ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ой! Ой, вечные боги, не оставьте меня! – заорала Валька, опрокидываясь на кресло кверху птичьими лапками. – Ой, как же больно…

Лапки стремительно вытягивались, быстро приобретая схожесть с человеческими конечностями.

– Потерпи, деточка, потерпи, – кинулась к ней Нининсина. – Вон какие красивые ножки растут, стройненькие, крепкие.

– Больно! – продолжала стенать Валька.

Маргоша чуть не стукнула себя по лбу – как же она могла забыть про свое кольцо?

– Со мной сила Бальдра! – закричала она, протянув к Вальке руку. – Я хочу облегчить страдания валькирии и помочь ей обрести прежний облик. Да будет так!

Кольцо выпустило сноп искр, растаявших в комнате.

– Полегчало, – прошептала Валька искусанными от боли губами. – Спасибо тебе, Ритуха…

И повела крылом, да нет, не крылом, уже рукой, с которой дождем сыпались птичьи перья.

– Перо сходит! Девочки, обильно сходит перо! – обрадовалась тетя Нина. – Ну теперь можно с уверенностью констатировать, что пациентка пошла на поправку! Валя, разрабатывай пальчики! И прими еще порцию мандрагоровой настойки – видишь, какой хороший клинический эффект получается.

В дверь тихонько постучали. На пороге стоял Мелентий с двумя горшочками меда.

– Мадам Нининсина, не пренебрегайте традиционной медовой магией, – сказал он. – Вы ведь сами видели, с каким сложным случаем мы справились при помощи медовой терапии… Я говорю об Амфиктионе.

– Видите ли, коллега, в данном случае клиническая картина совершенно отлична. Амфиктион пострадал из-за устного заклятия, а в случае с валькирией использовалось зелье, причем в сочетании с контагиозной магией. Я нисколько не умаляю значения волшебного меда. Но при лечении больных, обращенных в птиц или зверей, я, для ускорения возврата к традиционному облику, назначаю комплексные меры воздействия, среди которых медолечение отнюдь не на первом плане. Вот разве что в качестве общеукрепляющего средства мед можно применить. Но только как фон и в ограниченных дозах…

Маргоша тихонько пошла к двери, чтобы не мешать медицинскому консилиуму.

– Мы могли бы вызвать Бабу-ягу, – предложил леший. – Ядвига Станиславовна прекрасно разбирается в «нетрадиционной» медицине. У нее есть множество эффективных средств, изготовленных из природных ингредиентов, собранных на местных болотах. К примеру, настойка «Двенадцать мхов»… Насколько я помню, Василису Яга возвращала из птичьего облика к человеческому трижды, и весьма эффективно.

– Да, но после ее лечения Василису перестали именовать Прекрасной и называют только Премудрой. А это, согласитесь, для женщины обидно. Ума лечение Ядвиги у Василисы не отняло, а вот все остальное… Если вы, коллега, не доверяете мне, лучше уж пригласите Бригитту. В старой кельтской школе, знаете ли, всегда были мастера в искусстве врачевания! Бригитта не любит дальние перелеты, но ради валькирии, полагаю, тронется в путь не задумываясь.

– Ой-ой-ой! – закричала Валька. – Какие странные ощущения! Щекотно!

У нее разворачивались плечи, приобретая привычные очертания… Фигура становилась уже совсем женской, почти ничем не напоминая птичью тушку.

– Мед, – коротко бросил Мелентий. – Только мед!

– Мандрагора! – не уступала тетя Нина. – В сочетании с омелой и березовыми почками.

Маргарита закрыла за собой дверь и, спускаясь по лестнице, пробормотала себе под нос:

– Все равно сила Бальдра с нами! Боли у валькирии прекратились. Ну теперь и мандрагора с медом тоже не повредят.

Кика сидела у экрана телевизора, но, вопреки обыкновению, смотрела не магический канал, а обычный, по которому транслировали очередной выпуск новостей.

– Интересное природное явление можно было наблюдать нынешней ночью в пограничных районах Московской и Ярославской областей. Здесь прошел сильный смерч, по счастью, захвативший лишь безлюдные лесные места. В населенных пунктах жертв и разрушений нет, но лесные массивы пострадали значительно.

На экране возникла полянка, на которой вповалку валялись вырванные из земли деревья со сломанными кронами.

– По словам сотрудников местных лесничеств, такую картину можно наблюдать на участке примерно в тридцать квадратных километров, – продолжала вещать корреспондентка. – Кое-где повреждены линии высоковольтных передач, на которых уже ведутся восстановительные работы.

Появилась картинка с монтажниками, работающими на высоком столбе.

– Все очевидцы в один голос рассказывают, что буря сопровождалась сильными электрическими разрядами, ночное небо рассекали яркие молнии, но никто не слышал грома, обычно сопровождающего грозу. Дождя также не последовало. Сильные порывы ветра, пригнавшие тучи, так же быстро расчистили небо. И через полчаса после начала урагана трудно было поверить, что совсем недавно здесь бушевала стихия. Тишина установилась в окрестных лесах. Лишь вырванные с корнем вековые деревья напоминали о разгуле непогоды…

– Теперь все будут болтать, сами не зная что, – проворчала Кика и переключила программу.

По другому каналу шел репортаж из какой-то горячей точки. По пустыне среди песков неслись джипы военного образца, а сидящие в них люди палили из автоматов куда-то в белый свет как в копеечку. Один из военных приподнялся во весь свой рост и с перекошенным лицом поливал все вокруг автоматными очередями. Его зверская физиономия показалась Маргоше знакомой. Приглядевшись, она с ужасом узнала мессира Реми.

Но ведь он был унесен бурей только этой ночью! Когда же он успел вступить в воинскую часть, переодеться в камуфляжную форму и выехать на боевое задание в далекой жаркой стране, если в минувшую полночь размахивал старинным мечом здесь на болотах?

Впрочем, раз речь идет о маге и чародее, наверное, ничего удивительного в такой метаморфозе нет.

– Видала? – Кика кивнула на экран. – Вот что значит злоупотреблять доспехами Атиллы. Магия доспехов наложилась на его собственные трогательные привычки, и теперь, похоже, у мессира не все в порядке с психикой. Он и прежде был неравнодушен к человеческой крови, а теперь, боюсь, ему мучительно хочется проливать ее целыми реками.

– Но это же ужасно! Его надо остановить! – прошептала потрясенная Маргоша. – Ничего не добившись здесь, он погубит множество невинных людей в странах Востока…

– Не волнуйся, там его остановят. У колдунов Магриба очень сильная магическая школа. Я сейчас направлю послание своей приятельнице, колдунье Айше, чтобы она приняла меры. А ты отдохни от вчерашней битвы и постарайся отвлечься. Все время думать о плохом очень вредно, для сохранения светлого восприятия мира чародеи и колдуны не должны жить в обстановке постоянного стресса. Кстати, тебе доставили букет цветов.

– От кого? – удивилась Маргоша.

– Вот уж не знаю, – фыркнула кикимора. – Цветы красивые, но будь осторожнее, проверь, не наложены ли на них любовные чары. В жизни, знаешь ли, всякое бывает!

ЭПИЛОГ

У Нининсины выдался редкий день, свободный от дежурства, и она пригласила Маргариту погулять по Москве.

– Просто удивительно, как все здесь изменилось за какие-нибудь двести лет, – говорила она, разглядывая новые дома, появившиеся всего-то лет пять назад. – Я-то, признаться, помню этот городишко еще маленьким поселением с деревянной крепостью на холме. Нет, в прежние времена, что ни говори, было больше стабильности – каким город был при Иване Калите, таким примерно был и при Иване Грозном. Впрочем, как раз Грозный и завел моду на всякие глобальные изменения: новый дворец построил за пределами Кремля, потом опричный двор, опять же слободы стрелецкие по всей Москве разбросал… Это так изменило архитектурный облик города! Но все равно, уехав из Москвы на двадцать лет, по возвращении можно было легко узнать городской пейзаж. А теперь целые районы исчезают в одночасье… Всего полгода куда-нибудь на Остоженку не выбираешься, потом приедешь – и не понимаешь, куда же тебя занесло. Ни улиц, ни домов прежних нет на месте. Вот это что такое, скажи мне на милость?

67
{"b":"12193","o":1}