ЛитМир - Электронная Библиотека

Толпа поднялась и кинулась бежать куда-то, словно людей в миг подхватило ветром.

Спутники Маргариты поглядывали на нее как-то странно.

– Вам уже доводилось бывать в этом мире, леди? – спросил наконец Гарольд. – Мне казалось, вы здесь впервые, но горожане вас узнали…

– Они спутали меня с кем-то, – отозвалась Маргоша. – Я никогда прежде не была ни в Арконе, ни вообще в иных мирах, кроме своего собственного.

Возражать ни Гарольд, ни Беорф не стали, но, похоже, на слово ей не больно-то поверили.

А три лебедя, тем временем, как в сказках, ударились о мать сыру землю и обернулись тремя тетками из магических кругов Москвы – проще говоря, ведьмами, хорошо знакомыми Маргарите по шабашам на Лысой горе.

Сборища коллег на загородных пикниках, именуемых шабашами, этакие клановые вечеринки колдовского цеха, были не самым любимым развлечением Маргоши, но все же ей доводилось порой там бывать – старинные традиции маги и чародеи обязаны чтить. И три назойливые особы из колдовской тусовки, страдающие болезненным любопытством к чужим делам, были ей очень даже хорошо знакомы.

Знакомым показалось также и лицо сопровождавшего их рыцаря (рыцарем обернулся котик, прибывший вместе с птицами)… Вероятно, он попадался на глаза Маргоше где-то в Камелоте, в королевском замке. Впрочем, его обращению из кота в человека порадовались не все дамы – две из них явно проявили признаки удивления и даже немного пошушукались друг с другом.

– Дамы, откуда вы? Вот уж кого не ожидала увидеть в своих странствиях по мирам, так это московских знакомых.

Может быть, слова Маргариты прозвучали и не совсем любезно… Но ведь странники уже покинули замок Мерлина, и о строгом придворном этикете можно забыть. Тем более сами обстоятельства способствовали некоторой вольности манер.

– Не будь к нам слишком сурова, голубушка, – отозвалась Жанна. – Твое колечко оказалось именно тем пропуском, какой и требовался, чтобы мы попали сюда вовремя и осуществили миссию молниеносного спасения. Со стороны все выглядело так забавно, что мы просто не могли не принять участия в твоей игре. Персик, друг мой, как ты перенес полет? Тебя не укачало?

Рыцарь, прибывший в Аркону в обличье кота, воспринимал тот факт, что с ним продолжают обращаться как с котом, вполне спокойно. Куртуазные рыцарские нравы являют собой полную загадку.

Московских дам волновали гораздо более приземленные вещи:

– Я надеюсь, тебя как самозваную царевну, а заодно и нас, низкородных, препроводят наконец в город, ко двору здешнего правителя, и он как порядочный человек пригласит гостей к столу? – высказалась Зоя, вознамерившись подтолкнуть Маргошу к решительным действиям. – Я бы не отказалась перекусить. Мы вылетели следом за тобой на рассвете, даже не позавтракав. Буквально маковой росинки во рту не было. Может, мы сами двинемся к городу, господа? Ускорим события? Если Магомет не идет к горе, и все такое…

Маргарита обвела глазами свою разросшуюся свиту.

Восхитительно. Ищешь уединения в далеких мирах, а оказываешься в результате во главе процессии, подумала она, но не рискнула произнести это вслух, чтобы окончательно не прослыть мегерой.

Ее беспокоило еще одно неприятное ощущение – словно кто-то сверлит затылок недоброжелательным взглядом.

Может быть, дело было в утечке магической энергии, что случалось на стыке миров, а может быть… Неприятно об этом думать, но не исключено, что какой-нибудь чародей установил астральный канал связи и наблюдает за ее действиями. Причем внимание это носит явно недоброжелательный оттенок, иначе не бежали бы по спине мурашки от этого невидимого взгляда.

Надо бы поскорее удалиться от дольмена, связующего миры. Чем дальше, тем лучше – сложнее будет присматривать за Маргаритой тому, кто этим балуется.

Крепостная стена Арконы, сложенная из белого камня и украшенная огромными коваными воротами, была видна вдалеке над морем. Хотя понятие «вдалеке» для относительно небольшого острова представлялось весьма условным: от каменного дольмена, служившего вратами в иной мир, до городских врат было меньше километра, и в прозрачном, светлом воздухе открывавшуюся городскую панораму можно было рассмотреть в самых мелких деталях.

Зрелище, надо сказать, было красивым, ярким и сказочным, но без той сусальности, которая, к примеру, культивировалась в Камелоте несколькими поколениями Мерлинов, обладавших своеобразным вкусом…

Пришельцы двинулись к городской стене попарно, как группа детсадовцев на прогулке. Возглавляла шествие Маргарита, руку которой по праву телохранителя предложил Гарольд, следом за ними выступала гордая Зоя, успевшая вцепиться в беорита, потом – Жанна рядом с рыцарем-котом, и в хвосте процессии – надутая Анна, которой не хватило кавалера.

Они не успели пройти и полпути к городу, как городские ворота распахнулись и оттуда на полном ходу вылетели четыре колесницы, каждая из которых была запряжена тройкой прекрасных лошадей (в современной Москве такие лошадки большая редкость; впрочем, там теперь любые лошадки редкость). За колесницами бежали толпы народа, но в руках людей вместо топоров оказались цветы и зеленые ветви. Даже издалека был слышен гул-видимо, люди громко кричали, и множество голосов сливались в невнятную звуковую волну, долетавшую до ушей пришельцев.

– Они что, решили вернуться и завершить планируемую экзекуцию? – поинтересовалась Анна, выбегая из задних рядов вперед. – Может быть, нам всем обернуться птицами и улететь восвояси?

– Во-первых, не все из нас умеют обращаться в птиц, а тем более летать, – отозвался Гарольд. – А во-вторых, люди идут сюда с цветами, а не с оружием… Может быть, вы полагаете, что они решили возложить цветочки на нашу могилу?

– Как знать, – зловеще бросила Анна.

Между тем сильные кони мигом донесли колесницы к пришельцам. Из первой повозки вышел седобородый старец в красных одеждах и отвесил Маргарите поклон.

– Мир тебе, прекрасная Лебедь! Счастлив приветствовать тебя и твою свиту в наших пределах. Милости просим в Аркону, великая чародейка! Мы готовы предоставить эскорт, соответствующий твоему статусу. Тебя будут сопровождать самые отборные стражники Арконы, чтобы каждый видел, какая важная особа соизволила посетить наш город. Мы почтительнейше надеемся, что ты пришла не со злом и не станешь карать Аркону без всякой вины.

Судя по тому, что Маргоша явственно услышала в приветственной речи знатного горожанина слова «эскорт» и «статус», для древних славян не характерные, чары взаимопонимания необыкновенно активизировались. Невидимый переводчик заработал вовсю. Что ж, на такое приветствие надо бы чем-то и ответить.

– Благодарю вас за теплый прием! – сказала она тоном руководителя официальной делегации, прибывшей в чужую страну с миссией доброй воли. – Я и мои спутники с радостью посетим ваш город. Мы пришли с миром.

Маргариту и сопровождавших ее дам и господ рассадили в колесницах. Стражники в стальных шеломах окружили колесницы и занялись разгоном подтянувшейся толпы людей, которые пытались осыпать Маргариту цветами.

Сам вид арконских стражников заставлял задуматься – кого и от чего могут охранять и защищать такие головорезы? Неужели на город может напасть кто-нибудь, еще страшнее этих типов?

Оказавшись за крепостными стенами, в цитадели, Маргарита поразилась красоте города – кажется, именно такой стиль назывался на Руси «белокаменным». Ей тут же вспомнились пушкинские строки:

Все в том городе богаты,

Изоб нет, одни палаты…

Анна тоже в присущей ей просветительской манере пустилась в рассуждения, что этот фольклористичный город являет собой восхитительный пример исчезнувшей разновидности народного быта, впитавшего в себя традиции давно ушедших времен. Трудно было с ней не согласиться.

Но при этом пришельцам сразу бросилось в глаза, что все высокие постройки и свободные участки внутренних городских стен были увешаны льняными полотнищами с затейливыми призывами и рисунками, вышитыми гладью. На одном полотнище, украшенном портретом мужчины со светлой бородкой, можно было прочесть лозунг:

42
{"b":"12195","o":1}