ЛитМир - Электронная Библиотека

– Экстрасекс нам всем нужен, девочки, а не экстрасенс! – бросила Женя и подумала про себя: у Горынской-то, поди, с экстрасексом все в порядке, как и с экстра-классом, вот у нее всякие способности и открываются! Но таких принцев, как Лунин, на всех не хватает, и наши паранормальные способности без любви и ласки засыхают на корню…

Но вслух говорить об этом тактичная Женя себе никогда не позволяла.

ГЛАВА 35

Весь масштаб неприятностей, связанных с исчезновением Маргариты, не смогли реально оценить даже три ведьмы, обладающие незаурядным житейским опытом.

Но постепенно им стало очевидно, что Горынской в Арконе нет, возвращаться она, похоже, не собирается, и вся ее брошенная на произвол судьбы свита из дорогих гостей мгновенно превратилась в нежелательных иностранцев. Гостеприимный Вышата пока не выкинул их из своего дома, тем более что с Зоей у боярина установилась большая дружба. Но положение самого боярина день ото дня делалось все более шатким…

Ведьмы занервничали. Голоса, требующие их изгнания, звучали все громче, а как им «изгоняться» из этого всеми забытого мира, московские ведьмы не знали. Сюда их втянула сила кольца Бальдра, но кольцо исчезло вместе с Маргаритой – и что теперь прикажете делать, чтобы найти дорогу домой?

– Девочки, не переживайте, фея-крестная скоро начнет волноваться из-за того, что мы долго не возвращаемся, найдет нас и заберет отсюда, – уговаривала подруг Жанна.

– Хорошенькое дело! – возмущалась Зоя. – Твоя крестная страдает склерозом и может не вспомнить про нас до морковкина заговенья… А тут, похоже, назревает бунт… Мне не нравится пребывать в чужом городе, где на улицах идут баррикадные бои!

– По-моему, это даже не бунт, а самая настоящая революция, – вмешалась Анна. – Как раз тот самый случай, когда низы не хотят жить по-старому, а верхи не могут править по-новому…

– Меня просто бесит твоя манера вспоминать какую-нибудь самую избитую и расхожую цитату и выдавать ее за высшую мудрость, – фыркнула Жанна.

– Между прочим, это сказал Ленин, – обиделась Анна, хорошо помнившая «Краткий курс истории партии».

– Ну и что? Мало ли, кто что сказал? Болтунов на свете много, – огрызнулась аполитичная Жанна, хорошо помнившая непосредственно революцию 1917 года и в силу этого обстоятельства не испытывавшая особо теплых чувств к вождю мирового пролетариата. – И это еще не повод для развязывания кровопролитной гражданской войны. Ты только выгляни в окно – вон та группа с топорами и рогатинами мне, откровенно говоря, совсем не нравится, как и зарево пожара на соседней улице… Говорят, там два боярских двора разграбили и подожгли. Сдается мне, теперь товарищи повстанцы князя свергать побежали. Классика жанра: «Бежит матрос, бежит солдат, стреляют на ходу…» Хорошо, что здесь еще не изобрели порох, но они и с луками справляются чертовски умело.

– Да уж! Если фея-крестная будет и дальше благодушно дремать в своем маленьком домике, она успеет как раз на наши похороны, – меланхолично бросила Зоя.

Спасение пришло с неожиданной стороны. Гарольд, который проник в Аркону одновременно с Маргаритой, как оказалось, запомнил заклинание, отворяющее врата между мирами, и взялся вывести трех ведьм обратно в Камелот.

– Способный мальчик! – заметила Анна.

– Даже слишком способный, – многозначительно бросила Жанна, но развивать свою мысль не стала – ей надо было заниматься решением более насущных вопросов, к примеру судьбы сэра Персиваля.

Она настаивала на необходимости эвакуации Персика из Арконы, поскольку, по собственным словам, приняла на себя ответственность за его судьбу.

– Он без меня пропадет. Я не хочу, чтобы мальчик попал в дурные руки, – объясняла она подругам.

– В дурные? – саркастически переспрашивали Зоя и Анна. – То есть, по-твоему, это означает – в любые другие, кроме твоих?

– Да, именно. – Жанна не желала спорить. – К тому же я его сюда притащила, я и обязана вывести.

Практичная Зоя больше тревожилась по другому поводу – как им выбраться за городские ворота и достичь вожделенного портала между мирами. Ведь ворота с началом народных волнений оказались запертыми!

– Вот как вы думаете, для чего им нужна эта стена вокруг города? – приставала она ко всем.

– Ну наверное, для защиты от внешних врагов. В древности так было принято, – отвечали ее приятельницы.

– Ага, очень предусмотрительно! Приедут откуда-нибудь внешние враги, посмотрят – ба! Да вокруг города стена! И ворота закрыты… Подумают, что никого нет дома, и уедут восвояси! И никому даже в голову не придет сделать таран и лестницы из деревьев, в изобилии произрастающих в ближнем лесочке, и попытаться взять город приступом, что тоже, в общем-то, в традициях древности… Нет, девочки, стена служит прежде всего для того, чтобы никто не мог из города выйти! И нам остается ждать, когда нас тут перережут.

– Но мы можем покинуть Аркону по воздуху! – предложила Анна.

– А Персик?! – закричала Жанна.

– А Гарольд?! – одновременно вскинулась Зоя. – Ведь только он может открыть врата в Камелот! Мы что, потащим на себе двух здоровых парней? Я не выдержу такой тяжести!

– Сделайте из них котяток. С Персиком такой опыт уже был, – напомнила Анна.

– Нет, передвигаться по воздуху не менее опасно, чем по земле, – возразила Жанна. – В городе полно озверелых лучников, которые ради разнообразия перестанут стрелять друг в друга и с удовольствием снимут воздушные цели в нашем лице. Давайте думать, что делать. Безвыходных положений, как известно, не бывает.

Выбраться из охваченного пламенем восстания города и вправду было непросто, но выход, как предсказала Жанна, нашелся. Боярин Вышата провел своих гостей за стены крепости тайным подземным ходом. В благодарность Зоя решила эвакуировать из революционной Арконы и Вышату тоже.

Почему это другим можно принимать на себя ответственность за чью-то судьбу, а ей нельзя? Правда, тут еще и Вышату пришлось уговаривать.

– Поверь, друг мой, в таких обстоятельствах выигрывали те, кто не делал трагедии из разлуки с родиной. Мы в своем мире это уже проходили. Эмигранты выжили, а многие из тех, кто рискнул остаться в революционной стране, окончили жизнь у расстрельной стенки. Не бойся, Вышонок, мы найдем тебе какое-нибудь интересное дело в иных мирах, скучать не придется. А если уж заболеешь ностальгией, вернешься домой, когда здесь все успокоится.

Гарольд проводил пеструю компанию к дольмену, чтобы открыть им врата, но сам вознамерился остаться в Арконе.

– А ты разве не с нами? – удивилась Жанна.

– Я подожду леди Маргариту здесь.

– Долго ждать придется. С чего ты взял, что она вернется? – в один голос заговорили три дамы. – Не делай глупостей.

– Это не глупости. Я знаю, что она вернется. И скоро.

– Послушай, а кто ты вообще такой? – поинтересовалась вдруг Жанна, снова вернувшись к смутным подозрениям. – Что-то не похож ты на простого странствующего рыцаря, парниша. То ты заклинания неизвестно откуда знаешь, то у тебя дар ясновидения открывается. Ты сам-то не из чародеев будешь?

– Нас это совершенно не касается, – одернула ее Анна. – Это у вас на телевидении принято задавать нелицеприятные вопросы, а в обыденной жизни – нет. Если ты этого пока не знаешь, запомни!

Жанну буквально передернуло: она болезненно воспринимала любую критику собственных телевизионных акций, хотя в других вопросах была терпимой к чужому мнению.

– Будь добра, объясни мне, что ты имела в виду, – сказала она подруге ледяным тоном.

Если кто-то из ведьм начинал предложение со слов «будь добра», да еще сказанных таким тоном, это можно было приравнять к вызову на дуэль. Из-за слов, сказанных не к месту и не тем тоном, могло случиться невесть что…

Быть доброй Анна вовсе не желала. Напротив, она поджала губы в тонкую ниточку и сама словно бы заледенела, обратившись в айсберг. Но это был не просто холодный и ко всему безучастный ледяной айсберг, а айсберг, встревоженный за свое будущее в предчувствии глобального потепления.

67
{"b":"12195","o":1}