ЛитМир - Электронная Библиотека

Дружба у них сочеталась с постоянными стычками и нервным стремлением резать подругам правду-матку в глаза. Если бы кто-то со стороны неосмотрительно позволил себе хотя бы малую толику того, что делали близкие подруги, ему давно уже пришлось бы обживать соседний водоем, причем под кожицей лягушки, в которую его обратили бы опытные в таких делах дамы. Но друг другу они все прощали…

Подход к магическим и чародейским делам был у них тоже совершенно различным. Взять, к примеру, всякие снадобья… Анна Петровна как человек, хорошо знакомый с методиками получения и усвоения различных знаний, была уверена, что разбирается в лекарственных растениях гораздо лучше своих подруг. Хотя бы потому, что никогда не пренебрегала теоретической подготовкой.

Анна изучила множество старинных рукописных книг на эту тему, доставшихся ей от бабушки и тетки, и даже приписала в фамильные инкунабулы и гримуары кое-что от себя, поэкспериментировав с зельями на досуге.

Теперь она могла преподать людям пару-тройку уроков на тему, как изготовить доступные лекарственные средства из природных компонентов. И частенько этим баловалась. Причем излагала она принципы траволечения столь захватывающе, что слушатели тут же разбегались в разные стороны, очевидно горя желанием поделиться замечательной информацией с кем-нибудь еще.

Анна делала невероятные по своему составу эликсиры, умела производить возгонку и двойную перегонку, могла сидеть всю ночь, наблюдая за изменением цвета жидкости в колбе, где кипит колдовское зелье, или ухлопать два месяца жизни на изготовление сложнейшей смеси, ежедневно по часам и минутам добавляя в нее очередные компоненты.

И естественно, она полагала, что ее системный научный подход достоин как минимум уважения и профессионального интереса со стороны коллег, занимающихся ведовством и чаротворением.

Но они фыркали, опыт перенимать не желали и нагло утверждали, что она хочет казаться умнее всех.

Зоя – та просто не любила излишне утруждать себя сбором и заготовкой лекарственных растений, хотя при случае, под вдохновение, могла заспиртовать какой-нибудь корешок в бутылке с водкой. Содержимое бутылки, с корешком или без корешка, она почитала весьма действенным лекарством, если принимать его в умеренных дозах, конечно.

Раз уж человек заболел, то пусть хоть поболеет с удовольствием, употребив стаканчик-другой горячительного зелья с закусочкой по собственному вкусу. И многим такая нетрадиционная медицина очень нравилась. (Вот Анна Петровна – та решительно запрещала тем, кого пользовала, принимать спиртное в процессе выздоровления, поскольку оно вредно влияет на печень; а если кто-то не знал о губительном влиянии алкоголя, она никогда не ленилась подробно поведать об этом.)

А Жанна… Из-за вечной занятости собственными делами и присущего ей эгоизма она вообще не стремилась облегчать чьи-то страдания, а если уж доводилось – просто давала больному бутылочку с водой, над которой шептала несколько слов, после чего авторитетно заявляла, что скоро страдальцу станет лучше. И самое обидное, что очень часто все именно так и случалось…

Путешествие в Камелот три дамы воспринимали как интересную туристическую поездку – и что самое приятное, не требующую загранпаспорта и визы.

Экзотическая страна с мягким климатом, достопримечательностями, не тронутыми грубой реставрацией, и своеобразной местной кухней, основанной на широком использовании природных даров… К тому же в дороге всегда есть шанс позабавиться легким флиртом, а может быть, даже и романчиком с интересным, неизбалованным мужчиной. И как гвоздь программы путешествия – возможность сунуть нос в чужие дела (а что на взгляд настоящей ведьмы может сравниться с подобным удовольствием?)…

Маргарита Горынская, что ни говорите, нуждалась в заботе со стороны более опытных и искушенных коллег, а если уж эти коллеги – ведьмы, шанса увернуться от внимания и заботы у Маргоши практически не было.

По мнению представителей магического сообщества, она вообще отличалась странно сентиментальным отношением к котятам, цветочкам и окружающим людям – это, видимо, развилось у нее в результате неумеренного чтения изящной литературы (а что еще приходится ожидать от молодой ведьмы, которая проводит большую часть времени где-то в библиотеке, сидя у книжного стеллажа на верхней ступеньке стремянки, окутанная клубами книжной пыли?)…

Но сила в ней чувствовалась. Анна Петровна, присматриваясь к Горынской, утверждала даже, что порой у нее волосы вставали дыбом, такая сила вдруг проявлялась в девчонке ни с того ни с сего.

Хотя нет, не то чтобы ни с того ни с сего – кто-то передал ей эту силу. И нетрудно было догадаться, кто именно, – ее бабка, старуха Горынская, перед тем как оставить этот мир навсегда. Знатная была ведьма…

И ведь у Горынской-младшей ни опыта житейского, ни хватки: совсем еще девчонка, книжек начиталась, в голове полный сумбур, и вдруг – бац! На нее падает магическая сила, а что с этой силой делать, она и сама не знает… Ну и начинается… Детские игры какие-то, а не ведьмовство!

Да, что и говорить, нынешние ведьмы стали не те. Нынче толковую ведьму днем с огнем не сыщешь. Не то что раньше… В общем, молодыми следует заняться. Чувство нездорового коллективизма, аналогичное тому, что в армии называют емким словом «дедовщина», было у ведьм развито чрезвычайно сильно.

Выезд в иные миры был назначен на полдень. Анна полагала, что лучше было бы отправиться в путешествие пораньше, часиков этак в семь утра, но ее подруги, не имевшие подобной привычки – вставать ни свет ни заря, чтобы успеть в школу к первому уроку, – считали, что торопиться некуда. Для настоящей ведьмы и полдень – раннее утро…

Жанна, единственная из трех ведьм, кто умел водить машину, заехала за Зоей, а потом за Анной.

Поднявшись в дом подруги, Зоя (льстившая себя надеждой, что она не только опытная ведьма, но и прекрасная хозяйка) строго оглядела унылое и запущенное жилье одинокой учительницы.

Надо сказать, что далеко не всем ведьмам были под силу даже самые простенькие чары чистоты (вероятно, для их использования надо было иметь еще и чистую душу). Для наведения порядка в собственном доме приходилось пользоваться традиционными средствами: тряпкой, пылесосом, моющими растворами… А ведьмы – люди чрезвычайно занятые, если они настоящие ведьмы, конечно. И откровенно предпочитают полеты на метле процессу уборки этой самой метлой. Поэтому большинство ведьм с пренебрежением относятся к внешнему лоску, полагая, что пыль и паутина особо не вредят, даже напротив – придают жилищу своеобразный ведьмовской колорит.

Однако Зоя придерживалась иного мнения, что и давала время от времени понять своим подругам. Если ты ведьма, вовсе не обязательно превращать собственный дом в мрачную пещеру или избушку на курьих ножках.

– По-моему, это окно не мыли с тех, как научились разводить огонь и греть воду, – заметила она тоном, претендующим на некоторую ироничность.

– Муштровать будешь своих невесток, – огрызнулась Анна Петровна, не терпевшая критических замечаний.

– У меня они по крайней мере есть!

У Зои Николаевны действительно были невестки, целых две действующих и одна бывшая. Позавидовать их участи никому бы и в голову не пришло. В целом Зоя благожелательно относилась к окружающим людям, но вот ее несчастные невестки к этому целому не принадлежали.

Дети и внуки (о, милые маленькие озорные ангелочки!) – это было святое… Даже зятя она ухитрилась принять в свое сердце и укрыть от житейских бурь своим крылом (тем более что выдать дочь замуж удалось далеко не сразу, то есть не с первой попытки, и Зоя чувствовала искреннюю благодарность к смельчаку, который в конце концов решился на женитьбу).

Но вот любая молодая женщина, имевшая неосторожность выйти замуж за одного из ее сыновей, должна была подготовиться к жизни, полной душевных мук и самой разнузданной тирании. Хотя на что еще можно было рассчитывать, заполучив в качестве свекрови матерую ведьму?

22
{"b":"12195","o":1}