ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да? Бутнерботы? Вы так сказали? Терпеть не могу, когда еде дают всякие дурацкие названия. В вашем мире, насколько я помню, и старые добрые сандвичи называют как-то дико: биг смак или фиг мак… Людям даже не понять, что они едят. Выйдите-ка на крыльцо моего домика, девочки. Думаю, соседи уже принесли кое-что к столу, увидев, что у меня сегодня гости.

На крыльце стояли: корзиночка со свежими пирогами, кувшин с вином, головка сыра, две дюжины яиц в глиняной миске, горшочек меда, мешок с яблоками и рогожный кулек с копченой рыбой…

– Вот, – удовлетворенно кивнула фея. – Это вам не фиги с маком. Несите дары поселян к столу!

Если отповедь капризной феи и породила в душах московских ведьм некоторую ответную агрессию (впрочем, так и не вылившуюся наружу), то под воздействием пирогов эти чары бесследно выветрились. Трудно найти что-то более умиротворяющее, чем свежие пироги.

– Спасибо, дорогая крестная, – поблагодарила Жанна заметно подобревшую после трапезы старушку. – А не подскажете ли вы, как нам разыскать тут, в Камелоте, нашу приятельницу? Говорят, она отправилась сюда, и мы хотели бы с ней повидаться…

– Уж не о фее ли Маргарите вы говорите, девочки? За последнее время только одна дама прибыла в наши края. Но она – личная гостья короля Мерлина и проживает в королевском замке.

– Личная гостья? В каком это смысле?

– А в таком, что это теперь не просто дама, а почти что будущее королевское величество.

Три ведьмы нервно переглянулись – как неприятно, когда значительные события проходят мимо твоего внимания и ты узнаешь обо всем последней, из рассказов других!

– И что, король сделал ей предложение? – поинтересовалась Анна (как женщина с неустроенной личной судьбой, она всегда испытывала особый, болезненный интерес к чужим матримониальным планам).

– Формально предложение еще не сделано, но, по слухам, ждать осталось недолго. Поэтому Моргана, не тем будь помянута, буквально лезет на стену от злости. Насколько это вообще возможно в ее возвышенном положении.

Фея-крестная намекала на то, что Моргана, не ужившись с братом под одной крышей, переселилась в воздушный замок, оставленный ей в наследство бабкой, и спускается оттуда лишь изредка, чтобы сделать пару-другую гадостей.

Да, для старушки, проживающей в уединенном домике вдали от королевского двора, крестная была неплохо осведомлена обо всех придворных интригах…

Три ведьмы провели экстренное совещание, суть которого сводилась к выяснению вопросов: благо или зло принесет Маргарите потенциальный брак с королем, добровольно ли она согласилась на этот союз или ее вовлекли обманом, а то и принуждением, и не пора ли вмешаться, чтобы помочь? Так и не придя к определенным выводам, дамы потребовали, чтобы крестная немедленно отправила их во дворец – ей ведь такое дело не впервой и даже в охотку.

– Девочки, с этим будут некоторые проблемы, – сдержанно ответила фея, не давая никаких определенных обещаний.

– Крестная, ну пожалуйста, помогите нам! – принялась упрашивать Жанна. – Вспомните Золушку! Ведь тогда вам прекрасно все удалось! Нужно только сделать нам платья и карету… Платья можно сотворить из того, что на нас надето, а для карет мы привезли замечательные тыквы…

– Дорогие мои, тыквы, платья и все прочее действительно сотворить несложно. Сложнее с другим – король Мерлин завел такой обычай, что дам не принимают в его замке, если они явились без сопровождения кавалеров. Как, впрочем, и кавалеров без сопровождения дам. Король полагает, что, если при его дворе все парами, это укрепляет общественную нравственность – никто не станет посягать на чужих возлюбленных, имея под боком своего. Утверждение, прямо скажем, весьма спорное, но… Где нам взять сразу трех благородных кавалеров, чтобы они сопровождали вас ко двору?

– М-да, девочки, случай тяжелый! Вот они, издержки эмансипации, – вздохнула Жанна. – Мы все что угодно можем сделать сами, но быть принятыми к королевскому двору без самых завалящих мужичков все равно неспособны! По протоколу не положено!

– Спокойно! Без паники! Безвыходных положений не бывает, – перебила ее Анна, – Надо только все как следует обдумать. И мы найдем решение!

ГЛАВА 14

А Маргарита, ни сном ни духом не ведавшая о грозившей ей перемене участи (вот оно, очередное проявление неопытности молодой ведьмы – дамы, поднаторевшие в магии, легко предвидят ближайшее будущее, по крайней мере если не ленятся ежедневно практиковаться в этом вопросе), была приглашена на очередную аудиенцию к королю.

Для начала Мерлин счел нужным кое-что объяснить по поводу своей эксцентричной сестрицы. Ему нужно было сгладить невыгодное впечатление, произведенное Морганой.

– Сестричка моя чудесная женщина, – говорил он, – я искренне ее люблю и восхищаюсь ею. Но у нее есть склонность слишком остро реагировать на некоторые вещи… Наша мамочка всегда говорила, что такие привычки выработались у нее из-за вечного соперничества со старшим братом, то есть со мной. Хотя некоторые объясняют это злобностью характера. Это несправедливо, хотя, конечно, надо признать, сестра – дама своенравная, у нее есть некоторая тяга оказывать психологическое давление на окружающих. Но вы, леди, кажетесь мне особой с сильной волей, правда, до сих пор она еще не проявилась по-настоящему. Так что я приношу свои извинения за эксцентричную выходку сестры и смею питать надежду, что в дальнейшем вы просто не станете обращать внимание на штучки Морганы.

После этого объяснения, которое можно было посчитать королевским извинением, разговор принял самый непринужденный характер – Мерлин доказывал, что он отнюдь не такой уж ретроград и консерватор, каким хочет представить его дражайшая сестрица Моргана.

– Я вообще очень чутко отношусь ко всему новому, – хвалился Мерлин. – К примеру сказать, я допустил распространение в моем королевстве картофеля, подсолнечника и томатов, это вполне практичные культуры. Хотя не все, что завоеватели вывезли некогда с американского материка, можно одобрить. Кофе, табак и сифилис у нас не распространены, так как совершенно не полезны для здоровья. Но вот картофель – это замечательная новинка.

– Ну что вы, ваше величество, какая же это новинка! – осмелилась возразить Маргарита. – У нас в России картофель распространял еще Петр Первый.

– Петр Первый? Ах да, я наслышан о деяниях этого монарха, хотя литература о нем в моем королевстве под запретом. Дурные примеры заразительны, а я не желаю, чтобы мои подданные тут тоже принялись рубить окна туда и сюда, кому куда заблагорассудится. К слову сказать, Петр не намного старше меня, всего на несколько лет. Просто его рано венчали на царство. Я в те времена был ребенком и еще очень долго после воцарения Петра считался всего лишь кронпринцем… Но вот к мысли о необходимости распространения картофеля в своих землях мы с Петром пришли практически одновременно. М-да, Петр, Петр… Я уверен, что, если бы он придерживался заветов старины и соблюдал традиции предков, для России это пошло бы только на пользу.

Тогда и Россия могла бы превратиться в некий Камелот, автономно существующий в лесной глуши по средневековым законам, подумала Маргарита, не решившись высказаться вслух. С королями вовсе незачем делиться всем тем, что придет в голову…

– Я тут как раз задумался о необходимости некоторых перемен в жизни, – заявил между тем король. – Старый замок давно пора чуточку оживить. Полагаю, мне, королевскому замку и всему королевству необходимо благотворное влияние женщины. Нам всем нужна королева! Да и о продолжении рода пора позаботиться. Кстати, я назначил нашу свадьбу на день летнего солнцестояния. Конечно, это самая короткая ночь в году, что для брачной ночи, может быть, и обидно, но позже у моих подданных будет слишком много дел: уборка урожая и все такое… А я планирую устроить в городе по поводу своего бракосочетания массовые трехдневные гуляния с маскарадом и ярмаркой. Надо же чем-то порадовать низшее сословие! Собственными интересами всегда приходится жертвовать!

29
{"b":"12195","o":1}