ЛитМир - Электронная Библиотека

ГЛАВА 15

На мосту поблизости от королевского замка карету с ведьмами и ослами, о, миль пардон, дамами и господами, остановила стража.

– Добрый вечер, ваши светлости! – добродушно поприветствовал проезжающих усатый капрал в стальном шлеме. – Куда следуете?

– С визитом к его величеству королю Мерлину, – небрежно бросила Жанна, полагавшая, что после такого заявления капралу ничего не останется, кроме как отдать честь и с почетом препроводить гостей короля дальше.

Но капрал, напротив, необыкновенно заинтересовался компанией важных господ.

– А вы ничего запретного не везете, господа? Взрывчатку, или табак, или дурманящие травы, или еще что? Ничего подобного у вас нет?

– Нет, ничего такого у нас нет!

– Да? Ну раз так, может, приобрести желаете? – Голос капрала перешел на конспиративный шепот.

Анна получила долгожданную возможность прочитать лекцию о необходимости более внимательного отношения к своему долгу и поучить камелотскую стражу честности и добросовестности.

Учить кого-либо чему-либо было для Анны не только привычкой, но и насущной потребностью, а здесь развернуться оказалось особо негде, поэтому нельзя было упускать подвернувшийся случай.

Жанна, позевывая, принялась озираться, осматривая пейзаж, и вдруг буквально подпрыгнула в карете, едва не стукнувшись о потолок.

– О, это же тот самый мост!

– Какой это «тот самый»? – поинтересовалась Зоя, засунув еще один леденец за щеку.

– Ну тот, тот! Разве я тебе не рассказывала? Здесь мы когда-то встретились с сэром Триамондом. Это была любовь с первого взгляда. Он мне сказал тогда, что я прекраснее всех… О-о! Этот миг навсегда останется в моем сердце! Вот-вот, у этих перил мы с ним целовались.

– Странно, что на них еще не прикрепили мемориальную доску, – фыркнула Зоя, выходя из кареты, чтобы размять ноги.

Но Жанна словно бы и не услышала ее скептических замечаний.

– Я уверена, что Триамонд тоже никогда не забудет нашей волшебной встречи! Если кому-нибудь интересно слушать мою грустную повесть, то вся моя жизнь после этого…

– Смотри, какой красавец, – показала Зоя на рыцаря, ожидавшего с противоположной стороны моста, когда стражники пропустят громоздкую карету и освободят проезд.

Рыцарь в этот момент как раз спешился при помощи оруженосца и направился к стражникам, чтобы поторопить их.

Зоя рассматривала его совершенно беззастенчиво, комментируя увиденное для Жанны (Анна была слишком занята).

– Шпоры, кольчуга, стальные латы… Согласись, есть нечто привлекательное в мужчине, который позвякивает при ходьбе.

Рыцарь услышал ее слова и одарил восторженную даму горячим взглядом из-под поднятого забрала.

Жанна вдруг затряслась.

– Это он, он! Любовь всей моей жизни! Сэр Триамонд собственной персоной… Мм, обожаю! – И кинулась к рыцарю со словами: – Триамонд, милый мой Триамонд! Узнаешь ли ты меня, любимый?

Триамонд, с трудом оторвав взгляд от Зои (да, чары в этот раз удались старушке фее на славу!), равнодушно скользнул глазами по ее спутнице.

– Простите, леди, не имею чести! Вы, видимо, обознались! Я мог бы уделить вам немного времени, но вот в данный момент, увы, занят! Меня призывает иной сердечный интерес!

Жанна, вспыхнув, отошла в сторону и прошептала:

– Не узнает! Забыл! Боги, он забыл меня!

Жанна единственная из трех ведьм казалась красавицей и до нынешнего волшебного преображения, поэтому нельзя сказать, что быстродействующие чары феи-крестной изменили ее до полной неузнаваемости. Она была похожа на себя прежнюю, но еще лучше и свежее. Поэтому равнодушие Триамонда Жанна посчитала непростительным.

А рыцарь тем временем обратился к Зое, давно отвыкшей от восторженного обожания (ей-то обычно приходилось брать мужчин измором), со словами:

– Леди, верите ли вы в любовь с первого взгляда? Верите ли вы в нее так, как верю в нее я? Я никогда не встречал никого прекраснее вас, и меня охватил мгновенный пожар чувств…

– Ах, те же самые слова, что он говорил мне! Мои слова! Какой негодяй! – закричала Жанна.

Зоя была не склонна разделять благородное негодование подруги.

– Пожалуй, повадки у этого человека немного диковатые, во всяком случае не подобающие настоящему джентльмену, но при этом он, похоже, знает толк в женщинах и не бросается с комплиментами к первой встречной.

Если Зоя собиралась утешить подругу, то подбор аргументов, увы, был произведен неудачно. Жанна после этого совершенно разъярилась.

– Так ты повторяешь это всем женщинам, мерзавец! – закричала она, бросаясь к рыцарю…

Последующие события развивались с ошеломляющей быстротой. Рыцарь был поднят неведомой силой в воздух, закружился в вихре, рухнул вниз, и в следующую минуту московские ведьмы, перегнувшись через перила, уже рассматривали круги на реке, разошедшиеся от упавшего в воду громоздкого тела.

– Как ты думаешь, Жанночка, рыцари умеют плавать? – задумчиво спросила Зоя. – Я имею в виду, плавать во всем том железе, которое на них накручено? Жаль его, такой хорошенький и такой пылкий! Вдруг утонет?

По реке плывет топор
Прямо к Камелоту…
Ну и пусть себе плывет,
Словно в банке шпрота, —

сымпровизировала Жанна.

Особой изысканностью ее экспромт в стиле «рашен кантри» не отличался, но сама она была вполне довольна.

– Ведьма! – заметила Зоя, впрочем, без особой злобы.

– От ведьмы слышу! – так же спокойно парировала жертва мужского коварства.

– Тревога! Человек в реке! – закричали стражники, мгновенно притащив откуда-то багры, веревки и приступая к операции спасения. Похоже, функции спасения на водах входили в их обязанности одновременно с охраной моста и досмотром проезжающих.

Один из них уже нырнул в воду, скинув собственную амуницию, и подцепил утопающего крюком багра за доспехи. Остальные налегли на перила, вытягивая веревками и своего отважного товарища, и несчастного рыцаря. Да, на этот раз погибнуть в волнах реки Триамонду было не суждено.

– Ну что за жизнь! И в этом волшебном мире романтики уже не осталось! Я как раз переживала момент чудесных ностальгических воспоминаний, а этот хмырь все осквернил, – пожаловалась Жанна.

Хмырь при помощи стражников как раз выползал из реки, отплевываясь речной водой и тиной.

– М-да, как говорится, в одну реку нельзя войти дважды, – сказала Зоя подруге, собираясь утешить ее этой избитой философской сентенцией.

– Ты полагаешь, что я не смогу скинуть Триамонда в эту реку еще разок при случае? – деловито поинтересовалась Жанна. – Да легко, как нечего делать!

А в замке короля Мерлина прямо у него под носом зрел настоящий заговор.

Моргана вновь подкараулила пришлую фею, чтобы осыпать ее угрозами и вынудить удалиться в отдаленные миры. Правда, на этот раз она не рискнула врываться в покои Маргариты (кажется, у московской феи с Мерлином дела принимали серьезный оборот, и нарываться на гнев брата Моргана опасалась), но не высказать все то, что было у нее на душе, она не могла. Пентакль на груди Маргариты полыхал жарким пламенем, показывая, что исходящая от Морганы угроза серьезна как никогда.

Отведя душу в использовании ряда грубых выражений, Моргана заявила:

– Ты просто вынуждаешь меня переходить к активным действиям! Я бы превратила тебя в жабу прямо сейчас, дерзкая ослушница, но боюсь, мой полоумный братец сразу же тебя расколдует. Поэтому придется измыслить более изощренный путь мести, и не надейся, что сможешь ее избежать.

– Что, яд подсыплете? – полюбопытствовала Маргарита и на всякий случай тихо-тихо прошептала: «Со мной сила Бальдра!» – активируя работу кольца.

– Яд – это вульгарно, – небрежно бросила Моргана. – Такое примитивное, лобовое умерщвление противника не считают у нас хорошим тоном. У меня есть свои, изысканные методы. Сейчас увидишь, что я сделаю!

32
{"b":"12195","o":1}