, наперебой крича:

– Ой, мальчики! Здравствуйте! И откуда же таких красавцев к нам на болото занесло? Ищете кого-нибудь?

Вскоре уже целая толпа одинаковых баб, нагруженных корзинами мухоморов, стояла вокруг заезжего автомобиля. И в этом было что-то настолько жуткое, что никто из парней не мог решиться открыть дверцу машины и высунуть наружу хотя бы нос.

Чика нащупал на груди под рубашкой большой золотой крест, который обычно носил просто так, для понта, и вытащил его наружу. Все-таки крест был освящен в храме, а значит – защита от нечистой силы!

– Слышь, Вован, а ты молитву какую-нибудь помнишь? – хрипло спросил Чика приятеля.

– Не, я по части молитв как-то не того, – ответил Вован.

– Погоди, – вмешался забинтованный Бицепс. – У меня тут где-то была книжица. Я когда в больнице валялся, к нам в палаты монашки из монастыря приходили, иконки приносили бумажные и книжицы всякие… Короче, к вере обращали. Да где ж она делась-то, книжонка ихняя? А, вот. Нашел.

И вытащил из внутреннего кармана маленький молитвослов, напечатанный на дешевой газетной бумаге.

А ведьмы тем временем придумали новую штуку – они принялись высыпать свои мухоморы из лукошек прямо на автомобиль – на капот, на крышу. И чертовы грибы тут же начинали расти и на глазах выдували метра по полтора, еще глубже вдавливая машину в болотистую почву и оплетая ее мощными, как у старых елей, корнями.

– Читай, Андрюха! – побелевшими губами прошептал Чика. – Читай все молитвы подряд, а то нас тут через десять минут зароют под кучей мухоморов!

– Отче наш, – запинаясь начал Андрей…

Маргоша и Клеопатра сидели у экрана телевизора и с интересом смотрели, что происходит с незваными гостями.

– Послушай, может быть, хватит их мучить? – не выдержала наконец Маргарита. – Поначалу, конечно, это было смешно, но теперь уже становится страшно. Ты же не собираешься и вправду загнать их в трясину и утопить? Или свести с ума?

– Нет, конечно, но преподать им урок не мешало бы!

– Ну мы его уже преподали… Не будем перегибать палку. Тем более они обратились к молитве, значит, продолжать истязания грешно.

– Что ж, Тот, Чье Имя Благословенно в Веках, учил нас доброте, – согласилась Кика и выбросила в окно сухой листик какого-то растения.

Неизвестно откуда налетевший порыв ветра подхватил лист и понес его над болотом туда, где завязли посланцы Ремиза.

– Между прочим, они-то сами не так давно были готовы тебя убить, – напомнила Маргарите кикимора. – А ты их жалеешь! Представителям твоего рода всегда был присущ гуманизм. И некоторым, между прочим, это обошлось очень дорого. Но, что и говорить, натуру не переделаешь.

Андрюха еще только дочитывал первую молитву, когда все вокруг стало меняться. Одинаковых баб за окнами машины становилось все меньше и меньше, они как-то сами собой испарялись. Потом исчезли и их циклопические мухоморы, грозившие вдавить машину в землю. Джип, освободившись от грибов, сам выпрыгнул из болота и оказался на более сухой и твердой почве.

Последняя баба молча погрозила парням пальцем и сгинула неизвестно куда.

– Вот что слово святой молитвы делает, – тоном христианского проповедника наставительно сказал Чика. – Айда в церковь, пацаны! Свечи поставим за спасение! Здесь, поди, найдется церквушка какая действующая в окрестных селах. Ты, Андрюха, давай читай дальше, не останавливайся, пока отсюда не выберемся. А то как бы эта нечисть болотная обратно не набежала.

Чика надавил на педаль, джип развернулся и медленно пополз по расхлябанным колеям просеки подальше от чертова болота…

ГЛАВА 34

Вычислив с помощью Ворона место обитания ведьмы, Реми послал туда людей. Правда, снова пришлось воспользоваться бригадой бойцов, предоставленных Богучаровым, а к ним никакого доверия Хозяин не испытывал. Парни уже завалили дело один раз, значит, неумны и ненадежны. Но выбирать было особо не из кого. Та компания дешевой уличной шпаны, которая пыталась снять кольцо с Маргариты в темном дворе, была еще хуже.

В конце концов, исполнителям надо ставить реальные задачи – если муравей не в силах поднять пудовую гирю, нечего на него и рассчитывать. Ясно, что тупые парни кольцо не привезут и с ведьмой не справятся, но напугать-то они ее могут. Реми нужно время, чтобы восстановить силы, а пока пусть эти архаровцы потреплют девке нервы. Пусть она поймет, что Реми на свободе, что ее магия слаба и недолговечна, что ее болотное укрытие обнаружено, и пусть перестанет чувствовать себя в безопасности… Измотать нервы противнику – это важный упреждающий шаг в любом сражении.

Но, наблюдая за тем, как вели себя на болоте эти трусливые идиоты, Реми чуть не лопнул от злости. Да, положиться ему не на кого, во всем приходится рассчитывать лишь на самого себя. Следовало бы наказать нерадивых слуг, но они все время читали молитвы, делая себя неуязвимыми для отрицательного посыла извне. А потом еще и в церковь кинулись.

Реми был сильным чародеем, но даже его колдовство не могло достать их в храме, на святой земле. Впрочем, возмездие за глупость и трусость от них никуда не уйдет, а сейчас мессир не станет тратить на ничтожных псов свои драгоценные силы, которые возрождались с таким трудом. Это было бы совсем не рационально. Надо сосредоточиться на одной цели – ведьме – и бить по ней. Бить, бить и снова бить…

– Ворон! – крикнул Реми. – Ко мне!

Верный слуга тут же возник на пороге мрачного зала, в котором мессир проводил время у очага. После каждого превращения в птицу он, вновь вернувшись к человеческому обличью, становился все больше и больше похожим на старого ворона.

– Подай мне доспехи Атиллы, Ворон, – распорядился Хозяин.

– Это слишком опасно, мой господин! – посмел перечить слуга. – Поберегите себя!

Доспехи Атиллы и вправду были одним из самых загадочных магических артефактов в коллекции Ремиза. Стоило в них облачиться, и волшебные доспехи удесятеряли силу своего обладателя, но при этом начинали медленно менять его сущность, последствия чего были совершенно непредсказуемы.

– Подай мне доспехи, – стоял на своем мессир Реми. – Я объявляю войну, которая должна стать короткой и победоносной. Доспехи не успеют причинить мне вреда.

И вскоре мессир облачился в старинную воинскую амуницию, радостно чувствуя, как по его жилам побежал некий ток, похожий на легкое опьянение, а в сердце зажегся кураж. О, мессир Реми еще заставит всех трепетать перед своей особой!

57
{"b":"12193","o":1}