ЛитМир - Электронная Библиотека

– А чего ж ей тут-то себя не поискать? Чего по другим мирам болтаться?

В разговор вступила красавица блондинка, считавшаяся модной телеведущей (неплохая карьера для особы, перешагнувшей рубеж девяностолетия; правда, почти все силы у нее уходили на чары, помогающие держать себя в должной форме и выглядеть лет на шестьдесят моложе своих лет):

– Что толку сидеть на одном месте? Нужно почаще переезжать, чтобы чего-то в жизни добиться. Большинство людей не любят покидать насиженное место, и у тех, кто легок на подъем, всегда будет преимущество. Меняй свое окружение, меняй мужчин, меняй страны, меняй занятия – и, если все делаешь правильно, весь мир будет твоим.

– То-то ты так и мотаешься взад-вперед! – огрызнулась училка. – Метла остыть не успевает. Но мир к твоим ногам пока так и не рухнул, как я погляжу. А вот мне все-таки интересно – кто это отправил нашу неопытную коллегу в мир Мерлина? Не иначе как без гнома Буртининкаса не обошлось! Вот они, твои чужеземцы.

– Почему это мои? И кстати… вряд ли можно назвать Буртининкаса чужеземцем, – передернула плечами блондинка.

– А как же его еще называть? Гном, который живет на два мира, самый настоящий чужеземец и будет. В этом-то чужеземство и заключается – чтобы и нашим, и вашим… Добрые-то гномы сидят в своих подземельях и полезные ископаемые добывают – медь там, алмазы или изумруды, – а не Мерлинам всяким прислуживают, одной ногой в ином мире стоя.

– Вообще-то уже не те времена, – вклинилась домохозяйка, – когда все безропотно занимались своими делами. Теперь нечасто найдешь настоящее подземелье гномов. Большинство гномов в наши дни приучились к свету белому, шастают где хотят и вообще заняты отхожим промыслом, зашибая деньги по большим городам. Известно, в городе-то гномом быть куда как легче и комфортнее – не нужно проводить жизнь под землей, в штольнях, без остановки стуча молотком, как товарищ Стаханов. И по поводу колебания цен на рынке цветных металлов и драгоценных камней беспокоиться им уже ни к чему… Но кто скажет, имеют ли они право по-прежнему считать себя гномами после этого? Потеря уважения к старым традициям – вот главная беда нашего времени.

– Девочки, вы совсем не о том говорите, – перебила ее училка. – Что нам за дело до гномьих традиций? Лично мне интересно, как там Горынская в иных мирах плутает. Не хочу сказать, что она там непременно пропадет и сгинет, но… всякое может случиться. Лично я охотно глянула бы своими глазами, как там и что. А может, и вмешалась бы… Смотря по обстоятельствам.

– По-моему, излишняя опека никому на пользу не пойдет, – заметила теледива. – Может быть, судьба дает ей шанс поработать над собой. Ведьма должна воспитывать в себе победительные настроения. К примеру, смело бродить по темным ночным улицам, кишащим хулиганами и бандитами. И пребывать при этом в полной уверенности, что в ее родном городе нет ничего ужаснее, чем она сама, если ее как следует разозлят. Хотя… я бы тоже одним глазком взглянула, как Горынская устроилась, из чистого любопытства. У Маргариты в таком месте, как Камелот, могут возникнуть серьезные проблемы. Она практически никогда не пользуется ведьмовством ради достижения собственных целей. А что толку быть ведьмой, если не насылаешь чары?

– Ну вот, как всегда – вы уже намылились в королевство Мерлина, а мне не предлагаете составить вам компанию даже из простой вежливости. Я, по-вашему, должна сидеть в Москве и изнывать от любопытства? А я, между прочим, не люблю, когда нечто невысказанное витает в воздухе. И если уж я что-то не люблю, то это всегда проявляется самым неожиданным образом. Короче говоря, мало никому не покажется.

Ни одна из ведьм при этом разговоре не выразила удивления по поводу беспардонности своих приятельниц. Обычно у ведьм нет секретов друг от друга: по своей натуре они чрезвычайно любопытны и в ведьмовской среде ничего невозможно утаить.

Присоединившись к общему хороводу, кружившемуся вокруг костра, три подруги немного поплясали, чтобы согреться, потом выпили кофе с коньячком, закусили пирожками и вернулись к важной теме.

– Допустим, мы могли бы махнуть в Камелот сами по себе, никак не привязывая наш визит к похождениям Горынской. Мы будем просто путешествовать и отдыхать. Ну и следить за ситуацией, конечно. А на месте разберемся, что там и как, – задумчиво сказала училка, глядя куда-то вдаль. – Жанна, у тебя ведь там крестная живет? Может быть, навестим старушку?..

Фея-крестная, та самая, что обычно провожала Золушек на балы и наделяла принцесс при рождении всякими волшебными дарами, и вправду удалилась в архаичный Камелот, не найдя себя в новой жизни. Одним из последних даров феи-крестной был дар вечной молодости, оставленный малютке Жанне девяносто три года назад… И этот дар до сих нор оставался со своей обладательницей, хотя и несколько поблек с годами и требовал все больше усилий от Жанны по поддержанию собственной неувядаемой юности.

– Навестить крестную можно, я не возражаю, – ответила она. – Но учтите – у старушки развилась страшная рассеянность, и вообще, склероз ее мучает. Так что возможны кое-какие эксцессы. У крестной, к примеру, просто мания какая-то развилась по поводу тыкв. Вечно она превращает их в кареты. Как увидит где-нибудь тыкву, сразу хвать свою волшебную палочку и делает карету на колесиках. К большому неудовольствию тех, кто эти тыквы выращивает, – им, может, кареты вовсе и ни к чему, им, может, тыквенной каши хотелось бы… а во дворе вместо спелой тыквы экипаж катается! И изволь дожидаться полуночи, пока получишь свою расколдованную тыкву обратно, да еще в побитом виде. Уже набралось много жертв этих сомнительных экспериментов.

– Да и ладно, – отмахнулась домохозяйка, не привыкшая уделять внимание подобным мелочам. – У всех свои слабости. Игры с тыквами выглядят вполне безобидно. Надеюсь, при всей своей рассеянности она тебя узнает. А пару тыкв можно прихватить с собой в качестве гостинца для старушки – пусть себе делает кареты, если уж такая блажь пришла… Значит, договорились – завтра собираемся в вояж. Нам тоже не помешает слегка взбодриться.

– Ох и сложное это дело – обязанности подлинной ведьмы, – вздохнула Жанна. – Только и делаешь, что взбадриваешься.

ГЛАВА 8

Трое пришельцев, въехав в мощенный каменными плитами двор замка Камелота, спешились и передали поводья своих коней подбежавшим пажам.

Между тем послышались звуки рога и во двор стремительно ворвалась кавалькада.

– Эй, не въезжала ли в замок знатная фея по имени Маргарита? – закричали они. – Куда же ее светлость подевалась? Король выслал нас навстречу гостье, которой по знатности рода не подобает путешествовать без свиты. Но мы проскакали по дороге до самых границ королевства и нигде не встретили направлявшейся к замку молодой дамы… Непонятно, как мы могли разминуться, но все же… Стражи ворот, отвечайте, не вступал ли кто-нибудь в замок?

– В замок вступили две дамы, одна из которых рыцарь, и еще один рыцарь, который сперва был без дамы, а потом стал рыцарем той дамы, которая и сама рыцарь.

– Тьфу, – сплюнул старший из конников. – Ты сам-то понимаешь, что ты несешь, стражник?

– Слышишь, о чем они говорят? Не из-за тебя ли тут случился переполох? – прошептала на ухо Маргарите Валька. – Сдается мне, что ты и есть та знатная фея Маргарита, которую эти олухи потеряли. Небось проскакали мимо нас по дороге, пока мы у ручья делали себе лошадок…

– Фея Маргарита – могущественная колдунья, и король не простит, если мы ее чем-то обидим, – продолжали стенать конники. – А его величество лучше не злить! Это может выйти боком всему Камелоту… Говорят, фея прибыла из далекого мира, из королевства по имени «Москва», где ей нет равных…

– Учитывая сомнительный успех моих первых магических опытов, можно сказать, что мне удалось создать неплохую репутацию, и за короткий срок, – бросила Маргарита валькирии и решительно выступила вперед. – Господа! Если вы ищете фею Маргариту, прибывшую из Москвы, то это я.

18
{"b":"12195","o":1}