ЛитМир - Электронная Библиотека

– Терпеть не могу, когда мне подсказывают решения, – отозвался тот. – Я ведь не сказал, какие именно требования я предъявляю, а ты уже торопишься с выводами. В неопытных, растерянных и закомплексованных недотепах таятся великие возможности. Людей умелых, честолюбивых и самоуверенных пусть принимает под свое крыло кто-нибудь другой. С ними слишком много хлопот. А вот такие, кого все вокруг считают неумехами и бездарями, но сами они уверены, что представься им случай – и они еще всем покажут, – это мой контингент. Мало кто понимает, что слабость может оказаться большей силой, чем сама сила! Маргарита не раскрыла еще и десятой доли своего потенциала и, думаю, будет навек благодарна тому, кто поможет ей это сделать… Нужно лишь уметь ее направлять.

– На счет Маргариты лучше бы не строить никаких планов. Тебе не удастся вовлечь ее в свои сети! Я не позволю!

– Ох, как устрашающе звучит! Вовлечь в сети! Я просто-напросто хочу предложить ей помощь. Стать ее наставником. Учителем. У меня с годами проснулся вкус к педагогической деятельности. Приятно очищать юные мозги от пелены доверчивости и придавать им изощренность и остроту. А у этой девочки большое будущее. Она даже интереснее, чем показалась мне поначалу, хотя и не без придури. Есть в ней что-то… харизматическое. Она может украсить наш клан и усилить его, ей только следует выкинуть из головы всякие глупости типа критериев добра и зла. Мне не терпится заняться ее обучением и освободить от ненужных иллюзий. Я даже готов сделать ее своей правой рукой. Сейчас так трудно подобрать толковую ученицу: молодежь просто никуда не годится. – Морган перешел на доверительный тон: – Девушка, которую мне недавно порекомендовали, к примеру, оказалась вампиром. Клыки она пыталась прятать, никогда не улыбаясь. Все губки дула… Но белки глаз отливали кроваво-красным, и это не удавалось замаскировать ни пурпурными тенями, ни прочими косметическими ухищрениями. Мы, конечно, тоже используем кровь в наших чарах, но никогда не доходили до такого оголтелого состояния, чтобы ею питаться. Такая ученица принесла бы с собой излишние проблемы. Как ты можешь понять, Маргарита на подобном фоне – просто подарок. Белоснежка! Уж ей-то осиновый кол не потребуется!

– Я тебя убью, Морган, – взорвался Раймундо, вытаскивая неизвестно откуда кривой мавританский меч (испанцы высоко ценили подобное оружие еще со времен Реконкисты). – Убью, мерзавец!

– Обожаю латинский темперамент! – расхохотался Морган. – Браво! И вправду, нечего тратить время на пустые разговоры и препирательства. Разборки должны быть эмоционально насыщенными, или уж их вовсе быть не должно. Но вот гибкостью мышления ты, мой мальчик, к несчастью, никогда не отличался! Нам, милый идальго, увы, не суждено убить друг друга – строго говоря, мы оба уже давно мертвы! Ты, как всегда, не понимаешь главного. Тот, кто не может умереть, не может и полноценно жить. А если ты не живешь, а лишь тянешь унылое существование, ты не в силах меняться, совершенствоваться, добиваться новых целей. Вечная жизнь – это остановка развития. На что способен человек, мечты которого развеялись много веков назад? Только тогда, когда рядом с тобой пребывают молодые люди и ты можешь подписываться их энергией, их жизненной силой, ты способен создать иллюзию собственной полноценной жизни! И разве не для этого самого нужна и тебе девчонка, о которой ты хлопочешь?

– Замолчи, мерзавец! Я не позволю тебе воспользоваться ее жизненной силой, – не сдавался Раймундо.

– Еще раз – браво! Нет, правда, я тобой просто восхищаюсь. Настоящий кабальеро! Но на практике, Луллий, ты будешь бессилен мне помешать, если Маргарита сама, повторяю – сама, захочет принять мои условия и примкнуть к нам, алым магам. А я уверен, что она захочет: девушкам так трудно бывает справиться с искушением. Ведь искушать – это настоящее искусство! Кстати, ты заметил, как похожи эти слова? «Искусство, искус, искушение… Выполняя роль магического кристалла, искусство может привести и в рай, и в ад». Кто сказал, как ты думаешь? Художник Михаил Врубель, а он понимал толк в подобных вещах. Так что, милый враг, человеку, который протянул в этом мире не первую и даже не вторую сотню лет, не стоит верить в волшебные сказки о прекрасных принцах и красавицах-сиротках!

Теперь усмехнулся Раймундо.

– Нельзя забывать о могуществе сказок, Морган. И особенно людям, чей возраст и, соответственно, житейский опыт восходят ко многим сотням лет. У сказок есть одно свойство… Они имеют обыкновение обретать собственную жизнь. Кстати, хотелось бы знать, какого это оборотня ты подсунул ко мне в дом под видом моего молодого друга? Работа качественная, но зрачки его выдали…

– Догадался-таки! А ведь на твое зрение должны были навести чары. Вот они, нынешние ученики, – ни в чем нельзя на них положиться! Ни обернуться в чужую личину, ни чары толком навести – ни на что не способны… Имя оборотня я тебе, конечно, не назову – ты ведь не настолько наивен, чтобы ждать от меня такой глупости? Учеников у меня много, и помощника найти нетрудно… Но сам видишь, насколько мне нужна Маргарита, – остальные мало на что годятся.

– Лучше забудь о своих планах, – бросил Раймундо. – Маргарита далеко, и ты ее, надеюсь, не найдешь.

Он повернулся, чтобы уйти, но старый пират окликнул его.

– Не знаю, порадует это тебя или нет, кабальеро, но если ты полагаешь, что хорошо спрятал Маргариту, то ошибаешься. Я знаю, где она. И к тому же я знаю, что она там поделывает. Вот так-то, любитель сказок!

– Ты лжешь, Морган!

– Еще раз повторю – гибкость мышления никогда не была твоей сильной стороной. Маргарита в Камелоте, и не удивлюсь, если ты в конце концов останешься с носом: У старины Мерлина на твою девчонку собственные виды! Не верь в сказки! Они всегда обманывают.

ГЛАВА 12

Очутившись на земле Камелота, три ведьмы большую часть пути преодолели по воздуху, но выбились из сил прежде, чем показался город. Они не рассчитали с допустимым весом багажа и набрали столько разнообразных вещей, что теперь сумки казались просто неподъемными и неумолимо тянули ведьм вниз.

Конечно, для женщины из России тяжелая сумка – дело вполне привычное, но в свободном полете без использования летательных средств – чертовски неудобное. Мало того что ты напрягаешься, преодолевая силу земного притяжения, так еще и напрягаешься вдвойне, преодолевая силу, действующую на твой багаж.

Пришлось спуститься вниз и тащиться по дороге, что при наличии все тех же тяжелых сумок было тоже нелегко.

Анна выступила с предложением – вспомнить уроки феи-крестной и превратить тыкву, припасенную как раз для феи, в карету.

Но для того чтобы карета двигалась, нужны были лошади и кучер, а для их изготовления требовалось как минимум наловить мышей и хотя бы одну крысу – ведь нельзя же сделать нечто из ничего!

Идею искать мышей-полевок и ловить их для последующего обращения в коней ведьмы дружно отвергли как совершенно непродуктивную.

Оставался один выход – довольствоваться волшебством малых форм – превратить тыкву в ручную тачку, сложить в нее багаж и двинуться по дороге, можно сказать, налегке.

Толкание тачки тоже не занятие для, пардон, благородной дамы, что и говорить, но этим делом ведьмам все же пришлось заниматься по очереди, мысленно восхваляя того, кто изобрел колесо. Все-таки катить – не тащить…

Добравшись до лежавшего на пути городка (а может быть, и деревни – грани между городом и деревней были в этих краях размыты, как редко где), усталые ведьмы пришли к очевидной идее – надо остановиться в этом населенном пункте, отдохнуть, поесть, привести себя в порядок, а поутру, арендовав экипаж, продолжить путешествие.

Как ни мал Камелот, пройти еще хотя бы полтора километра со всеми баулами будет настоящей пыткой.

Найти постоялый двор не составило труда: во всех мирах они снабжены характерными вывесками[3]1.

вернуться

3

Наверное, даже на далеких холодных планетах, омываемых жидким метаном, усталый путник сможет определить, где именно трактир, гостиница с ресторанчиком или постоялый двор, по размещенной над входом рекламе: «Отель. Ресторан. Бар. Бизнес-ланч с 11 до 15 часов» – и поползет туда на натруженных щупальцах.

26
{"b":"12195","o":1}