ЛитМир - Электронная Библиотека

Среди зеленой молодежи, которую профессор Морган мог легко увлечь собственной эрудицией и приобщенностью к тайным знаниям, он вербовал сподвижников и учеников. И занимался с ними отнюдь не английскими глаголами…

Ему удалось создать нечто вроде секты, тайной организации или боевой дружины, где безоговорочно признавалась его власть. Именовалась команда Моргана Алым кланом. Молодых неофитов он обучал основам магических знаний, никогда не раскрывая все тайны до конца, но даже фокусы вроде чар личины, позволяющих менять собственную внешность, воспринимались его учениками как мистическое откровение, а сам Морган – как величайший пророк и волшебник.

И то, что Маргарита попала в сферу интересов клана Моргана, было очень опасно…

Что ж, теперь Роман знал, кто именно вступил в борьбу за душу молодой колдуньи. А древние не зря говорили: предупрежден – значит, вооружен.

И еще они говорили: статус человека определяется силой его врагов. Авторитет Маргариты в магическом сообществе явно возрос, раз сам сэр Морган проявляет интерес к вовлечению этой прекрасной дамы в свои сети…

Довольно далеко от Москвы, в безлюдном месте на берегу большой реки возвышался холм, который редкие побывавшие тут люди именовали Лысой горой.

Гора, если считать горой обычный, хотя и высокий холм, и вправду была лысой. Настолько, насколько вообще может быть лысой гористая местность. Деревья переставали попадаться на полпути к плоской вершине, и только несколько кривых кустиков торчали наверху, производя тот же самый эффект, что и жалкий пушок на макушке облысевшего человека.

Нынешним вечером на «лысине» горы ярко пылал большой костер, и в его мерцающем свете мелькали темные фигуры. На Лысой горе обычно собирались ведьмы, и как раз наступил час традиционного шабаша. Это было одно из восьми главных праздничных сборищ года – Имболк, ночь огней, время очищения, обновления и подготовки к окончанию зимы, к возвращению солнечного света… Недаром его издревле праздновали в начале февраля, ведь февраль, februare, и означает «очищение»…

Правда, если в теплых европейских странах февраль и вправду символизирует окончание зимы, то на среднерусских широтах зима еще в полном разгаре. Но традиция есть традиция.

Указания но характеру празднования Имболка, содержащиеся в друидических трактатах, приятны и незатейливы: «Отведать всякой пищи по порядку – вот что следует делать в Имболк, – омыть руки, ноги, голову…»

Праздничные омовения ведьмы проводили не на Лысой горе, ввиду неподходящих природных условий, а в других, более располагающих к принятию водных процедур местах. На шабаш все являлись уже свежевымытыми и лишь символически омывали лицо и руки. Тем не менее подготовительной суеты перед наступлением Имболка все равно оказалось много.

Что там происходило, было совершенно неясно – кружевная тень рваного облака периодически закрывала луну, и лишь отблески костра освещали большую поляну, по которой кружились темные призрачные тени… Можно было подумать, что ведьмы готовятся творить злые чары, если бы чей-то голос вдруг не вскричал с капризной интонацией:

– Ты хочешь сказать, что мы все принесли салат «оливье»? Девочки, ну надо же было заранее договориться о меню! Я, к примеру, могла бы сделать «цезарь» или хотя бы «техасский салат» с ветчиной и кукурузой!

– О чем речь? – отозвался другой голос, обладавший стальными интонациями привыкшего командовать человека. – Преврати одну из мисок с «оливье» в миску с «техасским», если тебе так угодно, и не порти другим праздник. У нас настоящий пикник – костер такой яркий, сидим так уютно. Только гитары не хватает, и твое ворчание тут лишнее… Надеюсь, термос с горячим кофе кто-нибудь прихватил?

Ведьмы, надо сказать, не так уж сильно отличаются от обычных людей и тоже любят отдохнуть на природе в хорошей компании. Особенно если им древними традициями предписано отведать всякой пищи по порядку…

Художников, писателей и кинематографистов всегда привлекали такие темы, как шабаши ведьм, хотя обыкновенные творческие люди имеют несколько искаженное представление о том, что там на самом деле происходит. Среднестатистические творцы слишком много времени проводят в душных, прокуренных комнатах, вперившись в экран монитора и предаваясь фантазиям, вместо того чтобы выйти на свежий воздух и приглядеться к природному течению жизни.

И что они могут навоображать за своими компьютерами касательно шабаша ведьм – скорее всего, пресловутые танцы нагишом в неверном лунном свете? Даже в странах с теплым климатом это не слишком популярное развлечение, а уж в России и в летнюю пору редко выпадают такие ночи, когда хотелось бы раздеться в ночной прохладе и попрыгать среди оголтелого комарья. А что говорить про раннюю весну или позднюю осень – брр! Зимние пляски нагишом по пояс в снегу можно даже не обсуждать. Нормальным разумным ведьмам это обычно и в голову не приходит в силу полной противоестественности таких развлечений.

Или, скажем, языческие боги, которым ведьмы должны поклоняться… По мнению лиц с художественным воображением, представители языческого бестиария непременно появляются на сборищах ведьм и вносят в атмосферу шабаша нотки вакхической распущенности.

На самом-то деле ведьмы не такие уж поклонницы древних богов – им ведь постоянно и зачастую без всякого удовольствия приходится иметь с уцелевшими языческими божествами дело. Но верить в них и истово им поклоняться? Это все равно что верить в соседа по лестничной площадке и поклоняться ему или обожествлять продавщицу из ближней булочной… Свои ведь люди! К тому же далеко не каждый из языческих богов, в силу специфики характера и воспитания, оказался бы к месту на Лысой горе на клановой вечеринке ведьм. Там и без них было чем заняться. Пусть уж лучше не путаются под ногами!

Что же касается волшебных мазей, зелий, притирок и всяческих снадобий, вот они и вправду весьма популярны в среде ведьм и колдуний. Некоторые мази помогают летать, другие неплохо справляются с приступами радикулита или ранними морщинами… Большинство ведьм находятся в том почтенном возрасте, когда мази и зелья из пустого баловства превращаются в предмет первой необходимости, особенно если беспокоят суставы или, скажем, хронический бронхит, пли стянутость кожи после водных процедур… Обменяться магическими рецептами – это одно из самых важных и приятных дел, свойственных сборищам ведьм.

Но вот если коснуться темы дружеского общения между коллегами по чародейскому цеху – с этим на шабашах сплошные проблемы. Каждая ведьма любит подчеркнуть собственную значительность и индивидуальность, вместо того чтобы восхищаться талантами товарок. Психологический конфликт сильных личностей налицо, ничего не поделаешь…

– А что-то я Горынскую не вижу. Она опять не сочла нужным удостоить нас своим присутствием? – спросила высокая ведьма в очках, похожая на строгую учительницу математики. – Начинающим не стоило бы пренебрегать помощью коллектива единомышленников… Но некоторые любят показать, что они умнее всех. Для ведьмы общего профиля Горынская слишком уж оригинальничает.

– Насколько я знаю, ее просто нет сейчас в наших пределах, – отозвалась любительница кукурузного салата. – Краем уха я слышала, что она отправилась в королевство Мерлина. Не знаю, что уж ее на это сподвигло…

Ведьмы издали разнообразные возгласы, свидетельствующие о крайнем изумлении. В свете костра было хорошо видно лицо училки, выражение которого недвусмысленно свидетельствовало – если Маргарита Горынская еще и не сошла с ума, то ей совсем недолго осталось.

Дама, интересовавшаяся салатами (она была домашней хозяйкой, что наложило на ее облик черты домовитости и некоторой перегруженности семейными проблемами и одновременно выработало привычку требовать от окружающих беспрекословного подчинения), решила заступиться за молодую коллегу:

– Полагаю, суть в том, что в жизни женщины рано или поздно наступает такой момент, когда ей хочется найти себя.

17
{"b":"12195","o":1}