ЛитМир - Электронная Библиотека

В любом случае эта особа несет угрозу порядку, благоденствию и твердости княжеской власти. Ситуация в княжестве становится критической… Хотелось бы предпринять какие-нибудь упреждающие меры (и лучше всего было бы утопить проклятую ведьму в нужнике), но вряд ли она это позволит.

Так что, исходя' из вышеизложенного, князю было бы желательно выслушать предложения советников и сподвижников.

Советники и сподвижники почесали в затылках и погрузились в задумчивость. Хорошенькое дельце – князь опять норовит снять с себя ответственность и ждет инициативы снизу. Инициатива – она всегда наказуема… Но князю-то что? Он стратег, а не тактик…

Положение осложнялось тем, что в Арконе из поколения в поколение передавалось древнее пророчество о том, что рано или поздно верховная правительница Царевна Лебедь вернется в свой город и вся власть вновь будет сосредоточена в ее руках. На базаре народ так и шептался: было, дескать, древнее пророчество, дед, дескать, рассказывал. Явится к нам Царевна Лебедь и принесет с собой Закон, Порядок и Справедливость, и не будет знать ничего, кроме Истины…

В окружении князя никто об этом не говорил, но и здесь не было человека, который бы не знал об этом… Ведь в каждом мифе есть доля правды. Некогда Царевна Лебедь явилась в Арконе и привела ее к невероятному процветанию. Разумеется, это случилось много веков назад. Но люди верили, что она явится вновь и опять все наладит. Надо было только ждать и готовиться.

Арконские князья считались лишь наместниками Лебеди, даже те, что правили в прежние времена и были умерщвлены во время бунта. А нынешние, самозваные, и вовсе перед Лебедью были практически никем, пустым местом… Если бы Лебедь сочла необходимым вернуться, княжеской власти пришел бы конец: у правительницы, скорее всего, были бы собственные взгляды на устройство арконской жизни.

Но ведь пророчества далеко не всегда сбываются! Почему надо им безусловно верить?

Однако, как бы то ни было, и князь, и правящая верхушка Арконы отчетливо ощущали, что их власть заколебалась и становится все более призрачной.

В конце концов предложения были высказаны следующие: глава Тайного приказа намеревался собрать секретную дружину из местных колдунов и волхвователей, дабы лишить ведьму магической силы и по возможности уничтожить. Дескать, нет человека – нет проблемы…

И князь, и воевода восприняли предложение скептически: действия арконских волхвов они совсем недавно наблюдали воочию. Но глава Тайного приказа клялся, что на этот раз подберет кандидатуры сам, согласно особым секретным спискам, составленным в его ведомстве, поэтому никаких неумех, обманщиков и бездарей к княжескому двору и близко не подпустят…

Воевода (как многие военные, мужчина вольных нравов и большой любитель женского пола) предложил более легкий и приятный способ – князю следует обольстить пришлую ведьму и жениться на ней, после чего полностью подчинить своей воле, что с влюбленной женщиной сделать не так уж сложно. Этот путь сулил, помимо всего прочего, определенные приятности для князя, так как ведьма была очень и очень недурна собой, просто красавица, хотя и рыжая…

Княжеский казначеи считал такой способ слишком неоднозначным (попробуй-ка поживи с настоящей ведьмой; нельзя же требовать от князя столь безграничного самопожертвования, он тоже живой человек!). Он предложил еще один выход – для видимости покориться ведьме, как бы признать ее власть и как бы предложить ей принять участие в управлении Арконой, чего она, вероятно, и жаждет. Обладание большой властью – это очень серьезно. Такой шанс введет в искушение даже святую, а казначей всерьез сомневался в святости пришлой особы.

Приобщить же ее к власти не столь и страшно, потому что при налаженной бюрократической машине найдется тысяча способов загрузить колдунью делами выше головы и при этом с милыми улыбками и совершеннейшим почтением волокитить все ее распоряжения и приказы, сведя к нулю практический смысл ее деятельности.

Рано или поздно все это ей надоест, она устанет и уберется туда, откуда пришла. Естественно, под огромным впечатлением от маленького, но гордого островного государства…

Теперь пришел черед призадуматься князю – какой из предложенных путей избрать. Почесывая места отлома рогов, он пришел к выводу, что, пожалуй, не помешает испробовать все три предложенных способа борьбы одновременно как взаимодополняющие. Никогда не знаешь, где именно повезет.

Итак, была разработана программа действий, состоявшая из трех альтернативных планов. Вариант «аз»: ввести ведьму в искушение властью и замучить этой властью до полной потери сил. Вариант «буки»: соблазнить ведьму горячей княжеской любовью, выдать замуж за Путяту и прижать к ногтю. Вариант «веди»: мобилизовать чародейские силы Арконы и наслать на ведьму неискоренимую порчу.

Заинтересованные лица тут же приступили к активным действиям по реализации намеченного…

ГЛАВА 24

Свободных комнат в трактире оказалось не так уж много – для всей пришлой компании хозяин смог выделить три спальни, и то лишь потому, что двое трусливых постояльцев сбежали, узнав, с кем им придется делить крышу, и оставленные ими комнаты быстро привели в порядок для вновь прибывших…

Жанна быстро заняла лучшую из спален, уведя с собой Персиваля, вполне довольного таким оборотом дела. Одну из двух оставшихся комнат пришлось предложить беориту и Гарольду (и надеяться при этом, что ночью они не возобновят свару и не пустят в ход мечи), а в самой неудобной разместились Маргарита, Анна и Зоя.

Гарольд пытался возражать, утверждая, что должен постоянно пребывать в непосредственной близости от охраняемой дамы, чтобы иметь возможность в случае чего оказать ей помощь.

Но идея Гарольда проводить ночь рядом с ней не показалась Маргоше столь уж замечательной. Она не так долго пробыла в Камелоте, чтобы успеть заразиться куртуазными правами. Хотя Жанна вон вывезла подобные настроения даже из суровой Москвы…

Однако Маргарита никогда не отличалась легкостью нрава и на заре взрослой жизни вообще полагала, что будет всегда любить только одного мужчину – своего мужа Игоря. Потом в ее жизни появился Роман. А теперь она, совершенно против собственной воли, нет-нет и бросала заинтересованный взгляд на красавца Гарольда. Ой, лучше об этом даже не думать, чтобы не давать искушению ни единого шанса, и устроиться на ночлег поближе к Анне и Зое – уж они-то известные ревнительницы чужой нравственности. Из двух зол пришлось выбирать меньшее.

Неформальным лидером своей группы Маргариту никто из московских дам не считал, полагая, что каждая из них могла бы справиться с подобным делом несравнимо лучше; свиту они изображали без всякого удовольствия и лишь в силу обстоятельств. И, оказавшись наедине, без посторонних, тут же дали понять Маргоше, что почести ей не но чипу.

Анна прочла небольшую лекцию о том, что начинающие ведьмы должны относиться к старшим и более опытным коллегам с почтением. Они все в свое время через это прошли, причем им с Зоей в молодые годы приходилось намного тяжелее, чем Маргоше теперь, ибо тогда приходилось сражаться с издержками тоталитарного сознания во всем, включая и психологию ведьм.

– Сама знаешь, какими в те времена были старые ведьмы, – говорила Анна. – Не то что мы. Сопротивлялись всему новому. Свое собственное мнение считали безапелляционным, а молодежь и в грош не ставили. Только и можно было от них услышать: «Вот в наше время!», «Вот в наше время!» Но я никогда им не грубила. Я просто была тверда… Стояла на своем. Я всегда умела стоять на своем. Это и значит быть настоящей ведьмой.

– Ведьмы бывают разного рода, – философски заметила Зоя, считая нужным вмешаться наконец в разговор.

– Настоящие ведьмы бывают только одного рода – нашего, – отрезала Анна. – Горынская, ты меня слушаешь? Повтори, что я сейчас сказала!

Подобный педагогический прием выработался у Анны за годы долгого школьного учительства и обычно давал неплохой эффект при воздействии па сознание двоечников и балбесов.

49
{"b":"12195","o":1}