ЛитМир - Электронная Библиотека

Три грации, прекрасно знавшие друг друга уже не первый год (если не сказать – не первый десяток лет), с удивлением осматривали преобразившиеся лица подруг. Собственными силами им никогда не удавалось достичь подобного эффекта, даже задействовав самые мощные чары личины.

Увы, увы… Ведьмовство продлевает жизнь, но не молодость. Просто очень долго остаешься старой ведьмой. А маскировка под красавицу – дело ненадежное, чары могут разрушиться в самый неподходящий момент. Сколько было разбито сердец в то роковое мгновение, когда утром, после ночи безумной любви, прекрасный юноша, рассчитывавший проснуться в одной постели с обворожительной феей, оказывался рядом со старой ведьмой!

Фея-крестная по крайней мере давала гарантию на свою работу до полуночи… Хотя ей следовало бы поработать над собственным волшебством, чтобы продлить его действие хотя бы до трех часов ночи. Ведь в полночь настоящая жизнь порой только начинается. И все же в таланте косметолога, стилиста и визажиста старой карге крестной не откажешь!

– А неплохо было бы открыть салон красоты в Москве, чтобы крестная могла заняться бизнесом. Думаю, отбоя от клиенток не будет, даже если неземная красота продлится всего восемь часов. У людей разные обстоятельства бывают. Кому-то и восемь часов в самый раз для решения личных вопросов, – заметила Зоя, катая во рту мятный леденец. (При ее нынешней неземной красоте, может статься, кто-нибудь из благородных рыцарей захочет сорвать с уст красотки поцелуй – никогда ведь не знаешь, где тебе повезет, – так что дыхание должно быть свежим и благоухающим, и как же тут без леденца…)

– А чем это ты причмокиваешь? – поинтересовалась Жанна, игнорируя суть только что прозвучавшего коммерческого предложения.

– Леденец сосу. Хочешь?

– Это очень вредно для зубов.

– У меня, знаешь ли, своих зубов осталось не так уж много. А те, что остались, повидали в своей жизни такое, что какой-то жалкий леденец им нипочем, – беззаботно отмахнулась Зоя.

Старый розарий был местом, чертовски подходящим для любовного свидания. Но встреча пришедших сюда рыцаря и дамы была скорее деловой.

– Вы заинтриговали меня, достопочтенная леди, – заявил Гарольд, разыскав Маргариту среди куртин с розами. – Что у вас за секрет, о котором нельзя говорить в замке?

– Сэр Гарольд, его величество король Мерлин сделал мне предложение. Я имею в виду предложение руки и сердца. Форма этого предложения мне не понравилась, но суть от этого не меняется.

– О, мои поздравления, леди. Думаю, множество женщин сейчас завидуют вам и мечтают оказаться на вашем месте.

– Спасибо, но меня это не так уж радует, тем более что моим мнением по поводу предстоящей свадьбы жених не счел нужным поинтересоваться. Не представляю, чем я тут буду заниматься в качестве королевы.

– О, у королев бывает множество разнообразных занятий: гулять в саду, устраивать приемы и обеды, танцевать на балах, играть на лютне, ткать гобелены и, главное, заботиться о продолжении рода.

– Да, королевам скучать не приходится. Но я, увы, совершенно не готова к такой роли.

– А как же власть, достопочтенная леди? Никогда не пренебрегайте плохо лежащей властью – вот закон любого королевства!

Маргарите показалось, что сэр Гарольд говорит серьезно, но в невинных голубых глазах рыцаря заплясали чертики – видимо, этот провокационный разговор представлял из себя именно то, что в мире Маргариты принято называть проверкой на паршивость.

– Власть, сэр Гарольд, интересует меня в самую последнюю очередь. Тем более власть в Камелоте. Поэтому я намерена покинуть королевство гостеприимного Мерлина, более того, покинуть тайно, во избежание ненужных проблем. Надеюсь, я могу рассчитывать на вашу помощь?

– Я к вашим услугам! Располагайте мной, леди! Желание дамы – закон для ее рыцаря. Прекрасно понимаю, что перспектива посвятить всю жизнь нелюбимому человеку, гобеленам и лютне вряд ли придется по вкусу такой женщине, как вы. Я уважаю ваше стремление к свободе и готов сопровождать и защищать вас в ваших странствиях.

Нет, что ни говори, а в рыцарственных мужчинах есть что-то привлекательное. Вряд ли дома, в Москве, ей удалось бы услышать нечто хотя бы в малой степени похожее на ответ сэра Гарольда из уст какого-нибудь москвича. Маргарите тут же вспомнился ее бывший муж, который во всех сложных ситуациях полагал, что самое лучшее – это, фигурально выражаясь, спустить с жены шкурку и вывернуть наизнанку… Но все же благородством юного рыцаря злоупотреблять не стоило.

– Сэр Гарольд, я вовсе не желаю подобных жертв с вашей стороны. Вы ведь прибыли в замок короля Мерлина с целью продвижения на придворной службе. Мне не хотелось бы заставлять вас рушить собственные планы и скитаться вместе со мной по неведомым мирам. Я отправляюсь туда, неведомо куда, в самом прямом смысле – неведомо. Это чревато опасностями и непредсказуемыми поворотами. Я просто хотела вас просить прикрыть меня в момент отступления, если вы понимаете, что я имею в виду.

– Леди, служить Прекрасной Даме – это высшее предназначение рыцаря. И как мужчина и благородный человек я не могу оставить даму на пути, чреватом опасностями и непредсказуемыми поворотами, если и вы понимаете, что я имею в виду. Надеюсь, вы не захотите нанести мне горькую обиду, отвергнув мою помощь.

Вот это да! Рыцари все-таки удивительные люди…

– Ну что ж, мой рыцарь, тогда вперед к новым поворотам и приключениям! Сэр Венделл обещал подобрать мир, подходящий для бегства. Надеюсь, нам понравится там больше, чем в Камелоте.

– А вы не хотите вернуться в свой мир? – с надеждой спросил Гарольд. – Я бы с удовольствием сопровождал вас и побывал в вашей таинственной и легендарной Москве. Про нее рассказывают такие чудеса, что не знаешь даже, можно ли этому верить. Говорят, там по улицам городов носятся огнеглазые чудовища, а люди по собственной воле залезают им в брюхо и вылезают из него…

– Это, наверное, автомобили… Не чудовища, а всего лишь повозки, техника.

– Но уж конечно, тут не обошлось без магии. Ходят слухи, что вы, милостивая госпожа, служите в библиотеке, которая не повинуется обычным законам времени и пространства… Библиотечные полки, сгибающиеся под тяжестью тысяч томов, простираются прямо в бесконечность, уходя куда-то за линию горизонта, и плутать среди них можно целыми днями; я даже слышал, что в глубинах этого лабиринта скитается племя библиотекарей, заблудившихся в поисках заказанных читателями книг и вконец одичавших. И там бесследно исчезают люди и предметы, становясь жертвами неведомых сил.

– Ну да, а библиотечное пространство – это разумная черная дыра, которая умеет читать, – фыркнула Маргарита, прежде чем успела задуматься: что, собственно, может быть известно рыцарю из застрявшего в Средневековье королевства о черных дырах или белых пятнах? – Эти слухи несколько преувеличены. Правда, мне однажды довелось столкнуться с библиотечным привидением, но это был вполне благовоспитанный господин, при жизни отдававший много сил просвещению… Бывая по делам в книжном хранилище и погружаясь в бескрайние библиотечные дебри, сотрудники даже не оставляют мелом пометки на полках по пути следования, чтобы выйти по ним обратно, – это и так удается блестяще. Интеллектуальное пространство не бывает враждебным.

– Но сколь много чудных открытий можно совершить в подобных местах! – зачарованно воскликнул Гарольд. – А еще, леди, ходят слухи, что в вашем мире у всех имеются волшебные ящики с окошком, в котором показывают всякие представления…

– Да, имеются, – согласилась Маргарита. Не объяснять же этому парню, что такое телевизор, она и сама не до конца понимала, как устроена тонкая электроника.

– Как бы я хотел увидеть это своими глазами! – мечтательно произнес Гарольд.

– Ну путешествие в наш мир я, наверное, смогу вам когда-нибудь устроить. Только проблема в том, что в данный момент мне еще нельзя туда вернуться. Придется временно довольствоваться другим миром, который подберет лорд библиотекарь.

31
{"b":"12195","o":1}