ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я так и знал, что дело добром не кончится! – заголосил он. – Это все медвежьи штучки. Это Беорф! Мерзавец, он куда-то тайно ходил ночью – наверное, организовал похищение Маргариты, а теперь как ни в чем не бывало притворяется спящим!

Резко развернувшись, он кинулся обратно в спальню. Ведьмы, естественно, устремились за ним – ни одна ведьма не остановится перед такой мелочью, как без спроса ворваться в спальню к мужчинам. Подумаешь, тоже цацы, и в комнату к ним не войди! Что такого можно там увидеть, чего ведьмы в своей жизни еще не повидали?

Гарольд принялся злобно трясти спящего беорита.

– Просыпайся, подлец! Просыпайся и рассказывай, что ты тут устроил и где леди Маргарита? Говори, а то я за себя не ручаюсь!

Беорф долго был не в силах по-настоящему проснуться и прийти в себя. Но когда он наконец заговорил, то горячо отказался от какого бы то ни было участия в происшествии с Маргаритой.

– А куда ты таскался ночью? – орал обезумевший Гарольд, потрясая мечом перед лицом беорита. – Говори, а то наделаю из тебя медвежьих окороков!

– У меня были свои дела, – буркнул Беорф и одной рукой отодвинул от себя вооруженного соперника. Видимо, он был очень зол, потому что силы его удвоились, а на лице, несмотря на все чары личины, заиграл звериный оскал. Гарольд от богатырского удара отлетел через всю комнату и распластался в углу.

– О господи, сейчас они устроят свару и Беорф демаскируется, – всполошилась Зоя. – А внизу, во дворе, весь цвет арконских силовых ведомств топчется! Зачем нам такие свидетели?

Нервно вырвав из собственной прически пару волосков, она пошептала над ними несколько слов, и Беорф неподвижно застыл. Зоя использовала «связывающее заклятие», лишающее объект возможности двигаться.

– Пардон, господин Беорф, – на всякий случай извинилась она. – Но вам пока лучше побыть в обездвиженном состоянии, тем более вы под подозрением. Как только разберемся, куда делась Маргоша, я с вас чары сниму. Если вы ни при чем, конечно. А наш горячий друг не посмеет причинить вам вред, пока вы лишены способности сопротивляться. – Тут Зоя чрезвычайно строго и внушительно посмотрела на Гарольда, с трудом поднявшегося на ноги. – Не так ли? Он как-никак рыцарь. А настоящие рыцари не нападают на тех, кто не способен сопротивляться. Вообще-то у меня есть подозрение, что, если с Маргаритой что и случится, причастен к этому будет тот, кого здесь нет…

– Вы говорите загадками, – подал голос Гарольд.

– Да какие уж тут загадки? – фыркнула Жанна. – Зоя, ты говоришь о…

– Цыц, не распускай язык, – оборвала подругу Зоя. – Специально не называю имени, чтобы не приманивать лихо. Так тебе непременно надо ляпнуть лишнее!

– И все же, дамы, я не понимаю, о чем вы? – Гарольд все же настаивал, чтобы его любопытство было удовлетворено. – Вы знаете что-то, что неведомо мне?

– О, не сомневайтесь, юноша, мы знаем много-много такого, что неведомо вам! – гордо ответствовала Жанна. – В частности, мы знаем, что есть один могучий чародей, не будем называть имен, раз кое-кто на этом настаивает, который много дал бы за то, чтобы с нашей Лебедью случилась какая-нибудь беда. А мы, ее старшие коллеги, и последовали в это унылое путешествие, чтобы по возможности не допустить беды… Хотя это особо не обсуждалось, но подразумевалось.

– А почему этот ваш… невесть кто так невзлюбил Маргариту, что желает ей всяческих бед?

Жанна передернула плечами.

– Наверное, дело в гордости. Могучие чародеи не любят, когда женщины занимаются магией. Им, то есть женщинам, позволены лишь самые примитивные дела – вроде гаданий и любовных приворотов, да и то под прицелом недоброжелательной критики. Наверное, все просто понимают: когда женщины вопреки всему прорываются к вершинам магии, они могут устыдить мужчин своими способностями, целеустремленностью и прилежанием. Вот и нашей молодой коллеге уже не раз удалось поставить на место этого самовлюбленного чародея… Легко ли такое прощать?

Конечно, московские ведьмы знали, что суть интриги гораздо глубже, но для юноши из иного мира версия Жанны была вполне пригодной.

Странно, что Анна, обожавшая всем все объяснять, не принимала участия в разговоре. Видимо, погрузилась в собственные мысли.

ГЛАВА 25

Крут и Вышата в гордых позах людей, облеченных властью, стояли посреди двора, внушая окружающим почтительный трепет, но при этом растерянно переглядывались между собой, до конца не понимая всего происходящего.

Ведьма, судя но всему, исчезла! И ее свита не знает, где она и что с ней… Там у них, у этих пришлых, похоже, зреет большая свара, по ведьмы как не было, гак и нет.

Крут подумал было, что это не так и плохо, если ведьма куда-то отвалила. В добрый путь и скатертью дорожка, как говорится! Без нее куда как спокойнее…

Более мудрый в силу обстоятельств прожитой жизни Вышата, со своей стороны, размышлял о странных обстоятельствах, при которых ведьма покинула Аркону, бросив на произвол судьбы свою свиту. Что-то тут не так, как бы не затаилась где, с целью исподтишка нагадить побольше…

Они обсудили обстоятельства дела, и Крут, отчасти признав правоту Вышатиных сомнений, кликнул начальника городской стражи и распорядился поднять на ноги весь личный состав расквартированной в городе дружины, а если потребно – то и подкрепление вызвать, чтобы прочесать весь город в поисках пропавшей Царевны. В случае обнаружения обиды ей не чинить, словами не поносить и рукоприкладства не дозволять, а низко кланяться и почтеннейше просить воротиться. Ежели не пожелает – попытаться задержать разговорами и послать гонца к воеводе…

Начальник стражи чуть ли не бегом кинулся выполнять приказ.

Между тем Гарольд отмахивался от насевших на пего ведьм, обнаруживших в его лице прекрасный объект для срывания злости.

– Дамы, успокойтесь, – рявкнул он наконец отнюдь не дружелюбным тоном. – Я должен сосредоточиться на внутреннем видении…

– Наглый сопляк! Мальчишка! Какое у вас может быть внутреннее видение? – заверещала Зоя и вдруг совершенно против собственной воли подавилась словами.

Такое было невозможно даже предположить, но Зоя готова была поклясться, что кто-то наложил на ее рот краткосрочные чары молчания. На лице Зои застыло выражение изумленного раздражения, как у дамы, поднявшейся на табурет, чтобы пошарить на шкафу и продемонстрировать нерадивой невестке, сколько там пыли, и неожиданно обнаружившей, что шкаф совершенно чист. Это состояние было Зое хорошо знакомо, а вот привычки лишать ее дара слова у окружающих до сего дня не проявлялось, поэтому ситуация казалась еще более отвратительной.

Одновременно с Зоей замолчали и Анна с Жанной, и даже вышедший вместе со своей подругой утомленный бурной ночью Персиваль.

Неужели этот ничего из себя не представляющий мальчишка Гарольд на самом деле владеет тайными знаниями? Или в атмосфере Арконы у него проснулись дремавшие прежде таланты? Пока не было никаких оснований подозревать в нем чародея, даже начинающего, а не то что опытного. Но почему же тогда так трудно выдавить из себя хотя бы слово? Вот что значит хорошее магическое окружение – знания так и впитываются, даже неучами!

– С Маргаритой все в порядке, – сказал наконец Гарольд. – Я вижу ее на зеленой лужайке у моря. Она сидит под деревом и разговаривает с котом.

– С котом?! – выкрикнула Зоя, к которой внезапно вернулась речь. – Маргарита что, тоже завела себе котика? Это просто поветрие какое-то.

И покосилась на Жанну, которая под взглядом подруги неожиданно покраснела. Неожиданно, потому что для ведьм такое состояние в целом нехарактерно.

А Зою, вынужденно промолчавшую несколько минут, теперь так и распирало желание говорить.

– Эй, господа сановники! Вы слышали, с Маргаритой все в порядке! – закричала она княжеским сподвижникам, перегнувшись через перила галереи. – Говорят, она в данный момент сидит где-то на лужайке под деревом с котом. По крайней мере этот молодой хлыщ так утверждает.

51
{"b":"12195","o":1}