ЛитМир - Электронная Библиотека

Услышав про бороду, Маргарита нечаянно представила перед собой Льва Николаевича Толстого в пору рассвета его литературной славы, и Гарольд тут же закричал:

– Да вы что? Это никуда не годится! Это же просто ужас.

На лице беорита, превратившемся в смуглую и нахальную физиономию какого-то латинского мачо, повисла длинная седая борода, спускавшаяся чуть ли не до колен.

– Я имел в виду короткую, маленькую бородку, – объяснил Гарольд. – Под цвет волос.

Беорф молчал, со стоическим спокойствием перенося все эксперименты над собой.

Маргарита исправилась, изничтожив бородищу а-ля Лев Толстой и задействовав бородку а-ля Игорь Тальков… Теперь следовало еще поработать с руками «объекта», исправив форму кисти и пальцев, и придать фигуре беорита гибкость. Может, на его фигуру никто и внимания не обратит, но Маргарита любила делать работу как следует.

В конце концов из Беорфа получился вполне приличный варвар, то есть рыцарь средневеково-европейского образца. Главное, что удалось Маргоше, так это придать необыкновенное изящество облику беорита и изничтожить все медвежачье, что проявлялось в его внешности и манерах.

Оставалось лишь надеяться, что ее чары продержатся до тех пор, пока Беорф не окажется в безопасности, там, где его внешность не будет иметь никакого значения.

– Ну нам пора, – сказала Маргоша преобразившемуся Беорфу и Гарольду. – Если кто-нибудь из вас, господа, передумал, я не неволю, переход в другой мир – дело добровольное. Но если вы по-прежнему намерены сопровождать меня, дайте ваши руки и… делаем шаг внутрь круга. Я буду читать заклинание.

При первых же стихотворных строках окружающий мир как будто исчез. Маргарита почувствовала сильное сопротивление воздуха, словно ее тащили куда-то со страшной скоростью. Ей еще не доводилось испытывать подобных ощущений, переход из Москвы в Камелот был намного проще. А здесь магия безумным вихрем врывалась в жизнь, перенося трех людей, словно три песчинки, за грань иного пространства…

Вопреки опасениям Жанны, преображение ее подружек, утративших в полночь роскошную внешность, ненадолго подаренную феей-крестной, не сопровождалось особыми эксцессами, хотя обе дамы в роковой момент наступления полуночи оказались с кавалерами.

Рыцарь Анны от неожиданности всего лишь потерял сознание, дав ей возможность без проблем скрыться и даже подпустить чар забвения (зачем ему, очнувшись, вспоминать об этом прискорбном инциденте?), а рыцарь Зои успел погрузиться в крепкий сон еще до полуночи, а после пробуждения горько сетовал, что его красавица от него сбежала (но при этом не оставлял надежд когда-нибудь ее разыскать). Так что можно считать, все обошлось.

Встретившись на рассвете, три ведьмы устроили экстренное совещание.

– Стражники сказали, что недавно два рыцаря и дама, похожая на Маргариту, покинули замок, – объявила Жанна. – Горынская сбежала у нас из-под носа. И поскольку она была с кавалерами, я подозреваю, что она не собирается возвращаться в Москву – не потащила бы она с собой компанию чужаков… А в Камелоте бежать особо некуда: все королевство составляет двадцать квадратных километров и каждый человек на виду. Как бы эта вертихвостка не намылилась куда-то еще, я имею в виду иные миры, порталами связанные с Камелотом.

Жанна, несмотря на всю свою озабоченность проблемами Маргариты, успела подобрать где-то кота, и теперь он, с комфортом сидя у нее на плече и помахивая хвостом, рассматривал двух других ведьм хитрыми глазами.

Если Зоя нашла в себе силы сосредоточиться под этим удивительно проницательным взглядом и все же вслушивалась в слова Жанны, то Анна не замечала ничего, кроме нахальной кошачьей морды. Заговорили они одновременно:

– Она что, с ума сошла? – поинтересовалась Зоя, имея в виду ненормальную Горынскую. – Ты ведь не думаешь, что мы тоже будем мотаться по всем окрестным мирам, разыскивая эту дурочку? Я лично не согласна! Проведу в этом богом забытом королевстве еще пару дней – и в Москву!

– Откуда ты взяла эту мерзкую тварь? – буркнула Анна, так и не сводившая глаз с кота.

Жанна, отвечая, попыталась удовлетворить любопытство каждой из подруг.

– Сошла ли Горынская с ума, я не знаю, но этим стоило бы поинтересоваться – сумасшедшая колдунья с всесильным кольцом Бальдра на руке представляет собой опасность. Однако я не склонна заранее предполагать худшее, все мы порой совершаем нелогичные поступки, и Маргарита ничем не отличается тут от нас с вами. Когда-то и я была такой – по-настоящему молодой, неопытной, талантливой и нетерпеливой, короче говоря, настоящей занозой в заднице у матерых ведьм… Поэтому я прекрасно понимаю, а вернее, чувствую настроения Горынской. Она со своими кавалерами вышла из замка пешком, значит, у нас есть шанс ее догнать, пока они далеко не ушли и тем более не успели покинуть этот мир. Только надо перестать молоть языками и немедленно вылететь вслед этой троице. Котика мы берем с собой, он мне очень дорог. Я его полюбила!

– Нет, здесь с ума сошла не только Горынская, но и кое-кто еще! – не выдержала Анна. – Ты его полюбила? Но он ведь кот! Ты не имеешь права брать с собой всяких приблудных котов! Не собираюсь я никуда лететь ни с каким котом!

– Во-первых, тебе с ним лететь никто и не предлагает, – отрезала Жанна, – это мой личный кот. А во-вторых… ведьмам полагается любить котов!

– Может, и полагается, но не таких, как этот!

– Чем он тебе не угодил? По-моему, он просто душка!

– А по-моему, он оборотень! – стояла на своем Анна. – Я знаю таких, кто любит прикидываться котом или кроликом и бродить там, где его в ином обличье не примут.

– А по-моему, если ваша дурацкая дискуссия по кошачьему вопросу продлится еще немного, Горынскую мы уже не догоним, – влезла Зоя. – Анна, я тебе просто удивляюсь. Всякий раз, как мы занимаемся важными делами, у тебя проявляется заметная склонность к занудству. Для педагога это не лучшее качество.

Три ведьмы вышли на открытую площадку во дворе замка и взмыли ввысь. Жанна бережно поддерживала своего кота, который, казалось, не очень-то и боялся летать.

Сеял мелкий, но упористый дождичек, делавший движение в воздухе не слишком приятным. Зато с высоты птичьего полета окрестности замка были видны как на ладони.

Три маленькие темные фигурки, бредущие вдалеке по старой заброшенной дороге, судя по всему, направлялись к горам. Странно, ведь предгорье считалось одним из самых безлюдных мест в королевстве – здесь было не принято ходить в горы… Что же там понадобилось московской гостье?

Развернувшись в воздухе, три ведьмы устремились в сторону Заячьих Ушей.

Стражники у ворот вновь растерянно переглянулись. Что за утро такое выдалось – то пешим ходом бегают, то по воздуху летают, и все тройками, тройками. Во что королевский замок превратили, чужеземцы окаянные? Дикие люди! Чистые ведьмы!

Ладно, у стражников дело маленькое – стоять на воротах. Приказа задерживать гостей в замке, не дозволяя им пешим или воздушным путем покинуть место обитания короля, от его величества не поступало. Так что пусть все катятся восвояси, хоть кубарем по дорожке, стража будет стоять, где стоит!

Анна, Зоя и Жанна почти настигли сбежавшую Горынскую. Но она, превратив одного из своих спутников – неуклюжего увальня – в стройного красавца, схватила мужчин за руки, шагнула в центр круга, обозначенного высокими, вертикально поставленными камнями, и бесследно исчезла.

– Вот вам! В другой мир она, дура несчастная, поперлась, – не сдержалась Зоя, делая круг над камнями. – Я ведь говорила… Но я за ней туда не полезу! Я лишних проблем не ищу!

– Да подожди ты тарахтеть, – перебила ее Анна, еще не простившая упреков в занудстве. – Тут подумать надо! Не снижайтесь на всякий случай и держитесь подальше от камней, я чувствую, что врата еще не затворились – оттуда идет поток энергии.

– А, на стыке миров всегда сквозит, – отмахнулась Зоя. – Даже возле оконной рамы сквозняки гуляют, а тут – врата! Может быть, мы на пороге тех самых приключений, о которых так много говорят. Здесь, в иных мирах, приключений, к несчастью, долго ждать не приходится. Можете подумать и об этом!

40
{"b":"12195","o":1}