ЛитМир - Электронная Библиотека

Реми воздел руки и произнес несколько древних заклинаний…

ГЛАВА 40

Раздался треск ломающегося дерева, и пол в центре комнаты провалился. Это было страшно, и объяснить то, что происходит, не мог ни один человек. Разве что Реми. Но он молчал.

Провал становился все темнее, шире и глубже, в него затягивало какие-то мелкие вещи: подсвечники, предметы обстановки. Деревянную скамью сдуло с места и словно невесомую щепку неведомой силой кинуло в провал. Берестяные грамоты, лежавшие на столе Маргоши, поднялись в воздух и клином ушли в темноту жуткой ямы.

Маргарита заглянула в провал (это было опасно, ее так и тянул вниз сильный ветер, и она еле смогла устоять на ногах)…

Яма, похоже, уже достигла подвала и пошла вглубь, разрывая недра земли. Маргарита кинула в дыру бутылку с водой, та улетела куда-то в бесконечность, даже звука удара не было слышно. Но тем не менее возникло чувство, что где-то там, очень далеко и глубоко, бушует пламя. Адское пламя, почему-то подумала Маргоша и тут же ужаснулась: обычный фразеологический оборот как никогда соответствовал истине.

В лица присутствующих дохнуло жаром. Запахло дымом и серой. Похоже, огонь поднимался из бездны все выше прямо по образовавшейся шахте.

– Последний раз советую отдать мне кольцо, – сказал Реми, которого проблема принадлежности кольца Бальдра всегда болезненно интересовала. – В противном случае тебе, ведьма, придется растопить его в пламени преисподней вместе со своей рукой и всем остальным, к чему эта рука прикрепляется. Ты проиграла! Ты что, не понимаешь этого?

– Понимаю. Кое-кто умеет хорошо объяснять.

Реми начинал всерьез сердиться. Проигравшие должны быть одинокими и убитыми горем, а у Маргариты, стоявшей в окружении друзей, был такой вид, словно она удачно подшутила над кем-то.

На самом деле внезапное улучшение в настроении Маргариты было вызвано неожиданным предложением Гарольда.

– Ему нужно только твое кольцо, – прошептал он. – Отдай его временно мне, тогда кольцо не потеряет силу. Я постараюсь восстановить выход и сбежать с кольцом, он вынужден будет меня преследовать, а ты и твои друзья тем временем спасетесь. Когда все будет позади, я верну тебе твою драгоценность. Ну же! Решайся!

Что ж, похоже, это был выход!

Маргарита сделала шаг к Гарольду, одновременно срывая с пальца кольцо, и остановилась. Что-то не понравилось ей в тоне рыцаря. Улыбка была вроде бы дружелюбной, но в голосе парня звучало какое-то отчаяние, слишком настойчивым он был, слишком алчным.

И все же какая-то необъяснимая сила заставила ее протянуть перстень Гарольду…

А нимфа тем временем бормотала странные слова:

Тучки, по небу гуляйте и водичку собирайте.

Волны, по морю гуляйте и водичку собирайте.

Речки, по полям скачите и водичку берегите…

– Заговаривается, – поставила диагноз валькирия.

– Да нет же, я всегда так говорю, – отвергла Кика навет подруги. – Я вообще знаток фольклорных традиций.

Кое-кто смотрел на нимфу как на помешанную. Самое время заниматься фольклором, знаете ли!

А из пролома в полу уже вырывались языки пламени, сливавшиеся в фигуру, отдаленно напоминавшую человеческую.

Чудовище, выбравшееся из бездны, огляделось и указало кривым пальцем с длинным когтем на Маргариту:

– По чью душу меня звали? Это она пойдет со мной?

Маргарита осела на пол и прижалась спиной к стене, отчаянно пытаясь не сойти с ума.

– Приветствую тебя, демон Аштарот! – отозвался Реми. – Ты правильно угадал свою жертву. Она твоя, можешь ее забрать.

Аштарот протянул к Маргарите огромную огненную лапу, от которой тянуло серой и горьким дымом. Гарольд, успевший надвинуть кольцо Бальдра на свой палец, теперь стоял недвижно, словно окаменев. И даже не делал никаких попыток спасти бывшую хозяйку кольца. Зато беорит нанес несколько ударов мечом по протянутой лапе демона. Увы, меч проходил сквозь огненную плоть, не причиняя никакого вреда.

– Водичка, водичка, струись, с огнем помаленьку борись! – промурлыкала Кика, находившаяся в странной экзальтации.

И тут же потоки воды, непонятно откуда взявшиеся, хлынули в огненную бездну. То, что походило на обычную детскую песенку, оказалось старинным языческим заклинанием, призывающим силу воды. А вода, как известно, всегда побеждает огонь.

Раздалось страшное шипение, и клубы дыма и огня, вырывавшиеся из бездны, сменились клубами влажного пара, поднимавшимися к потолку.

Аштарот из огненного демона превратился в некое подобие обугленной головешки.

– Что вы наделали? – взвыл он. – Мне теперь ни за что не разжечь эту топку! А ведь я и моя семья жили в ней много веков! Как нам теперь наладить хозяйство?

– Вот так и теряют свой авторитет в наших глазах те, в кого мы привыкли верить, – подмигнула Валька мессиру Реми. – Какая роскошная акция по разоблачению суеверий! Любой атеист обзавидуется! – И, повернувшись к Аштароту, небрежно добавила: – Надеюсь, теперь вы не будете просить нас опуститься на колени, ваша рогатость? Вам пора знать свое место и помнить: мы все изменились и больше не допустим повторения Древней Напасти. Да, голубчик Аштарот, сдаешь ты, братец. Силы у тебя уже не те, так что сиди лучше тихо и не высовывайся. И давай-ка без пиротехнических эффектов! Налаживай разоренное хозяйство.

Далеко не все присутствующие чувствовали такой кураж. Но Аштарот буквально взбесился от унижения. Он повел глазами по лицам оторопевших людей, жавшихся к стенам вокруг гигантского парящего провала. Взгляд его остановился на горбоносом лице черного мага.

– Это ты во всем виноват, Николя Реми! Что ты мне обещал? Простое дело, в результате которого я унесу в преисподнюю какую-то глупую девку! А в результате я понес страшный урон! Тебе это дорого обойдется, чертов колдун! Ты уже слишком стар и ни на что не пригоден! Пожалуй, заберу-ка я лучше тебя! Отработаешь в пекле весь вред, который причинил по собственной глупости! А ведьма меня подождет. Думаю, адская бездна раскроется перед ней еще не раз!

Почерневшая парящая лапа схватила Реми и утащила его в провал, который тут же стал затягиваться. Вскоре на месте огромной страшной дыры, ведущей в преисподнюю, оказались лишь переломанные и обгоревшие половицы да лужи не успевшей пролиться вниз воды.

– Это вам не хухры-мухры! – гордо похвалилась кикимора, подтверждая славу знатока фольклора.

– Признаться, я не помню, как выглядят хухры, но это точно не они, – согласилась валькирия.

– Маргоша! Все кончено! Мы победили! – радостно закричала Кика.

– Ура, проклятого мессира удалось отправить в ад, где ему самое место! – вторила ей Валька. – На столь полную и безоговорочную победу было трудно даже рассчитывать! Маргарита! Где ты?

Маргариты не было. Не было и Гарольда. И это казалось тем более странным, что и дверей в помещении по-прежнему не было: колдовство исчезнувшего Реми продолжало действовать.

Куда же делась Маргарита со своим рыцарем?

В какой-то момент Маргарита поняла, что больше не может терпеть весь этот ужас. Она прижала кулаки к вискам и закрыла глаза, чтобы ничего не видеть. В таком положении сознание и оставило ее – вероятно, Маргарита угорела, как это случается на пожарах.

Очнулась она от запаха свежей травы, который казался особенно резким после душной, пропахшей дымом, пеплом и ядовитыми испарениями комнаты.

Оказалось, она лежит на какой-то лужайке, на опушке леса, похожего не на приморские, побитые ветрами перелески Арконы и не на подмосковные, подпорченные кучами мусора рощицы, а на ухоженные камелотские дубравы.

Рядом сидел Гарольд, любовавшийся кольцом на своем пальце.

– Ну что, пришла в себя, курица мокрая? – поинтересовался он без всякой почтительности, свойственной рыцарям в минуты общения с дамами. – Не век же тебя на себе таскать! Поднимайся, пойдем!

77
{"b":"12195","o":1}