ЛитМир - Электронная Библиотека

– С кем имею честь, так сказать?

Неизвестная дама усмехнулась и высокомерно произнесла:

– Ну и времена! Меня просят представиться! И где – в Камелоте! И кто! Какая-то заезжая авантюристка! Я, будет вам известно, милочка, – фея Моргана-младшая, сестра короля Мерлина и принцесса этого королевства!

Наверное, при таком сообщении гостье полагалось пасть ниц или как минимум сделать реверанс, но Маргарита слегка оторопела.

Вообще-то ей казалось, что принцессы должны быть молодыми и… и… какими же еще? Красивыми? Умными? Добрыми? Это все, как известно, необязательно – даже в сказках принцессы встречались разные… Но все же фея Моргана своим обликом напоминала скорее моложавую злую мачеху с большими претензиями (из тех, что терзают беззащитные зеркала глупыми и однообразными вопросами «Я ль на свете всех милее?»), а вовсе не принцессу. К тому же эта дама что-то говорила о своем двухсотлетнем ученичестве… Если прибавить хотя бы самые незначительные периоды, проведенные Морганой до и после изучения курса магических наук, ее возраст получится весьма почтенным! Мадам уже как минимум третью сотню лет разменяла, а туда же, все в принцессах ходит…

А характер! Судя но всему, ее высочество остановить труднее, чем любого головореза! И эта мысль Маргариту не слишком порадовала… Не хотелось бы сразу же обзаводиться на новом месте врагами, но, кажется, один враг, вернее врагиня, уже налицо.

– Так что же тебе, милочка, предложил мой дражайший братец? – продолжила свой допрос Моргана. – В каком качестве ты собираешься здесь пребывать? Ведь неслучайно ты болтаешься в таком завалящем и всеми забытом измерении, как наш Камелот?

– Леди Маргарита – мой ассистент по административным вопросам и, кроме того, ученица, – раздался за спинами дам внушительный баритон.

В дверях стоял король.

К неожиданному появлению Мерлина Маргарита была готова еще менее, чем к эксцентричному визиту его дражайшей сестрицы, и потому окончательно растерялась.

– Ну разумеется! – фыркнула Моргана брату в ответ. – Ученица и ассистент! Кто же еще? Мои мальчики тоже у меня… ученики и… телохранители. В любом случае, это идет за счет королевской казны. А ты, милочка, лучше бы поискала себе место при дворах иных королей в иных мирах!

– Я не уверена, что на рынке труда высокий спрос на придворных магов и королевских ассистентов, и не хотела бы изучать этот вопрос на собственном опыте, – сухо ответила Маргарита (в конце концов, присутствие его величества короля Мерлина Пятого придало ей смелости).

– Эта женщина несет невесть что! – Моргана даже не удостоила ее ответом. – Ну что, любезный братец, утратил собственные магические силы и взял молодую ученицу? Или уже подумываешь о свадьбе и семейном счастье? Однако ты забыл, что вступление в брак с королем предполагает свободное распоряжение казной королевства со стороны его супруги. Ты и так превратил родовой замок в пристанище для бездельников и бродяг, а теперь намерен еще и разорить наше королевство, потакая капризам какой-то неизвестно откуда притащившейся безродной вертихвостки?

– Да, когда речь заходит о деньгах, моя сестра, принцесса Моргана, становится самым сквалыжным существом, которое только можно себе представить, – усмехнулся Мерлин.

– Склонность оценивать все плюсы и минусы в любой ситуации, сводя их к денежному исчислению и определяя сальдо, – не самая позорная из человеческих слабостей, – огрызнулась сестра. – А ты лучше бы подумал, что наш старый отец был в свое время убит во время дворцового переворота рвущимся к власти дядюшкой, которому эта власть в результате так и не обломилась…

– Зато папочка испустил дух в радостном сознании, что его дочурка ревностно следует старинным семейным традициям, – не слишком почтительно заметил король, вероятно выстраивая какой-то намек (попятный лишь посвященным) на причастность Морганы к финальным событиям неудавшегося переворота…

Сестра проигнорировала его выпад и мрачно пообещала:

– У тебя есть все шансы оказаться следующей жертвой, если ты будешь делать слишком много ошибок!

И тут Моргана произнесла длинную прочувствованную речь о том, как ей не нравятся стиль и методы руководства ее брата-короля, его расточительность, пренебрежение государственными делами и при этом странное пристрастие к изжившей себя архаике и неумение пустить в жизнь королевства хоть что-то новое…

Из всего этого следовал одни вывод, который Моргана не только не скрывала, но и всячески подчеркивала: дворцовый переворот не за горами и дни Мерлина, по крайней мере его дни на престоле, уже сочтены.

Все-таки отцом ее был не кто иной, как его величество Мерлин Четвертый, король Камелота, а в этой среде, среди монархов, вопросы власти решались довольно своеобразно. Дворцовые перевороты во многих королевствах просто-таки унылая проза жизни.

Оставив родственников выяснять отношения, Маргарита ускользнула в привычное убежище – в библиотеку замка.

Что ни говори, а сэр Венделл – единственное существо в этом измерении, способное хотя бы посочувствовать.

– Здравствуй, Морган.

Старый пират резко обернулся, услышав знакомый голос. Да, слух его не обманул – перед ним стоял хорошо, очень даже хорошо известный ему человек, носивший множество имен, одним из которых было Раймундо Луллий. Морган предпочитал именно этот, англизированный вариант имени испанского мага и алхимика.

Они по-прежнему считали себя врагами, хотя те времена, когда пиратский фрегат Моргана с черным «Веселым Роджером» на мачте гонялся за испанскими бригантинами, давно миновали. Но все же трудно забыть окутанное пороховым дымом лицо противника на палубе вражеского корабля, если когда-нибудь любовался на него в окуляр подзорной трубы, готовясь взять украшенный многочисленными пробоинами корабль на абордаж…

Однако с течением долгого времени даже самые лютые враги начинают испытывать друг к другу нечто вроде родственных чувств. А если прошло много веков?..

Дон Раймундо никогда не стал бы трогать Моргана и сводить с ним прежние счеты, если бы тот не посмел использовать алую магию против Марго, единственного существа, которое было невероятно дорого испанскому гранду. Только привязанность к Марго заставляла Луллия чувствовать, что он еще жив.

– Ты ли это, кабальеро? – усмехнулся Морган. – Вот уж кого не ожидал увидеть, так это тебя. Чему обязан, старый враг мой?

– Я пришел поговорить о Маргарите.

– О ком, о ком? – Лицо пирата выражало искреннее недоумение.

Но Раймундо не желал поддаваться на его уловки.

– Ты прекрасно знаешь, о ком. Я сам сжигал дурацкие алые ленточки, чтобы избавить девочку от твоих заклятий. Маргарита пребывает под моей защитой.

– Да, с алой магией в данном случае торопиться не следовало. Мои планы уже поменялись. Но ведь я могу позволить себе маленькие капризы и нелогичные поступки, не так ли? Делая то, что не полагается, получаешь какое-то греховное удовольствие.

– Следи по губам, если тебе плохо слышно то, что я говорю. – Раймундо громко и с четкой артикуляцией произнес: – Я сказал, что она под моей защитой…

– Тебе незачем спасать ее от меня, – высокомерно ответил Морган. – Двери нашего клана открыты для твоей подруги. Она вольна прийти или уйти, если захочет. В каком-то смысле я тоже спасаю ее, но не от тебя, а от самой себя. У нашей юной коллеги гипертрофированное чувство ответственности, что редко помогает в жизни и еще реже – в жизни чародея. Я учу молодых магов отсекать все ненужные эмоции ради многократного увеличения собственной силы.

– Что ж, наверное, тебе нетрудно найти людей, готовых на все ради могущества.

– О да! Я имею возможность остановить свой выбор на ком угодно. Но мне, знаешь ли, не каждый подойдет. Я предъявляю к кандидатам жесткие требования и выбираю лучших.

– Стало быть, молодая колдунья просто не сможет соответствовать твоим высоким запросам, и ее желательно было бы оставить в покое, – перебил Моргана Луллий.

25
{"b":"12195","o":1}